Александр Перепечко. СТРАТЕГИИ. Куда идем мы с Пятачком? Часть вторая

Сохранение России в качестве системного партнера Беларуси является не только недальновидным, но и противоречащим национальным интересам белорусов.

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Александр ПЕРЕПЕЧКО

Окончил аспирантуру Белорусского государственного университета и докторантуру Вашингтонского университета (Сиэтл, США). Кандидат географических наук по специальности «Экономическая и социальная география». Доктор философии по специальности «Экономическая, социальная и политическая география». Участник международных научно-аналитических программ в Беларуси, России, США и Франции. Эксперт по ГИС, статистическим моделям и Восточной Европе. Консультант по геополитике, геостратегии и элитам в проекте www.geostrategy.info.

Куда идем мы с Пятачком? Часть первая

 

Буферные государства — голубая мечта Дяди Сэма?

Что означает попытка перехвата и отсечения диктатора Лукашенко, его семьи и верхушки правящей элиты от остальной элиты, которую предпринял государственный секретарь США Майкл Помпео во время визита в Минск в начале этого года?

С точки зрения стратегии это может означать, что американцы не заинтересованы в том, чтобы имперская Российская Федерация Путина превратила Беларусь и других своих меньших соседей (например, Украину, Грузию, Азербайджан, Казахстан) в государства-клиенты.

Государство-клиент всегда находится под прицелом империи. В любое время оно может быть захвачено под предлогом военной необходимости, экономической интеграции, создания союзного государства, объединения «русского мира» и т.п.

На практике обычно всё это происходит по одному и тому же сценарию: 1) империя вводит свои войска, 2) органы власти государства-клиента распускаются и 3) государство-клиент становится новой провинцией империи.

Повисшее в воздухе подписание 31-й «дорожной карты» в рамках некоей «независимой» интеграция — это своего рода предисловие к этому сценарию. Речь идет о возможном секретном сговоре между Лукашенко и Путиным за спиной белорусов. В случае подписания этой карты через некоторое время все равно будут реализованы стадии 1-3. После этого зачем будет нужен «царю» наглый, упрямый и слишком много знающий клиент-правитель?

Вместо нежизнеспособных государств-клиентов США предпочли бы видеть на западных и южных рубежах Российской Федерации буферные государства, а еще лучше — зону буферных государств. Фактически, это отражает позицию одного из основоположников современной американской дипломатии Генри Киссинджера о желательности финляндизации традиционных сфер влияния России.

Первым в истории прототипом буферного государства часто называют Армению. Эта страна играла критически важную роль для безопасности Рима и Парфии. Сначала Армения какое-то время была кондоминиумом (совместное управление одной и той же территорией) этих двух держав, а в середине I века д.н.э. приобрела статус буферной зоны между ними.

С точки зрения военной стратегии буферное государство хорошо описал Эдвард Люттвак. Оно, по сути, выполняет только одну, но очень важную, военную функцию — служит физической нейтральной зоной, которая разделяет более крупные державы. Это дает возможность избежать конфликта. Правда, лишь до тех пор, пока эти крупные державы сами хотят его избежать.

Буферное государство не является достаточно сильным, чтобы оказать активное сопротивление серьезной военной угрозе. В отличие от государства-клиента, буферное государство обычно не берет на себя ответственность за сдерживание угроз малой интенсивности.

У буферного государства есть очень важное свойство: ни одна из двух держав не может свободно манипулировать правительством буферного государства без того, чтобы не спровоцировать вмешательство соперницы.

Что означает буферное государство для Беларуси и ее правителя?

 

Хочу править буферным государством!

Думаю, что не ошибусь, если скажу, что освобождение от манипуляций (унижений, шантажа, угроз и подрывных действий) Москвы и лично Путина — заветная мечта правителя Беларуси. Вроде бы диктатор не только декларирует свое нежелание оставаться клиентом российского «царя», но даже предпринимает практические шаги в направлении ослабления от геополитической и геостратегической зависимости от Москвы.

В мае 2020 г. произошли успешные пробные закупки нефти у США. Это незначительное для международных отношений событие огласил на своей странице сайта Государственного департамента сам Майкл Помпео.

Лукашенко назначил послами в США и Великобританию двух опытных заместителей министра иностранных дел Беларуси. Обмен послами между США и Беларусью состоится до конца лета после двенадцатилетнего перерыва. По нескольким словам, оброненным правителем во время процедуры назначения послов, можно предположить, что он осознает новую роль англосаксонской политики в белорусских делах.

Далее, заместитель государственного секретаря США Дэвид Хэйл позвонил министру иностранных дел Беларуси Владимиру Макею и выразил беспокойство сообщениями о массовых протестах и задержаниях мирных активистов в Беларуси.

Лукашенко привык игнорировать такого рода звонки высоких европейских чиновников. Рискну предположить, что в случае с сигналом из Вашингтона его реакция была несколько иной.

Клиент-правитель попросту не может игнорировать США, которые предложили «вбросить» свой вес в Беларусь для того, чтобы синеокая смогла стать нейтральным буферным государством между Российской Федерацией и ЕС-НАТО. В противном случае с Беларусью сегодня может повториться то, что когда-то случилось с Арменией: крупные державы договариваются, и зажатая между ними небольшая страна превращается в кондоминиум.

