Владимир Мацкевич. ЧТО ДЕЛАТЬ. Я устал, я ухожу

Владимир МАЦКЕВИЧ

Владимир МАЦКЕВИЧ

Белорусский философ и методолог, общественно-политический деятель, телеведущий. Основатель и руководитель Агентства гуманитарных технологий. Основатель программы создания современного университета в Беларуси «Летучий университет».

Я устал, я ухожу. Вы, конечно же, хотели бы услышать эту фразу совсем от другого лица. Но от него ее вы не дождетесь.

Сейчас это вынужден сказать я. Я действительно устал. Устал от троллей, устал от говорения в пустоту, устал от нелогичности возражений, устал от непробиваемости информационной блокады. Устал много от чего.

Я устал — но не передумал! Я по-прежнему считаю свой ответ на сложившуюся ситуацию единственно верным и правильным. Только бойкот!

Но я могу это провозгласить. И провозгласил.

Могу обосновать. И обосновал.

Могу продвигать. И продвигал. Но — не продвигается. А зачем делать то, что не может быть сделано? Я так не умею, не хочу и не буду.

«Я устал» — это подмена целого комплекса причин, по которым «я ухожу». Это просто всем известный мем, и почему бы им не воспользоваться в риторических целях?

Нет, силы меня не покинули. Я мог бы и дальше продолжать продвигать единственно верное решение в данной политической ситуации. Но это было бы уже не играть, а отыгрываться.

Я ведь уже признал свое поражение, заявив: «Бойкота не будет, но стратегия остается прежней».

Признание поражения вовсе не означает, что стратегия неправильная, что бойкот и срыв выборов больше не актуальны.

Наоборот, бойкот становится актуальным всё больше и больше — но невозможным. Общество увлечено «выборами». У общества другие лидеры, другие кумиры, другие стратегии. Их сейчас две — и обе проигрышные.

Стратегия не нужна тем, кто стоит в очередях, чтобы поставить подпись. Но те, кто собирает и ставит эти подписи, нужны тому, кому нужна стратегия. То есть, Виктору Бабарике. Ну, или Сергею Тихановскому. Эти два имени являются символами двух популярных сегодня образов действия.

Мы говорим Бабарико — имеем в виду «переворачивающие выборы».

Мы говорим Тихановский — имеем в виду «Плошчу», массовые протесты до и после 9 августа.

Идеи ясные и понятные многим людям, желающим перемен. Но понятность и ясность идеи никак не свидетельствуют о правильности стратегии.

Да и есть ли у Бабарико или у Тихановского стратегии? Обывателей, активистов, тех, кто стоит в очередях (новейшее изобретение в области форм протеста), наличие стратегии у их лидеров не интересует. Им достаточно просто веры в то, что их лидеры «знают, что делают, ведь они же умные люди».

У меня нет ни такой веры, ни такой надежды. Я вижу и знаю, что никакой стратегии в них нет. Но есть поддержка. Большая или кажущаяся большой.

У меня такой поддержки нет. Поэтому 18 мая я признал свое поражение, а 27 мая опубликовал «мою предвыборную программу».

Эта программа и стратегия остаются. Они актуальны и своевременны. Но у меня, оставшегося без всякой поддержки, нет надежды на реализацию. А раз нет надежды, то надо уходить. Вот я это и делаю. Я устал, я ухожу!

После объявления о признании моего поражения друзья говорили мне, чтобы я не прекращал писать и говорить. Говорили, что моя активность, статьи, интервью, фейсбучный дневник дают им лучик надежды.

Друзья мои! Я должен попросить у вас прощения! Я не могу сеять бесплодные надежды! И не хочу. Проиграл, значит проиграл.

Я не ставил себе цели посылать лучики надежды. У меня другие цели и задачи. Не буду повторяться, о краткосрочных целях сказано в последней программе, а о долгосрочных целях культурной политики тоже известно тем, кому это надо.

Я не хочу испускать лучики добра, надежды или еще чего-то там. Этим есть кому заняться.

Я не стремлюсь кому-то понравиться, привлечь к себе симпатии, лайки и прочее. Никуда не избираюсь и избираться не собираюсь. И я не поп-звезда, с популярности ренты не имею.

Мне нужны не симпатии. Это у меня есть. Лучшие люди страны симпатизируют моим идеям и мне самому. Но это никак не побуждает их действовать.

Мне не нужны ваши симпатии, поэтому я не обязан отвечать вам симпатией.

Никто из умнейших и лучших людей страны не встал со мной рядом для продвижения программы и стратегии. Все выразили мне свое уважение лично, устно или письменно. Многие кроме уважения ко мне даже признали идеи бойкота и Учредительного собрания правильными. Но всё это лично мне, а не публично — то есть бесполезно и бездеятельно.

Друзья мои, я проживу без ваших симпатий, признаний в искреннем уважении и любви. Я ничего не могу сделать без вашей деятельной помощи.

А на это я уже не могу рассчитывать. И когда я вижу кого-то из вас в группах поддержки Бабарико или кого-то еще, я вас не осуждаю. Я вас не понимаю.

Но я ведь ценю в вас самоопределенность, свободное и независимое мнение, критическое мышление. Вы в своем праве. Я просто устал. И от вас, и от вашей бездеятельности, от ваших комплиментов, от всего этого. Устал и ухожу.

Ситуация будет быстро меняться. Человеческие поступки и действия непредсказуемы. Я могу точно предсказывать разворачивание сценариев, анализировать игры. В сценариях бывают Deus ex machina, а в играх бывают «черные лебеди». Этого я предусмотреть не могу.

Поэтому я знаю, чем все закончится, если не будет вот этих «черных лебедей» и «богов из машины». Ну, а если будут, будет новая ситуация. А ситуацию я продолжаю анализировать, буду следить.

Если кто-то думает, что моя публицистика и агитация за бойкот и Учредительное собрание мешает успеху Бабарико или «демонстрациям в очередях», то напрасно. У меня слишком мало сил и горстка сторонников. Мы никому не можем помешать. Но быть Кассандрой в очередной раз совсем не хочется.

Мало ли что может случиться. Может быть и я еще на что-то сгожусь и понадоблюсь.

Я пока в Древней Греции отсижусь, да и с философами ХХ века у меня много дел. До 10 августа буду занят.

А вы знаете, где меня искать, если что.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».