После нефтяной победы Лукашенко хочет дожать Россию и по газу

Это особенно важно сейчас, когда экономика уже стала проседать от коронакризиса…

Белорусский президент, видимо, чувствует себя на коне. В апреле стало ясно, что он настоял на своем в безнадежном, казалось бы, нефтяном споре с Москвой (та согласилась поставлять нефть де-факто без премии). Теперь Александр Лукашенко хочет дожать российскую сторону и в газовом вопросе. Но в нем сам черт ногу сломит.

Фото pixabay.com

«Вчера я получил информацию, что Россия продает природный газ в Европе в это непростое время до 70 долларов: 65–68, но никак не 127 долларов, как для Беларуси», — отметил Лукашенко, принимая 14 мая с докладом премьер-министра Сергея Румаса.

 

Нынешние начальники рейхстаг не штурмовали

При этом белорусский официальный лидер пытается подвести под цену идеологическую базу в духе его излюбленного тезиса «вместе в окопах гнили».

«Это ж не дело, я уже не говорю про год 75-летия [Победы в Великой Отечественной войне], что Германии продают природный газ до 70 долларов, как у меня информация (там по-разному было), но никак не 127 долларов, как для Беларуси».

Германию в этом контексте Лукашенко упоминает не впервые. Намек понятен. Но, с одной стороны, немцы давно покаялись за нацизм, с другой — нынешние белорусские начальники не штурмовали рейхстаг. Так что отсылка к реалиям давно отгремевшей войны в вопросе цены на газ (типа: поскольку наше дело правое и враг был разбит, то мы могли бы и на скидку претендовать) выглядит, мягко говоря, некорректно.

Румас после общения с президентом аккуратно уточнил, что по спотовым поставкам тысяча кубометров газа стоит ныне 80 долларов.

«Я считаю, что у нас большие шансы договориться о справедливой цене по газу для Беларуси на 2020 год. Надеюсь, наши аргументы будут услышаны российской стороной», — заявил премьер. По его словам, переговоры с «Газпромом» запланированы на май, белорусскую сторону будет представлять посол в России Владимир Семашко.

 

В газовом вопросе черт ногу сломит

Въедливость Семашко в родных для него нефтегазовых вопросах в Москве хорошо знают. Но возьмет ли он твердыню? В конце апреля министр энергетики РФ Александр Новак заявил, что пересмотра цены поставок газа в Беларусь на 2020 год не предполагается: мол, все бумаги уже подписаны, и в них черным по белому — 127 долларов.

К слову, протокол с главой «Газпрома» Алексеем Миллером подписывал тот же Семашко. Между прочим, в декабре «Газпром», по свидетельству Лукашенко, хотел выставить ценник и покруче — 152 доллара. С этой точки зрения и так удалось выцарапать скидку.

Вместе с тем, с нынешнего года перестала действовать схема так называемой перетаможки 6 млн тонн российской нефти, которая в 2018–2019 годах приносила сотни миллионов долларов в белорусский бюджет. И это считалось компенсацией за дороговатый газ. Так что де-факто он для Беларуси подорожал по сравнению с 2019-м, когда формально стоил столько же.

Чувствуете, насколько все запутали союзники в газовом вопросе (и не только в нем), договариваясь не на рыночных принципах, а по понятиям.

 

Формула Ямала: было хорошо, стало плохо

Доводы про 75-летие Победы вряд ли побудят Кремль дать скидку на газ. Наоборот, как бы напоминание об этой дате не оказалось солью на раны Путину. Парадом 9 мая в Минске Лукашенко, по мнению многих обозревателей, больно задел самолюбие хозяина Кремля, который ранее был вынужден отменить аналогичное действо.

Но вот падение мировых цен на нефть, с которыми коррелируют газовые, — это аргумент посерьезнее.

Надо думать о диверсификации, потому что с монополистом всегда сложно договариваться.

В Москве, похоже, понимают, что с учетом этого обстоятельства напрочь отметать претензии Минска негоже. Посол России Дмитрий Мезенцев в апреле заявил, что в принципе стороны могут сесть за стол переговоров и «переосмыслить» цену на российский газ. Но и Мезенцев кивает на уже заключенный договор.

В свое время нынешняя формула расчета цены на газ для Беларуси (так называемая формула Ямала, установленная в 2011 году) оказалась для Минска очень выгодной, напомнила в комментарии для Naviny.by белорусский эксперт в вопросах энергоносителей Татьяна Манёнок. По ее словам, «на тот момент это позволило на 40% снизить стоимость российского газа».

