Михаил Пастухов. ДЕ-ЮРЕ. Судебно-правовая реформа: миф или реальность?

Михаил ПАСТУХОВ

Михаил ПАСТУХОВ

Доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист Республики Беларусь, судья Конституционного суда Республики Беларусь первого состава (апрель 1994 — января 1997 гг.). Эксперт по вопросам судоустройства, судопроизводства, конституционного и европейского права. Один из разработчиков Концепции судебно-правовой реформы, проекта Конституции 1994 г., закона «О Конституционном суде Республики Беларусь» 1994 г.

23 апреля 1992 г. была принята Концепция судебно-правовой реформы в Республике Беларусь. Чем не повод для разговора о наших судах?

 

Хотели как лучше…

Перенесемся в 90-е годы. Тогда тоже была инфляция, разруха, дефицит. Многие говорили: «Все пропало…». Правда, вместо «шефа» тогда были парламент (Верховный Совет 12-го созыва) и правительство (Совет министров).

На обломках советской империи надо было строить новое государство, в том числе новую систему судов и правоохранительных органов. В тогдашнем Верховном Совете председателем постоянной комиссии по законодательству был бывший следователь УВД Могилевского облисполкома Дмитрий Булахов. Красивый (его называли белорусским Аленом Делоном), умный, энергичный.

Примечание. В последствие Булахов стал одним из «толкачей» Александра Лукашенко на должность президента. Именно ему приписывают инициативу снижения возрастного ценза для замещения должности президента. В команде Лукашенко он играл одну из ведущих ролей, однако руководящей должности не получил. Более того, после победы оказался в немилости (в силу ряда причин). Позднее стал оппонентом Лукашенко, однако потом пошел на службу в аппарат СНГ. В апреле 2006 г. был назначен помощником президента — полномочным представителем в Национальном собрании Республики Беларусь. В ночь с 7 на 8 сентября 2006 г. в возрасте 46 лет Булахов скоропостижно скончался (как сказали врачи, от сердечного приступа).

Для разработки Концепции судебно-правовой реформы Булахов сформулировал группу юристов. Волею судьбы в ней оказался и я, 33-летний кандидат юридических наук, в то время — старший преподаватель Высших курсов КГБ. Другими участниками группы стали: доктор юридических наук, профессор Изабелла Ивановна Мартинович, кандидат юридических наук, доцент, полковник милиции Сергей Васильевич Борико, кандидат юридических наук, работник Прокуратуры Виктор Сергеевич Каменков.

Мы в короткие сроки подготовили проект Концепции судебно-правовой реформы. Несколько раз обсуждали его с участием Булахова. Дальше он согласовывал проект Концепции с другими комиссиями Верховного Совета и сумел довести его до логического конца — принятия Верховным Советом Республики Беларусь.

В постановлении Верховного Совета от 23 апреля 1992 г. № 1611-XII проведение судебно-правовой реформы объявлялось «…необходимым условием и важнейшей предпосылкой построения в Республике Беларусь правового государства». Органам государственной власти предлагалось считать осуществление этой реформы «…одним из важнейших направлений деятельности».

По инициативе Булахова члены рабочей группы были представлены к получению почетного звания «Заслуженный юрист Республики Беларусь» и после ряда проволочек его получили, как и сам Булахов.

 

Что намечалось сделать?

Главной целью реформы было создание самостоятельной и независимой судебной системы. Вместо прежней трехзвенной системы общих судов (районный суд — областной — Верховный суд) предусматривалась четырехзвенная. Так, первичным звеном должен был стать участковый (мировой) суд, которому предполагалось передать рассмотрение относительно простых дел.

Основным звеном новой системы должен был стать межрайонный (окружной) суд. С этой целью территория страны должна была разделена на судебные округа с примерно равной численностью проживающего населения. Это позволило бы вывести суды из подчинения местных властей (с одной стороны) и обеспечить примерно одинаковую нагрузку судей и их специализацию (с другой стороны).

Областные суды в перспективе должны были стать апелляционными инстанциями, назначение которых состояло в проверке законности приговоров (решений), не вступивших в законную силу. Верховный суд выступал высшей судебной инстанцией, который мог проверять законность вступивших в силу постановлений, а также направлять деятельность судов путем принятия руководящих разъяснений по материалам судебной практики.

Разработчики Концепции высказались за введение суда с участием присяжных заседателей по ряду категорий уголовных дел (основное его условие — несогласие лица с предъявленным обвинением).

Вопрос о формировании судов остался без указаний. Предполагалось, что он будет урегулирован на уровне Конституции и специального закона о судах.

Следует отметить, что предметом судебно-правовой реформы были также вопросы, связанные с деятельностью органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры, адвокатуры, Министерства юстиции, а также вопросы, касающиеся совершенствования законодательства в соответствующей сфере.

Временных сроков реализации Концепции не определялось. В постановлении Верховного Совета лишь поручалось комиссиям по законодательству и по вопросам национальной безопасности, обороны и борьбы с преступностью «…взять под контроль подготовку пакета законодательных актов о судебно-правовой реформе и осуществление иных практических мер по ее реализации».

