Как пандемия сказалась на шопинге белорусов

Потребительские предпочтения резко изменились, сигнализируют банкиры.

Официальные статданные о ситуации на потребительском рынке за первый квартал только поступили, а банковские сотрудники уже умудрились детально проанализировать реакцию населения на пандемию. Сделать это, как оказалось, можно, заглянув в безналичные кошельки белорусов.

Фото pixabay.com

 

Ажиотаж на фоне пандемии

Официальная статистика говорит о том, что розничный товарооборот в первом квартале вырос на 7,9% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

При этом если в январе розничный товарооборот составил 3,9 млрд рублей, в феврале — столько же, то в марте — уже 4,66 млрд рублей (плюс почти 20%). С чем связан такой всплеск?

Продажи продовольственных товаров в марте по сравнению с февралем выросли на 13,6%, а непродовольственных — на 25,3%. Столь существенный рост продаж непродовольственных товаров вполне объясним: население, столкнувшись с ростом курса доллара, бросилось в магазины и автосалоны за покупками импортных товаров по старым ценам.

Однако рост потребительской активности в первом квартале, очевидно, носит временный характер.

Опросы населения показывают, что в марте (на фоне значительного роста курса доллара) население стало чувствовать себя беднее. В ходе опроса населения, проведенного Satio, 45% респондентов в марте заявили о снижении своих доходов, а 47% указали, что ожидают их снижения в ближайший месяц.

Как будут меняться в таких условиях предпочтения населения? Что будут покупать, какими услугами станут пользоваться, а от чего отказываться граждане нашей страны?

 

В кино не ходим, на Aliexpess не заказываем и… ездим на такси

Новые тенденции на потребительском рынке первыми смогли увидеть банковские работники. Дело в том, что львиная доля розничного товарооборота осуществляется в безналичной форме. Поэтому банки, имея доступ к информации о расчетах своих клиентов, в том числе физических лиц, могут в режиме онлайн видеть, как меняется потребительская активность населения.

К анализу таких больших данных (big data) уже приступил «Белгазпромбанк». Сейчас ломается традиционная модель потребительского поведения, и данные о том, как меняются расходы физических лиц, весьма кстати.

Поскольку ниже речь идет о клиентах крупного банка, высока вероятность, что выявленные тенденции характерны для населения в целом.

Оказалось, что в период пандемии совершенно невостребованными оказались услуги отелей, баров, дискотек и ночных клубов. Как свидетельствуют данные «Белгазпромбанка», количество операций по бронированию отелей, по заказу билетов в ночные клубы в последние месяцы резко сократилось.

В феврале и марте клиенты «Белгазпромбанка» на треть (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) уменьшили свои операции по заказу товаров на Aliexpress. Также резко сократились операции физлиц по покупке товаров в duty free (на 29,2%), билетов в кинотеатры (на 30,6%), билетов на железнодорожные поезда (на 34,9%), на самолеты (на 51%).

При этом в марте увеличились расходы на покупку электроники — на 23,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Очевидно, люди в данном случае пытались скупить импортные товары по старым ценам.

Также в марте резко увеличились операции в аптеках (на 37,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года), по доставке еды (на 29,4%).

Показательно, что в первом квартале существенно вырос спрос со стороны населения на услуги такси. Как отмечает «Белгазпромбанк», в целом за первый квартал 2020 года количество операций на человека в сфере услуг такси увеличилось на 31% по сравнению с аналогичным периодом 2019 года, но особенно велик рост спроса на такси в марте—апреле у людей в возрастных категориях 60-70 и 70-80 лет.

В последние недели пожилые люди, как свидетельствует статистика банка, стали пользоваться такси в полтора-два раза чаще, чем в прошлом году.

 

Белорусы перестанут ходить в торговые центры?

Белорусские экономисты ожидают, что после всплеска в первом квартале темпы роста розничного товарооборота будут замедляться. В ближайшие месяцы ажиотажный спрос, если и будет, то коснется только продовольствия.

«Если ситуация с пандемией будет оставаться напряженной, и население станет предпочитать самоизоляцию, то может сформироваться повышенных спрос на продовольствие», — предполагает научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Мария Акулова.

Что касается непродовольственных товаров, то при сохранении текущей эпидемиологической ситуации и сложностей на рынке труда, они не будут пользоваться особым спросом.

«Уже по итогам апреля, вероятно, мы увидим снижение спроса населения на непродовольственные товары. Валютный курс вырос, импортные товары подорожали, поэтому стоять в очереди за ними больше нет особого смысла», — отметила в комментарии для БелаПАН академический директор BEROC Катерина Борнукова.

Кроме этого, предполагают эксперты, спрос на товары длительного пользования сократится в том числе и в связи с ситуацией на рынке труда.

«На рынке труда и в экономике высока неопределенность, люди не понимают, как ситуация будет развиваться дальше, и поэтому предпочтут собирать деньги в кубышку, а не тратить их на товары, без которых можно обойтись», — считает Акулова.

По ее мнению, если ситуация будет оставаться напряженной, то продукты питания станут главной статьей расходов в семейных бюджетах.

Согласно прогнозу экономистов, возможны два сценария развития событий на потребительском рынке.

Первый предполагает, что эпидемиологическая ситуация в стране и в мире в ближайшие два месяца начнет улучшаться, и в этом случае летом потребительский спрос на непродовольственные товары постепенно начнет восстанавливаться.

«Второй сценарий — если пандемия затянется — приведет к тому, что восстановление потребительской активности начнется не скоро и будет медленным», — предполагает Борнукова.

Независимые эксперты ожидают, что нынешний кризис может стать толчком для развития новых форм торговли и сервисов. Бизнес будет предлагать товары и услуги онлайн, а люди сократят частоту посещений торговых центров, предполагают экономисты.