Иными словами, когда мировые цены на энергоносители были высокими, то цена по формуле Ямала (в основе — себестоимость добычи газа в Ямало-Ненецком автономном округе РФ) выглядела братской. Сейчас все иначе: ценник представляется Минску грабительским. В частности, по этой формуле много тянет транспортировка.

Да, на спотовых рынках газ сегодня намного дешевле, но проблема в том, что Беларусь не может покупать его там. Наша страна «не находится в рыночной ситуации, она привязана к одному поставщику», поясняет собеседница. Она считает, что «надо думать о диверсификации, потому что с монополистом всегда сложно договариваться».

Вместе с тем, по мнению Манёнок, у Минска есть шансы добиться снижения цены на газ, поскольку нынешняя в условиях падения цен на нефть «выглядит нелогичной». При этом одна из проблем — что новые договоренности «надо как-то формализовать». Действительно, если не формула Ямала, то какая?

 

Единые рынки в рамках ЕАЭС вилами по воде писаны

Эксперт также напоминает, что Минск пытается решить газовый вопрос «на нескольких площадках», в том числе и в евразийском формате.

В этой связи стоит отметить, что белорусское руководство несколько месяцев назад решило навязать партнерам по ЕАЭС амбициозную стратегию интеграции до 2025 года, в которой, судя по всему, хотело бы прописать и гарантии создания к этому времени единых рынков энергоресурсов. Вот на них-то, надеется Минск, воцарятся наконец те самые справедливые цены. И к ним, по убеждению белорусской стороны, надо начинать идти уже сейчас.

До пандемии очередной саммит ЕАЭС планировали провести в Минске в очной форме. Впрочем, и в условиях разгула вируса белорусский руководитель зазывал коллег к себе, но те не разогнались. Мероприятие пройдет 19 мая в формате видеоконференции, который Лукашенко, по его собственному признанию, не воспринимает. Ясное дело, на расстоянии уломать партнеров труднее (хотя по газу армянский премьер Никол Пашинян явно союзник: его страна тоже стонет от выплат «Газпрому»).

Предполагается, что главы государств все-таки утвердят Стратегические направления развития евразийской интеграции до 2025 года. Но, скорее всего, это будет выхолощенный документ. Недавно Румас признался, что «многие действительно амбициозные предложения по развитию ЕАЭС были усилиями отдельных экспертов исключены, даже не дойдя до рассмотрения на высоком уровне».

Очень похоже на то, что постарались здесь российские эксперты. Москве не хочется разбрасываться ресурсами в смутное время.

По прогнозу Манёнок, на майском саммите ЕАЭС вряд ли будут какие-то прорывы, поскольку «партнеры уперлись в какую-то стенку». В частности, тарифы на транзит газа пока определяются на национальном уровне.

Эксперт отмечает: «В России пока не знают, что будет на внутреннем рынке газа, там задумываются о либерализации, идут серьезные дискуссии». Да и в целом в связи с пандемией и ее ударом по экономике у партнеров по ЕАЭС «приоритеты сместились, все страны пытаются бороться с кризисной ситуацией, в которой они оказались».

Так что о перспективе создания к 2025 году единых рынков энергоносителей «очень сложно говорить», заключила собеседница Naviny.by. Она приводит пример: до 1 июля 2019 года планировалось создать в ЕАЭС общий рынок электроэнергии, но «очень так тихо, незаметно отложили формирование этого рынка до 2025 года».

Короче, у белорусской стороны есть основания подозревать, что не будут выдержаны и иные намеченные сроки. Не случайно Лукашенко уже долгое время говорит о евразийской интеграции в разгромном ключе.

 

Зависимость от Москвы остается чересчур сильной

Между тем падение белорусской экономики ускоряется. По предварительным данным, валовой внутренний продукт страны в январе — апреле снизился на 1,3%. И это, скорее всего, только цветочки. По разным прогнозам, падение в этом году может составить от 3% до 18%.

Да и победа в нефтяной войне с Россией — если не пиррова, то и не триумфальная. Во-первых, за время, пока НПЗ были на подсосе, бюджет недополучил сотни миллионов долларов. Во-вторых, при дешевой нефти и нефтепродукты дешевле, что априори уменьшает тот навар, который Беларусь традиционно имела на их экспорте.

Поэтому сбить цену на российский газ, которого Беларусь закупает по 18-20 млрд кубометров в год, для Лукашенко крайне важно. Он говорит, что с введением в строй АЭС закупки газа уменьшатся. Да, но придется выплачивать России с процентами кредит на эту самую АЭС. Так что порочный круг зависимости от Москвы нынешнему белорусскому руководителю, похоже, не суждено разорвать.

Чтобы этот круг разорвать, нужно принципиально перестраивать и экономику, и политику. А на такие подвиги идущий на шестой срок президент Беларуси явно не способен.