Владимир Мацкевич. ЧТО ДЕЛАТЬ. Бойкота не будет, но стратегия остается прежней

Владимир МАЦКЕВИЧ

Владимир МАЦКЕВИЧ

Белорусский философ и методолог, общественно-политический деятель, телеведущий. Основатель и руководитель Агентства гуманитарных технологий. Основатель программы создания современного университета в Беларуси «Летучий университет».

Проведение эффективной избирательной кампании требует огромных средств. Есть ли они у главных оппонентов Лукашенко? И кто может стать реальным «инвестором» в их кампании?

Поражения надо признавать. Бойкота выборов не будет. «Избирательная» кампания из вялой превращается в оживленную. У одного из кандидатов возможен взрывной рост популярности — и это может притянуть интерес и внимание к «выборам».

Но в политике и технологиях ничего не изменилось. Поэтому и стратегия, при которой возможны перемены в стране, тоже не меняется.

Стратегия остается прежней: «шаг Х» — политический кризис — Учредительное собраниеЧетвертая Республика.

Этим первым «шагом Х» мог стать бойкот и срыв выборов, но он становится маловероятным.

Что может быть детонатором политического кризиса вместо бойкота? Первое, что приходит в голову — Плошча, Майдан. Отсюда вопрос: выйдет ли народ на Плошчу за Бабарико? Или за Цепкало? Если им не нарисуют достаточно голосов?

Проголосовать за них могут. Бабарико может привлечь протестный электорат и собрать голоса недовольных. Ермошина будет знать число этих голосов, но объявит другое число.

Выйдет ли этот электорат отстаивать свой выбор?

И это не единственный вопрос. Есть кое-что похуже.

То, что на этих «выборах» появятся кандидаты из истеблишмента, было предсказуемо, я об этом писал еще в январе. Это вытекает из схемы той политтехнологии, которую реализует режим. Мои выводы строятся на аналитике и схемах. И я постоянно проверяю правильность схем и уточняю теорию — это просто необходимо, чтобы понимать происходящее.

Режим действует по схемам, принципам и нормам; людям режима не нужна теория, им достаточно знать нормы и принципы, исполнять поручения и приказы. Проблема в том, что у оппонентов режима тоже нет никакой теории. Они не понимают действий режима, интерпретируют эти действия поверхностно и чаще всего неверно. А без предвидения действий и поступков противника невозможно совершать собственные действия, продумывать их и быть эффективными.

Так давайте же проанализируем поступки и поведение кандидатов, опираясь на схему, по которой действуют настоящие участники процесса.

Являются ли Цепкало и Бабарико настоящими, самостоятельными акторами и деятелями в политическом процессе 2020 года? Про других пять десятков кандидатов ни думать, ни говорить смысла нет.

Один дипломат и топ-менеджер, другой банкир. Про таких людей принято думать как про самостоятельных и самодостаточных людей. Попробуем посмотреть на них именно так.

Первое, что нужно оценить, — это возможность провести эффективную предвыборную кампанию. Рискну предположить, что в нынешних условиях минимум, который нужен на проведение эффективной кампании в Беларуси — это 10 миллионов долларов (хотя для победы и этого недостаточно).

Откуда кандидаты возьмут такие деньги? Цепкало заявил, что продал дом. Правда, я не уверен, что в Минске существуют дома стоимостью в 10 миллионов долларов — и покупатели на них. Так что это фейк для простаков.

Считается, что если Бабарико банкир, то и денег у него — куры не клюют. Но это тоже упрощенное мнение. Бабарико богат по белорусским меркам, но он не олигарх, он тоже всего лишь топ-менеджер в банке, причем уже бывший.

Отсюда вывод: сколько бы ни было личных денег у этих двух кандидатов, им их не хватит на эффективную избирательную кампанию.

Но вот что важно знать про бюджеты кандидатов на любых выборах: только наивные романтики тратят на политические кампании личные сбережения. Политика — это общее дело. Собирать общие деньги на кампанию — это принцип. Взносы и пожертвования в фонд кандидата являются свидетельством нужности этого кандидата влиятельным общественным, политическим силам и экономическим субъектам.

Фонд можно собрать усилиями миллионов пенсионеров и безработных, а можно взносами двух-трех олигархов. В итоге и политика победившего на выборах будет зависеть от того, кто финансировал его кампанию.

Так вот, проданный дом Цепкало и мифы про богатства Бабарико — это вбросы для отвода глаз. Об источниках финансирования этих кандидатов мы ничего не знаем. Может быть, и нет никаких источников и фондов? В таком случае, эти двое ничем не отличаются от любого из 55 других претендентов в кандидаты.

Итак, без денег не бывает победы на выборах — и даже эффективного в них участия. Эти два кандидата вызвали интерес у публики и привлекли к себе повышенное внимание заинтересованных в изменениях в белорусской политике. Поэтому теперь уже «инвесторы» будут искать контактов с этими кандидатами.

Кто заинтересован в том, чтобы Цепкало и Бабарико составили реальную конкуренцию Лукашенко и режиму? Я назову только три реальные заинтересованные силы.

 

Первая реальная сила — гражданское общество Беларуси

Общество могло бы стать инвесторами кампании. 1 миллион граждан могли бы скинуться по 25 рублей — и вот вам те самые 10 миллионов долларов. Но практически это сложно реализовать.

Есть законодательные затруднения. Кроме того, врачи, тунеядцы, ИП-шники, пенсионеры не понесут свои «лепты» банкиру. Да и айтишники не понесут Цепкало.

От общества могли бы сделать взносы другие банкиры и миллионеры из ПВТ. Могли бы. Это можно было бы только приветствовать. Но насколько это реально?

 

Вторая реальная сила — Россия

Россия может попытаться вмешаться в ход предвыборной кампании, хотя бы с целью дестабилизации обстановки. И не важно, пророссийские ли Цепкало и Бабарико! Если они будут зарегистрированы, российские деньги им будут предложены.

Вот это и есть главная опасность.

Для эффективной кампании деньги нужны и банкиру, и топ-менеджеру. Хватит ли у них воли и сил отказаться от этих «даров данайцев»? Ведь расплачиваться за это придется всем нам.

 

Третий заинтересованный деятель — сам нынешний режим

Денег он кандидатам даст не больше, чем предусмотрено бюджетом Ермошиной, но может помочь административным ресурсом. Что это означает, думаю, объяснять не стоит.

Есть еще и воображаемые инвесторы — это Евросоюз и США. Они могли подкинуть копеечку на проекты вроде «праймериз», но никогда не дадут денег на реальную кампанию.

Что же делать в этой новой ситуации? Ничего нового я ответить не могу. В предложенной мной стратегии действий измениться может только первый шаг — всё остальное сохраняет актуальность.

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».