Таким образом, диктатор вроде бы как изрёк: «Хочу!». И Беларусь и США сделали несколько шагов в сторону превращения синеокой из государства-клиента в буферное государство.

 

...но не могу

В то же время трудно себе представить, что правитель захочет и сможет отказаться от своей вечной тактики «Не туда не сюда», служащей пожизненному пребыванию у власти, обогащению, переведению материальных активов за рубеж и, в конечном итоге, передаче богатства наследникам.

Если дешевая российская нефть перестанет поступать в Беларусь, то Лукашенко потеряет свою долю в барышах, получаемых в результате применения различных схем в нефтегазовом бизнесе. Американский Центр стратегических и международных исследований выявил и задокументировал, что российские энергетические компании находятся под личным контролем Путина и его внутреннего круга. А поставки нефти из США, Норвегии, Саудовской Аравии и некоторых других нероссийских источников будут вестись по международным правилам торговли, а не по понятиям Москвы.

В этой связи американцы прекрасно понимают мучения Лукашенко. Как осознают они и то, что диктатор надеется на «компенсацию» за выход из завязанного на Москву криминального нефтегазового бизнеса.

Но предположения — это всего лишь предположения. Хотя, с другой стороны, Realpolitik находится по ту сторону добра и зла, где мораль отсутствует напрочь.

 

Куда идем мы с Пятачком? Спросите у Пятачка

Подведем итоги нашим аналитическим зарисовкам.

Одной из главных целей Путина является увеличение могущества России за счет создания государств-клиентов из числа ее меньших постсоветских соседей и последующей оккупации и аннексии этих государств или их частей.

Беларусь правителя Лукашенко — уязвимое и в то же время исключительно важное в геополитическом и геостратегическом отношениях государство-клиент углеводородной Российской Федерации. Москва переходит от жесткого экономического принуждения к контролю Беларуси с применением мягкой силы и в любой момент может применить жесткую силу.

Возможно, московские стратеги не принимают во внимание одно важное обстоятельство. Не исключено, что в случае силового захвата Беларуси Украина будет незамедлительно принята в НАТО, и американские ракеты и системы ПРО будут в экстренном порядке развернуты, скажем, в Харьковской области.

Ревизионизму и территориальной экспансии Москвы Вашингтон противопоставляет стратегию создания санитарного кордона — буферной зоны — из государств в традиционной сфере влияния России. Предложение американцев удовлетворить потребности Беларуси в нефти на 100% — уникальная возможность уменьшить полную зависимость белорусского государства-клиента от империи, а диктатора Лукашенко — от «царя» Путина.

Вброс американского «тяжеловеса» в синеокую не направлен на изменение существующего в ней политического режима (regime change). По крайней мере, при республиканской администрации американцы намерены работать с Лукашенко и его внутренним кругом.

Появилась возможность изменить геополитику и геостратегию Беларуси в сторону нейтралитета и постепенно превратить Беларусь из государства-клиента России в буфер между Россией и ЕС-НАТО.

В персоналистской политической системе с очень высокой степенью бюрократического централизма («вертикаль») правителю и его внутреннему кругу отводится ключевая роль в инициации этой трансформации. А в случае смены режима Лукашенко в результате внутриполитической борьбы американцы, думается, продолжат работу над этим проектом с новой властью.

Какова вероятность трансформации Беларуси из государства-клиента в буферное государство?

На основании рассмотренного материала, попробуем оценить потенциал такой трансформации (табл. 1) по четырем параметрам: а) стратегический партнер (strategic partner), б) стратегический соперник (strategic rival), в) системный партнер (systemic partner) и г) системный соперник (systemic rival). «Стратегический» означает военную сферу, а «системный» — экономическую и социальную сферы. В таблице для наглядности категория «партнер» имеет синий цвет, а категория «соперник» — красный.

Возможна ли смена стратегического партнера (strategic partner) при трансформации Беларуси из государства-клиента в буферное государство?

Вряд ли.

Разрыв Беларусью военного союза с Россией, с выходом из единой система ПВО как первого шага этого разрыва, наверняка приведет к войне.

Война — это момент истины, который немедленно выявит разрывы между средствами, которые реально есть в распоряжении диктатора Беларуси, и целями, которые он перед собой ставит. Если этими целями останутся личные и семейные интересы — и скорее всего так и будет, то у диктатора, его семьи и верхушки правящей элиты не будет будущего.

Впрочем, как у каждого человека, обладающего властью, у Александра Лукашенко есть выбор. А еще у него есть шанс, играющий огромную роль в судьбах Восточной Европы.

Испытание войной можно выдержать только в том случае, если думать о будущем и планировать это будущее с позиций политической организации, политического организма: белорусской нации, народа Беларуси, белорусского государства. Тогда война становится моментом истины для всей нации, всего народа, всего государств, и появляется надежда — пусть небольшая — выстоять. Если бы во времена нашествий белорусы думали только о кубышках, закопанными за банями или на огородах, то нация давно исчезла бы с лица земли...

