От винта! Лукашенко не нужны на выборах уличные смутьяны

Из президентской кампании выброшен блогер Тихановский, зарубают инициативные группы сторонников Статкевича…

Центризбирком начал отсев желающих — во всяком случае формально — посоперничать с Александром Лукашенко на выборах. 15 мая отказано в регистрации инициативной группы видеоблогера Сергея Тихановского, а также ряда инициативных групп так называемых кандидатов протеста — сторонников оппозиционера Николая Статкевича.

Невооруженным глазом видно, что от возможностей использовать кампанию для своих целей в первую очередь отсекают тех, кто способен замутить уличные протесты.

Встреча сторонников Николая Статкевича у входа в Центризбирком. 14 мая 2020 года

 

Призрак «тунеядских» протестов

Сам Тихановский отбывает 15-суточный административный арест в Гомеле. Документы на регистрацию группы подавала по доверенности его жена Светлана Тихановская. Отказано на том основании, что на заявлении, мол, нет личной подписи претендента.

Похоже, это тот случай, когда закон что дышло. В социальных сетях тут же вспомнили, что на первых президентских выборах 1994 года Александра Лукашенко зарегистрировали кандидатом при том, что он неправильно указал место работы и пришел без паспорта. Короче, допустили гнилой либерализм.

Ныне же им и не пахнет. Группы восьми «кандидатов протеста» ЦИК бортанул с той мотивацией, что якобы нарушен принцип добровольности при их формировании. Циковцы не поленились обзвонить людей, включенных в группы, и пришли к выводу, что иные ни сном ни духом о том, куда и зачем их включили.

Такая въедливость проверяющих, надо думать, неспроста. Тихановский в последнее время много ездил по стране и устраивал встречи со своими сторонниками. С теми, кто недоволен жизнью при Лукашенко, блогер говорил на их языке, избегая затасканных лозунгов традиционной оппозиции. И вызывал сильный резонанс.

Думаю, властям феномен Тихановского напомнил о стихийных «тунеядских» протестах 2017 года. Ту волну было непросто погасить. А поскольку состав протестующих был необычным, отличным от традиционной «пятой колонны», то Лукашенко тогда долго медлил, прежде чем дал силовикам отмашку на жесткие действия. Теперь наверху очевидно решили не выпускать джинна из бутылки.

Тихановского и его людей стали прессовать с 6 мая, еще до старта президентской кампании. Были арестованы и оштрафованы десятки человек. И самого блогера, как видим, выключили из кампании легким движением руки.

 

Статкевичу связывают руки

Также наверху явно решили не делать подарок известному уличному смутьяну, бывшему политзаключенному Статкевичу. Пока завалили часть кандидатов протеста, но еще не вечер. Не исключено, что завалят всех или почти всех.

Статкевич, убежденный, что выборов нет и играть по сценарию режима глупо, изначально делал ставку на разогрев уличной активности с выходом на массовые протесты. Имея зарегистрированные группы, можно было бы законно устраивать пикеты, а де-факто — митинги с острой, будоражащей народ повесткой. Такую тактику сторонники Статкевича и некоторые другие оппозиционеры обкатали минувшей осенью на выборах в Палату представителей. И этот урок власти учли.

Без инициативных групп возможности Статкевича резко ограничиваются. Надежды еще одного адепта уличной борьбы — христианского демократа Павла Северинца довести этим летом протесты до стадии национальной забастовки и таким образом заставить Лукашенко уйти на сегодня представляются утопичными.

Вдобавок ко всему на стороне властей пока играет коронавирус. Белорусы, и до того не слишком охочие лезть в политику (моя хата с краю), теперь и в буквальном смысле спрятались по домам. И хотя многим надоела тягучая безнадега эпохи Лукашенко, кризис вместе с тем подпитывает патерналистские настроения.

 

Все явственнее перспектива вялого игнора

Бывшие же участники так и не доведенных до конца оппозиционных праймериз и вовсе, кажется, провисли. Уже ясно, что председатель движения «За Свободу» Юрий Губаревич, лидер Объединенной гражданской партии Николай Козлов и христианская демократка Ольга Ковалькова, даже если их группы зарегистрируют, дальше этапа сбора подписей (и то формального) не пойдут.

Они заявили, что формируют минимальные по количеству группы и не собираются отправлять сборщиков на обход квартир. Мол, будем использовать этот этап кампании для работы с населением. Но их пикеты вряд ли окажутся многолюдными и так уж сильно расшевелят массу лозунгом отставки Лукашенко. Потому что не видно реальных инструментов, как этого добиться. 