Такая регламентация контрольного механизма реформы привела к тому, что достижение ее целей откладывалось на неопределенное время и ставилось в зависимость от подготовки новых законодательных актов.

Между тем, по понятным причинам руководители судов и правоохранительных органов не были заинтересованы в изменении привычной системы. Это создавало почву для пассивного игнорирования положений Концепции.

Следует учитывать, что в тот период началась работа над проектом Конституции. Депутаты Верховного Совета 12-го созыва, в том числе Дмитрий Булахов, активно включились в процесс моделирования новых структур власти, в том числе учреждения должности президента. На волне политических страстей ряд положений Концепции судебно-правовой реформы были просто забыты.

Так, в главе 5 Конституции новая система судов, предложенная в Концепции, не нашла закрепления. Новый орган власти — Конституционный суд — из-за неоднозначной оценки его юридической природы был отнесен к органам государственного контроля и надзора.

Референдум 1996 года стал поворотным моментом в новейшей истории Беларуси. По его итогам была принята новая редакция Конституции. В соответствии с ней правом назначать на должности всех судей (кроме шести судей Конституционного суда) был наделен президент Республики Беларусь.

В итоге о судебно-правовой реформе забыли и стали жить со старой системой судов. Посредством президентских актов она стала жестко централизованной, подчиненной председателю Верховного суда. Эту должность с 3 января 1997 г. бессменно занимает Валентин Сукало, несмотря на свой почтенный возраст.

 

Предлагается новая Концепция

Нынешние суды практически полностью утратили свою самостоятельность и независимость. Основной причиной такого положения дел является то, что судьи назначаются на должность президентом, а их деятельность контролируется службами, созданными при главе государства. По сути, судьи превратились в чиновников, одетых в черные мантии.

Органы внутренних дел, предварительного следствия, прокуратуры, государственной безопасности, иных силовых структур также служат главе государства, выполняя его указания и принося права человека в жертву пресловутым показателям.

По прошествии времени я остался верен своим взглядам относительно реформирования наших судов и правоохранительных органов. Более того, я подготовил новую редакцию Концепции судебно-правовой реформы, адаптировав ее к новым условиям, учитывающую зарубежный опыт и международные стандарты (с ее текстом читатели могут ознакомиться в приложении к статье. — Авт.).

Радикальным средством обновления судов станет их избрание. Судьи высших судов должны избираться парламентом, а судьи нижестоящих судов — местными представительными органами.

Основой новой судебной системы станут межрайонные (окружные) суды, созданные в судебных округах. Это позволит унифицировать суды по численности и нагрузке и вывести их из подчинения местных органов власти. При необходимости в округах могут вводиться должности участковых (мировых) судей.

В Беларуси планируется учредить суд с участием присяжных заседателей. Это может стать дополнительной гарантий прав обвиняемых, если они не признают себя виновными в совершении преступлений.

По моему мнению, суд, а не прокурор, должен решать вопрос о выдаче санкции на заключение под стражу лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступления, а также о продлении срока такого содержания.

В результате судебной реформы у нас будут другие суды и судьи. Профессия судьи станет одной из уважаемых среди юристов. И не только в связи с высоким профессионализмом, но и из-за принципиальности, смелости и справедливости носителей судебной власти.

Реальное наполнение получит судейское самоуправление. Постоянно действующим органом самоуправления будет Республиканский (Всебелорусский) совет судей.

Повысится статус Конституционного суда как органа контроля за конституционностью действующих в стране правовых актов. У него будет ряд новых  полномочий, в том числе право рассматривать жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод.

В Концепции предлагается реформировать органы милиции, предварительного следствия, спецслужбы, прокуратуру, адвокатуру, нотариат, службу судебных экспертиз, Министерство юстиции, систему исполнения уголовных наказаний.

В качестве позитивной новости является то, что положения новой редакции Концепции, а также дополняющего ее законопроекта о судоустройстве были одобрены высшим органом Белорусской социал-демократической партии (Грамада). Позднее Концепция и проект закона были изданы в виде отдельной брошюры.

В декабре 2019 г. я вступил в ряды БСДП и буду заниматься претворением в жизнь Программы партии, в том числе положений Концепции. Со мной и за мной — целая партия. При переменах в стране она будет представлена в новом парламенте, в правительстве, других органах власти. Я сам буду продвигаться для того, чтобы в максимальной степени осуществить намеченные реформы.

В этой связи я обращаюсь к читателям с предложением активнее включаться в процесс обновления нашей обветшавшей политико-правовой системы. Нам нужна помощь каждого желающего внести вклад в строительство новой Беларуси.

Позднее я предложу ряд статей, посвященных анализу нынешних правоохранительных органов и их реформированию. А пока ознакомьтесь с текстом Концепции судебно-правовой реформы в Республике Беларусь.

 

 

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».