Игорь Драко. СТРАСТИ. Люди, зачем нам такая убогая власть?

Игорь ДРАКО

Игорь ДРАКО

Родился в Фергане (Узбекистан), в школу ходил в Ивье (Гродненская область), окончил Санкт-Петербургский университет (Россия). Гражданин Республики Беларусь, которому почему-то не дают эфир на БТ. Любит читать, слушать, смотреть, писать и говорить, но не верит, что в споре рождается истина, поэтому предпочитает беседу.

Лет десять-двенадцать назад читал сборник эссе испанского писателя и журналиста Артуро Переса-Реверте под общим названием «С намерением оскорбить».

В аннотации к книге было сказано, что автор говорит о любимых книгах, повседневных битвах и ужасе войны, о трусости одних, героизме других и одиночестве всех нас. Об идиотизме политиков и мудрости шлюх, о памяти культуры и бессмысленности современной моды.

Название сборника вполне отражает как его содержание, так и тон рассказчика. Перес-Реверте действительно многих оскорбляет, не скупясь на слова. Местами он хлещет и «простого испанца», но больше всего достается «сильным и популярным мира сего».

Рекомендовал книгу знакомой, по прочтении она сказала мне: «Злая книга какая-то. А сам Реверте ангел, что ли?»

Я, разумеется, не знаю, что за человек этот синьор, и в некоторых эссе он мне тоже казался излишне жестким, но зацепила меня как раз его открытость — признание в намерение оскорбить. Тонкости (они же мерзости) испанской политики и социального регулирования мне известны в ничтожно малом объеме (автор мог и обмануть меня в чем-то), однако первыми книгу прочли испанские читатели, и повесить им на уши откровенную лапшу он никак не мог. Определенно, ему было кого и за что оскорблять.

А сегодняшняя ситуация «коронакризиса» в Беларуси разве не подталкивает жителей страны к подобной искренности?

Все мы просматриваем ленты соцсетей, делаем там посты или оставляем комментарии. В этих лентах нет этого самого «намерения оскорбить» белорусские власти? Есть. И не только намерение. Не имеет значения, как мы это делаем: карикатурой или текстом; можно даже ничего не писать, а просто поставить «лайк» под постом или ссылкой, где власти предстают либо глупцами, либо мерзавцами.

Так, перебирая слова, которыми можно было бы в цензурных рамках осуществить свое намерение оскорбить власть, я остановился на слове «убогая». Эстетическая, так сказать, реакция на странность поведения и риторики тех, кто нами руководит.

Убогая в моем понимании и применительно к данному случаю — это не способная к выполнению нужной обществу работы и одновременна вызывающая отвращение.

Разве не убожество сначала показывать, как легко вирус убивается ударом клюшки, а потом писать заявки в международные организации с просьбой оказать помощь в борьбе с эпидемией?

Разве не убожество расслабленно заявлять, что наша медицина великолепно… Да что там великолепно — лучше всех в мире подготовлена к отражению напасти, а потом скрывать информацию, что маски-респираторы, защитные щитки и костюмы врачам доставляют волонтеры, и еще запрещать врачам публично этих волонтеров благодарить?

Разве не убожество кричать: «Нет-нет, учебный процесс не может быть нарушен, дети должны ходить в школу!», а потом просить родителей писать писульки на имя классного руководителя, чтобы дети оставались дома, и все-таки продлевать каникулы?

Разве не убожество объяснять отказ от введения по всей стране необходимых противоэпидемиологических мер заботой об экономике, а потом вещать о падении деловой активности в стране ввиду самоизоляции граждан?

Разве не убожество намекать, что в разных странах под предлогом коронавируса правительства «обнуляют» свои проблемы, а потом самим просить в долг 900 млн долларов у МВФ и по триста миллионов у Всемирного и Европейского банков на преодоление последствий пандемии?

Разве не убожество рекламировать субботник 25 апреля, если заранее известно, что выйдет на него ничтожное число бюджетников, чтобы можно было сделать фото для отчета, и потом с потолка взять цифру для суммы, якобы заработанной на субботнике и перечисленной куда-то там в бюджет?

Разве не убожество посылать в эфир сообщения от Министерства антимонопольного регулирования о недопустимости повышения цен, а потом удивляться, что народ удивляется, что цены в магазинах удивительным образом выросли?

Разве не убожество, в конце концов, не преуспеть ни в оперативном реагировании на эпидемию, ни в сфере экономических решений, ни во внешнеполитическом пиаре, ни в укреплении доверия между властью и обществом?

Я умышленно начал статью с рассказа о книге испанского писателя, чтобы не плодить прекраснодушные мечты, что где-то есть власть, в которую прямо-таки влюблен народ. Вот испанцы даже в более спокойные и благополучные времена имеют стойкое намерение оскорблять власть и, как свидетельствует Перес-Реверте, часто не сдерживают себя в осуществлении этого намерения.

Власть где-то и когда-то хуже, где-то и когда-то лучше, но мы не историей заняты и не социологическими сравнениями, мы оцениваем нашу, белорусскую, власть в нынешних коронакризисных условиях.

Совершенно не важно, так ли страшен черт-вирус, как его малюют, он гораздо страшнее, почти дьявол, или он всего лишь шаловливый бесенок. Даже если вирус вместе с экономическим кризисом есть заговор масонов, глобальных финансистов, фармакологического лобби, экологов, трампистов или антипрампистов, вездесущих агентов Путина или китайских коммунистов — он никак не оправдывает убожества власти.

Дело же не в единственно правильном решении (и как его принять, когда сталкиваешься с ситуацией впервые), дело в том, чтобы люди, граждане государства, в массе своей так или иначе одобрили действия власти.

Понятно, что белорусской власти, по большому счету, плевать на наше одобрение. 30 августа она, скорее всего, вновь назначит себе в лидеры 66-летнего хоккеиста. Ну, послушайте, а на что другое она, убогая, еще способна? Тут впору даже посочувствовать: что же она делать будет, когда хоккеист со льда в землю сойдет. Хотя народ, опять-таки по большому счету, не добрая мамка, ко всепрощению не склонен и в память об убожестве скупой слезы благодарности (ведь было и что-то хорошее) не уронит.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».