И возникает вопрос: а что потом, когда избирательный караван (или, как говорят иные, цирк) двинется дальше без них? Присоединяться к Северинцу и Статкевичу? Но с ними, во-первых, контакт не очень. А во-вторых, те сами сейчас, видимо, в непростом раздумье, как если не разбудить народ (выше пояса не прыгнешь), то хотя бы сохранить лицо, подтвердить на фоне этой кампании репутацию нонконформистов и возмутителей спокойствия.

Похоже, оппозиционному мейнстриму (включая Партию БНФ, «Справедливый мир», зеленых etc.) остается в основном наблюдение (разоблачительные материалы которого режим хладнокровно игнорирует) и что-то вроде вялого игнора выборов в духе 2015 года.

 

Цепкало странно пассивен, Бабарико уже попал под раздачу

Достаточно загадочными фигурами остаются пока для обозревателей (не берем в расчет фейсбучных конспирологов, которым сразу все ясно) неожиданно для многих изъявившие желание участвовать в кампании бывший руководитель Парка высоких технологий Валерий Цепкало и экс-глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико.

У Цепкало слишком маленькая инициативная группа — чуть более полутысячи. Даже имея денежный ресурс (а он, похоже, есть), с таким числом штыков собрать в жесткие сроки при разгуле «короны» сто тысяч подписей за выдвижение кандидата — задача, пожалуй, невероятная. Если не использовать некие высокие технологии на грани фантастики.

Но пока Цепкало не использует даже элементарные возможности независимых СМИ и социальных сетей. В отличие от Бабарико, который в последние месяцы давал много интервью, активничает в фейсбуке и, как утверждает, набрал уже семь тысяч сторонников в свою группу.

Пассивность и обтекаемые тезисы Цепкало сгущают подозрения тех, кто видит в нем проект властных политтехнологов. А вот бывшего банкира уже стала мочить государственная пресса. Что, в свою очередь, дает козыри тем энтузиастам, которые готовы поставить на него как свежую и искреннюю фигуру: вот видите, никакая это не марионетка!

Но Бабарико с его бэкграундом (газпромовский банк!) будет трудно отклеить от себя ярлык промосковского кадра. По этой же причине он явно не станет своим для национально акцентированной оппозиции.

 

Аннушка уже разлила масло?

С властным сценарием кампании многое может проясниться уже по итогам регистрации инициативных групп (она проводится в пятидневный срок со дня подачи заявления, прием которых завершается сегодня). Еще четче станет картина по итогам регистрации кандидатов (с 5 по 14 июля).

Бабарико представляется слишком сильной, яркой фигурой для роли спарринг-партнера Лукашенко. Цепкало, при том что пока он странно вял, тоже может оказаться слишком привлекательным персонажем в избирательном бюллетене. Альтернатива в облике образованного модернизатора способна подкупить часть номенклатуры, бизнеса, интеллигенции, даже электората традиционной оппозиции (которая, как видим, оказывается за бортом). Захочет ли власть так рисковать, давая простор чертикам из табакерки?

Пока наиболее проходной фигурой в плане попадания в бюллетень выглядит лидер Либерально-демократической партии и депутат Палаты представителей Олег Гайдукевич. Символично, что его группа зарегистрирована под номером два (под № 1 — догадайтесь с трех раз — да, группа Лукашенко).

А вот дальше возможны варианты. Или наверху решат ограничиться набором спарринг-партнеров, даже слегка не покусывающих режим (не до таких вольностей в суровые времена), или разбавят набор кандидатов кем-то из, скажем так, умеренной оппозиции без репутации карбонариев (здесь на выбор Андрей Дмитриев из объединения «Говори правду», глава Белорусской социал-демократической Грамады Сергей Черечень, экс-депутат Палаты представителей Анна Канопацкая). Это, по сути, матрица кампании 2015 года.

Еще один вариант — зарегистрировать человек шесть, что будет ближе к матрице 2010 года: бедлам, конкуренция политических карликов, растерянность протестного электората… Но та кампания закончилась плохо не только для устроителей Площади, но и для Лукашенко: репрессии сильно и надолго поссорили с Западом.

Короче, Чапай еще думать будет. А может, уже все и обдумал. Рубка инициативных групп повышает вероятность сурового сценария без изысков. Любители попкорна перетопчутся.