Пандемия COVID-19 может поставить на паузу процесс сближения Беларуси и ЕС

В нынешних условиях можно будет считать успехом хотя бы сохранение на пару лет уже достигнутых рубежей.

Долгожданное облегчение визового режима для белорусов по иронии судьбы наступает тогда, когда европейские границы оказались на замке. 9 апреля Александр Лукашенко подписал законы о ратификации соглашений с Евросоюзом об упрощении выдачи виз и о реадмиссии лиц, попавших из нашей страны на территорию ЕС без разрешения.

Тем самым белорусская сторона завершила все требовавшиеся от нее формальные процедуры после длившихся аж пять лет переговоров.

Правда, для вступления документов в силу следует еще дождаться их ратификации Европейским парламентом и окончательного утверждения Советом ЕС. К тому же действовать соглашения начнут лишь в первый день второго месяца после обмена соответствующими уведомлениями.

Спешить, впрочем, некуда: в условиях торжественного марша по континенту коронавируса европейские границы закрыты. Зато потом можно будет оценить достигнутые блага в полной мере.

 

Объявляется перерыв

В последнее время взаимодействие между Минском и Брюсселем заметно интенсифицировалось, достаточно успешно шли диалоги в области торговли и таможни, охраны окружающей среды. В финансовой сфере активно развивалось сотрудничество с Европейским инвестиционным банком и Европейским банком реконструкции и развития.

Тем не менее, новый серьезный повод для радости на европейском направлении представится, судя по всему, не скоро.

Прежде всего, не просматривается перспектив в развитии договорной базы. Так и не подписанное пока соглашение о приоритетах партнерства, определявшее основные направления взаимодействия между Беларусью и ЕС с целью открытия дополнительных возможностей для финансирования совместных проектов, было ориентировано на 2017–2020 годы, то есть безнадежно устарело.

Подготовка новой версии займет немало времени, к тому же заметных изменений в позиции Литвы, которая фактически блокировала процесс из-за ситуации вокруг Островецкой АЭС, пока не наблюдается.

Между тем эти приоритеты рассматривались Брюсселем в качестве необходимого шага на пути к базовому Соглашению о партнерстве и сотрудничестве (СПС), к заключению которого давно стремится официальный Минск. Маловероятно, что ЕС откажется от этого промежуточного этапа, чтобы обойти несговорчивую Литву. Тем более что при заключении СПС ее согласие все равно будет необходимо.

Можно, конечно, осуждать Вильнюс за неуступчивость, но при этом следовало бы вспомнить его призывы и предостережения, зазвучавшие сразу же, как только было объявлено о выборе площадки для белорусской атомной станции в 50 километрах от литовской столицы.

В итоге же нет уверенности, что плюсы от строительства АЭС непременно перевесят минусы, учитывая, что задача сбыта выработанной там электроэнергии еще, похоже, не решена.

 

Откат тоже не исключен

Еще более затрудняет продолжение нормализации двусторонних отношений глобальная ситуация, складывающаяся вследствие пандемии коронавируса. В Европе ожидается серьезный экономический спад, более глубокий, чем в остальном мире. Например, Международный валютный фонд прогнозирует, что в зоне евро ВВП снизится в нынешнем году на 7,5%.

Глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен заявила, что для преодоления последствий пандемии Европе нужен новый план Маршалла. По ее словам, для восстановления экономики и создания новых рабочих мест потребуются крупные государственные и частные инвестиции. В этих целях министры финансов Евросоюза согласовали пакет мер на 540 млрд евро. А Совет ЕС на 2020 год выделил еще 3,1 трлн евро. Но при этом части инвестиций, возможно, не получат даже государства ЕС, не входящие в еврозону.

И как-то слабо верится, что в экстремальных условиях у Брюсселя будет сильно болеть голова о нашей стране. Это, разумеется, не означает, что она напрочь выпадет из его поля зрения. Какие-то средства, вроде продекларированной помощи в 60 млн евро на борьбу с COVID-19, выделяться будут. Однако далеко не те объемы, на которые рассчитывают белорусские власти, особенно на фоне грядущего собственного кризиса.

Между тем взаимодействие с объединенной Европой интересует их исключительно из меркантильных соображений.

Помимо экономических проблем, препятствия сближению будут создавать иные разногласия, например, сохраняющиеся противоречия по вопросу смертной казни. Конфликт во время февральского визита в Минск делегации Европарламента (сорвалась встреча ее представителей с депутатами Национального собрания Беларуси) наглядно продемонстрировал, что эта структура ЕС по-прежнему относится к белорусскому парламенту достаточно сдержанно.

Наконец, несмотря на все нынешние ссоры внутри «союзного государства», у Европы вряд ли есть абсолютная уверенность, что рано или поздно Беларусь не лишится суверенитета.

Все это не позволяет рассчитывать на значительный прогресс в обозримом будущем. Более того, при определенных обстоятельствах не исключен откат к положению почти десятилетней давности (особенно если грядущая президентская кампания вызовет репрессии против оппонентов Лукашенко).

Поэтому, наверное, можно будет считать успехом хотя бы сохранение на пару лет уже достигнутых рубежей.