Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Новая роль Лукашенко в плохом спектакле

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

Александр Лукашенко никогда не играл ролей ни в кино, ни в театре как, например, бывший президент США Рональд Рейган. Но тем не менее как только в Беларуси возникает кризис, появляются угрозы для жизни и здоровья людей или резко снижается уровень жизни, Лукашенко тут же преображается и является на политическую сцену в главной роли.

Причем он настолько заигрывается, что умудряется в одном и том же спектакле сыграть в самом начале одну роль, а через несколько минут — противоположную. Вот, например, его монолог на встрече с Натальей Кочановой по поводу смерти витебского актера Виктора Дашкевича:

«Мы подозреваем, что в Витебске этот актер умер, и у него также был к пневмонии и прочему еще и этот вирус. Ну, мы же просили (ему завтра 80 лет будет)... Чего ты ходишь по этой улице, а тем более работаешь?»

Итак перед нами прокурор, который задает риторический вопрос покойнику: Чего ты ходишь по этой улице, а тем более работаешь? И тем самым обвиняет актера в том, что причиной его смерти стало собственное пренебрежение некими мерами профилактики — типа нарушил карантин, не усидел дома.

В этом же монологе, через несколько минут, Лукашенко предстает защитником всех пожилых людей, советуя им совершать совершенно противоположное тому, в чем обвинял покойника:

«Запирать в этих тухлых квартирах — это не метод. Мы убиваем людей в этих квартирах… Нас всегда учили, вы же помните: если ОРВИ, грипп и прочее, надо на улицу выходить, дышать свежим воздухом, проветривать помещение».

Ясно, что умерший актер не может указать главе государства на противоречия в его нравоучениях живым и мертвым, но возразить Лукашенко могли бы представители интеллигенции, напомнив, что роли в спектаклях и фильмах бывают и для людей пожилого возраста, аж до 100 лет, и играть их лучше актеру соответствующего возраста.

В этом же обличительном монологе перед Кочановой всезнающий президент обвинил врачей в пренебрежении к мерам собственной безопасности при работе с вирусоносителями:

«Вот в Витебске, знаю, врачи первого уровня — те, кто от кого-то заразился. Там больше десятка. Они, конечно, не проблемные. Но мы ведь отвлекаемся на их лечение. Эти врачи должны лечить пациентов, а мы их лечим. Они, слава богу, крепкие люди. Но это негоже, когда врач пренебрегает элементарными мерами».

Вот тут Лукашенко мог быть убедительным, если бы поехал в Витебск, пришел в больницу, прошелся в защитном костюме по больничным палатам, поговорил с пациентами и врачами… А так сидит в Минске, разглагольствует о недотепах-врачах, а в Витебск посылает министра Караника да Кочанову.

Как к обосранной корове подойти и возмутится, так он тут как тут; как в Орше устроить разнос за грязное помещение, так он и там поспел. Ну еще с клюшкой на льду вместе с журналисткой над вирусами поиздеваться может. А в Витебск пусть слуги едут вирусы разгонять.

В общем, и спектакль плохой, и актер так себе.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».