Тотальный контроль за ценами чреват товарным дефицитом

Власти пошли на потребительском рынке по самому простому пути, который может привести к негативным результатам.

На этой неделе в Беларусь вернулся тотальный контроль за ценами. Пока он установлен на три месяца, но может быть продлен. Эксперты видят в этой новации больше минусов, чем плюсов, и сигнализируют о возможных негативных последствиях.

 

Вместо тонкой настройки — жесткий контроль

Последние пять лет Беларусь постепенно двигалась от административно-командной к рыночной экономике, в том числе это было видно на потребительском рынке. Нацбанк, используя не административные, а монетарные инструменты, стал пять лет назад двигать инфляцию вниз.

Режим монетарного таргетирования позволил снизить инфляцию с двух- до однозначных величин. Суть этого режима свелась к тому, что благодаря управлению денежным предложением экономические власти исключили искусственное раздувание внутреннего спроса и тем самым свели инфляцию до исторического минимума.

В 2017 году рост потребительских цен оказался минимальным (4,6%) за всю суверенную историю страны, и ценовая стабильность сохранилась до 2019 года включительно. Более того, в начале 2020 года для обеспечения этой стабильности Нацбанк планировал перейти к еще более прогрессивному монетарному инструменту — режиму таргетирования инфляции.

Если монетарное таргетирование позволило регулятору сбить инфляцию за счет ограничения денежного предложения, то режим таргетирования инфляции предполагает, что власти достигают цель по инфляции путем управления инфляционными ожиданиями (за счет регулярных коммуникаций с обществом).

Кстати, в феврале, отвечая на вопросы БелаПАН на пресс-брифинге, глава Нацбанка Павел Каллаур выражал надежду, что перейти на режим таргетирования инфляции удастся с 2021 года. «Лично моя позиция, что тянуть с принятием этого решения не нужно», — отмечал Каллаур.

Однако на этой неделе события стали развиваться в совершенно ином, нерыночном ключе. Чтобы управлять инфляцией, власти решили использовать не тонкие инструменты монетарной политики, а метод жесткого административного и тотального контроля за потребительским рынком.

Правительство с 1 апреля на три месяца (до 30 июня) потребовало от производителей и продавцом товаров обеспечить ежемесячный рост цен не более чем на 0,5%. Несоблюдение этого параметром будет считаться «грубым нарушением правил торговли».

Кроме этого, в постановлении Совмина сказано, что нарушение законодательства о ценообразовании «влечет административную, уголовную и иную ответственность».

Министерство антимонопольного регулирования и торговли уже начало кампанию по тотальному мониторингу (контролю) за ценами в стране.

«С целью мониторинга и оперативного реагирования на значительное повышение цен и тарифов на товары и услуги» МАРТ с 1 апреля запустил телефонную линию для граждан. Позвонив по телефону, можно сообщить о значительном росте цен, указав наименование и адрес торгового объекта.

В общем, методы управления инфляцией в Беларуси радикально изменились. Вот только изменения эти чреваты негативными последствиями, особенно если административный контроль за ценами затянется.

 

Наступит ли товарный дефицит?

Введение тотального контроля за ценами — попытка властей административными методами сдержать возникший в марте рост цен, считает научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук.

«Предсказать, какой в результате будет инфляция в этом году, довольно сложно. Непонятно, как долго будет сохраняться ценовое регулирование. Если говорить о рыночных факторах, то рост курса доллара в этом году может ускорить инфляцию, а снижение внутреннего спроса (в связи со снижением покупательной способности белорусских зарплат) может инфляцию тормозить», — говорит Крук.

Что касается эффекта от ценового регулирования, то результат будет сильно зависеть от вида продукции и услуг, считает академический директор BEROC Катерина Борнукова.

«Например, в стоимости массажа, если арендная ставка не привязана к доллару или евро, валютная составляющая минимальная или даже отсутствует. Однако если мы говорим о непродовольственных товарах, то многие либо импортные, либо производятся из зарубежного сырья и комплектующих», — говорит Борнукова.

Соответственно, в условиях жесткого ценового регулирования есть вероятность, что с поставками таких товаров, стоимость которых зависит от валютного курса, могут возникнуть проблемы, считает экономист.

По мнению экспертов, дефицит таких товаров может возникнуть в том случае, если на фоне тотального ценового контроля возникнет очередной скачок валютного курса.

«Если будет скачок валютного курса и бизнес не сможет скорректировать стоимость товара, то с доступностью некоторых товаров (например, автокомплектующие), которые не имеют более дешевых аналогов, могут возникнуть вопросы», — предполагает Крук.

Помимо товарного дефицита эксперты видят и другие возможные последствия ценового контроля.

«В нашей стране такой контроль вводится не первый раз, и обходить его отечественные производители научились. Например, будут выпускать молоко другой жирности, и поскольку это будет считаться новым товаром, то на него и цену поставят иную», — полагает Борнукова.

В целом, считают эксперты, введение ценового регулирования — административный шаг, который сейчас неуместен.

«Такие меры можно было распространить на монополистов, а не на весь бизнес. Что сейчас получилось? Мало того, что бизнес пострадал из-за кризиса, так сейчас он еще будет мучаться из-за введенного ценового регулирования. В ситуации, когда компании выживают, их нужно поддерживать, а государство вместо этого, установив тотальный контроль за ценами, еще больше осложнило работу реального сектора экономики», — резюмировал Крук.