Будущее Беларуси в «Восточном партнерстве»: четыре сценария

Европейские перспективы Беларуси по-прежнему будут во многом зависеть от российского фактора.

Принятый еще в середине марта документ Европейского союза о целях политики «Восточного партнерства» (ВП) после 2020 года остался фактически без внимания. Что не удивительно. Мир занят борьбой с коронавирусом, в Беларуси общественное мнение отвлекается от этой проблемы разве что на оппозиционные праймериз и гадания о сюжете президентских выборов в целом на фоне смутной эпидемиологической и удручающей политической обстановки.

Фото DW

 

Между тем публикация новой стратегии ЕС в отношении стран ВП совпала с презентацией аналитического доклада о возможных сценариях развития отношений между ЕС и странами ВП до 2030 года, подготовленного Немецким фондом Маршалла и журналом «Вышеград инсайт».

Публичные презентации доклада в Минске и Киеве, а затем в Праге и Варшаве пришлось сделать виртуально вновь-таки из-за пандемии. Тем не менее, эксперты по странам ВП были активны в своих дискуссиях, затрагивая и сценарии развития отношений между ЕС и Беларусью.

 

Четыре сценария для Минска

Доклад обозначил четыре сценария для всего ВП и отдельных государств — участников инициативы. Помимо фактора развития самого ЕС до 2030 года, не менее важно было спрогнозировать развитие внешней и внутренней политики России — соседа, партнера либо противника стран ВП.

Первый сценарий — «Прагматическая интеграция» — оговаривает динамику отношений ЕС и стран ВП при сохранении условного статус-кво. Для Беларуси такой сценарий означал бы, по мнению авторов доклада, большее сближение с ЕС в энергетической и экономической сферах, государственные служащие чаще выезжали бы в европейские страны набираться опыта. Вместе с тем сотрудничество в области безопасности и военной сфере оставалось бы на довольно низком уровне.

Второй сценарий — «Усиление российской гегемонии» — описывает совершенно другой путь. Авторы доклада видят возможность такого сценария, если усилится роль России на энергетическом рынке, что позволило бы Москве укрепить свое экономическое и военное положение в регионе.

В этой ситуации Беларусь стала бы одним из самых уязвимых государств ВП, учитывая энергетическую, экономическую и политическую зависимость от России. Согласно этому сценарию, Минск был бы вынужден еще больше подчиниться Москве в ее желании заполучить стратегические предприятия Беларуси. При этом не хватало бы поддержки со стороны ЕС и внутренней поддержки из-за слабости белорусского гражданского общества.

Третий сценарий — «Поворот ЕС к России» — возможен, по мнению авторов доклада, при отдалении главного партнера ЕС — США. Это может быть вызвано, в первую очередь, переориентацией фокуса американской национальной безопасности на защиту от угроз, исходящих со стороны Китая. В таком случае ЕС вынужден был бы искать альтернативных стратегических партнеров на континенте и, обретя такого партнера в лице России, пожертвовал бы взамен своими отношениями со странами ВП.

В этом случае Беларуси пришлось бы перестроить свою экономическую модель на рыночную без экономической поддержки России и ЕС, поскольку единственным рычагом осталась бы роль транспортного, а также газо- и нефтепроводного транзита на фоне продолжающейся нестабильности в Украине.

Четвертый сценарий — «Гражданская эмансипация» — моделирует, пожалуй, самый положительный ход событий для государств ВП. Авторы доклада подчеркивают, что такой сценарий возможен при ослаблении России и отсутствии видимой возможности интегрироваться в ЕС для стран — участниц ВП. Представители гражданского общества шести государств находят силы для трансформации своих политических систем изнутри, что сопровождается появлением совершенно новых лидеров.

Беларусь, однако, с ее наиболее низким протестным потенциалом, проходит этот сценарий по несколько другой схеме. Главную роль в социально-экономических изменениях сыграют молодые технократы, которые впоследствии сформируют высшие и средние эшелоны власти.

 

Брюссель вряд ли серьезно поможет

Доклад также представляет тенденции развития в различных сферах как для всего ВП, так и для отдельных государств, объединенных этой инициативой.

В сфере энергетики и политики Беларусь остается в зависимости от России, а белорусский президент Александр Лукашенко, учитывая предстоящие выборы в этом году, продолжит консолидацию своей власти.

Сфера безопасности Беларуси омрачена непрекращающимся давлением со стороны России, настаивающей на более глубокой интеграции в рамках Союзного государства. Это происходит на фоне экономической и политической зависимости от восточной соседки, которая может еще сильнее вмешаться во внутренние дела Беларуси в случае значительных изменений в ее властных кругах.

Доклад также называет Беларусь наиболее уязвимой среди стран ВП с экономической точки зрения по причине сильной зависимости от дешевых энергоносителей из России, хотя подчеркивает высокое развитие технологий в стране. Тем не менее, именно через энергетику видится возможным нарастание сотрудничества между ЕС и Беларусью, особенно в связи с необходимостью контролировать безопасность белорусской атомной электростанции.

Демографические риски для Беларуси такие же, как и для других стран — участниц ВП. Обеднение провинции, старение населения и эмиграция в более богатые страны — главные опасности.

Для информационной сферы Беларуси самым значительным риском доклад называет распространение прокремлевской пропаганды в условиях узкого медиарынка, а также цензуры и проблем со свободой слова в стране.

Как видно из доклада, европейские эксперты отчетливо осознают значительную зависимость Беларуси от России. Дальнейшая динамика отношений между Минском и Москвой будет во многом определять и отношения между Беларусью и ЕС. Роль России также остается решающим фактором, определяющим направление дальнейшего сближения или отдаления ЕС и государств ВП.

В целом, по мнению авторов доклада, Беларусь ожидает нелегкое будущее, к которому стоило бы подготовиться. Теперь, когда Европа пытается справиться с последствиями все еще не стихающей пандемии опасного вируса, все более вероятным становится приостановление внешнеполитических инициатив ЕС до момента его экономического восстановления.

В этих условиях Беларусь вряд ли может рассчитывать на серьезную поддержку со стороны Брюсселя перед лицом внутри- и внешнеполитических вызовов.

 

Какие сценарии наиболее вероятны?

Нельзя не согласиться с авторами доклада по поводу значительной зависимости Беларуси от России не только в политической, экономической и энергической, но также и в информационной сфере.

Под влиянием изменений на энергетическом рынке, вызванных пандемией коронавируса и резким снижением курса российского рубля, Россия в ближайшее время будет испытывать экономические трудности. Что, однако, вряд ли помешает принять конституционные поправки и сохранить власть в руках Владимира Путина.

В связи с этим вероятность сценария прагматической интеграции довольна велика, поскольку статус-кво сохранится.

Вместе с тем США сейчас входят в опаснейший период распространения коронавируса, на повестке дня стоит будущее американской экономики. Если президент США Дональд Трамп примет решение еще больше изолироваться от своих европейских партнеров стратегически и экономически ради спасения экономики своей страны, Кремль может оказаться в выигрыше, несмотря на собственные экономические трудности.

В этом случае весьма вероятным становится поворот ЕС к России. Что, несомненно, сильно ударит по белорусской экономике и может привести к двум противоположным сценариям внутреннего развития страны: еще большему усилению авторитарных тенденций либо стихийным протестам и даже смене власти.

И здесь ребром встает вопрос, которым белорусы задаются уже не одно десятилетие: кто из представителей политической элиты смог бы вывести страну из экономического кризиса и грамотно трансформировать экономику?

 


Вероника Лапутько, аналитик центра EAST (Варшава)