Ввиду указанных обстоятельств, в случае трансформации Беларуси из государства-клиента в буферное государство, ее стратегическим партнером (strategic partner) останется Российская Федерация (табл. 1). По крайней мере пока. Вспомним первую часть формулы Люттвака: «Стратегия сильнее политики...».

Возможна ли смена системного партнера (systemic partner) при трансформации Беларуси из государства-клиента в буферное государство?

C системными партнерами и системными соперниками меньших соседей России на ее западных рубежах ситуация сложнее и, похоже, оптимистичнее. Если вопрос смены стратегического партнерства является делом небольшой группы военных, дипломатов, политиков и обслуживающих их экспертов, то проблема смены системного партнера вплетена в экономико-социальную ткань всего общества и касается всех и каждого.

При режиме Януковича Украина фактически была государством-клиентом России. ЕС попыталось сделать Украину своим системным партнером при помощи проекта Восточное партнерство и Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС. Т.е., через политику и торговлю. Тогда это не получилось и вылилось в Майдан и падение режима.

В результате войны, развязанной Россией против Украины, погибло более четырнадцати тысяч украинцев, был аннексирован Крым и оккупированы восточные части Донецкой и Луганской областей. Стратегия оказалась сильнее политики, а политика сильнее торговли.

Таблица 1. Беларусь: от государство-клиента к буферному государству

Источник: выполнено автором. ALEXANDER PEREPECHKO

Сегодня США пригласили в свой проект по созданию буферной зоны вокруг России диктатора Беларуси, его семью и верхушку правящей элиты. Полная замена российской нефти на американскую даст шанс для трансформации Беларуси из государства-клиента Москвы в государство буферной зоны вокруг России и в системного партнера ЕС.

Возместить потерю барышей с переходом от российской нефти к американской правитель Беларуси, в принципе, может за счет расширения продажи оружия. Кроме того, в президентский резервный фонд и Управление делами президента будут как и раньше широким потоком течь отчисления от доходов лотерей и азартных игр, аренды имущества, гостиниц, туризма, от транзита реэкспорта товаров в Россию, от продажи конфискованных товаров. И это не считая отчислений от полулегальных видов коммерческой деятельности.

Материальные активы диктатора будут и дальше храниться за рубежом под присмотром эмиров, баронов и красных банкиров ...а заодно и под недремлющим оком финансовой разведки США.

Этим, пожалуй, и ограничится сдвиг клиента правителя в сторону буферного государства: несколько шажков от системного партнерства с Россией в направлении к системному партнерству с ЕС.

Правда, еще остаются ...белорусы, из которых многие готовы пойти гораздо дальше! Здесь надо иметь в виду вот что.

Использование нефти, одного из самых ценных в мире стратегических ресурсов, для того, чтобы помочь государству-клиенту стать системным партнером ЕС, обычно преследует далеко идущие планы. Смена страны поставщика нефти только на первый взгляд кажется простым изменением географии торговли, достигнутым в результате политических договоренностей. В действительности же всякое существенное изменение в потоках энергоресурсов имеет глобальную перспективу.

Мы имеем дело с геоэкономикой, которая по силе и влиянию сопоставима со стратегией. Фактически, Беларусь становится ареной столкновения геоэкономик России и США. Синеокая превращается в полигон жесткого соперничества между западным бизнесом и экономико-социальным порядком, с одной стороны, и московским бизнесом по понятиям и русским ортодоксальным укладом, с другой стороны.

Т.е., вопрос системного партнера и системного соперника становится экономико-социальной проблемой каждой организации, каждого бизнеса, каждого гражданина.

Для тех в Беларуси, кто стремится к системному партнерству с ЕС, очевидно, что придется пройти через рыночные структурные реформы в экономике и глубокие институциональные преобразования в политической системе. Это молодые, независимые, образованные, высококвалифицированные, энергичные, способные, трудолюбивые, дерзкие. Это те, кто хочет много работать и достойно жить — так, как работают и живут в западных странах. Для них Беларусь — это похищенный Запад.

Чтобы вернуться в Европу, необходимо производить товары и услуги, конкурентоспособные на мировом рынке. Другого пути просто нет.

В этом не заинтересован Лукашенко, вручную управляющий углеводородным государством-рантье и экономикой репрессий. Реформированная конкурентоспособная экономика делает невостребованными диктатора и его бюрократию, аппарат подавления и пропаганду. А многие комсомольские, криминальные, московские и иже с ними бизнесы — продолжение в веках дела КПБ и ЛКСМБ, которые в данный исторический период оперируют под крышей колхозной диктатуры (этакий экзотический «протекционизм»!) — вылетают в трубу или съезжают прочь.

Следует признать, что для немалого числа белорусов ЕС остается системным противником. Для них проще и легче иметь дело с русскими и с Россией, чем с европейцами.

Дело здесь не только в языке. Квалификация и труд крестьян-колхозников, рабочих больших промышленных предприятий советской эры и деклассированных элементов часто не востребованы в развитых странах Европы и Северной Америки. Для этих людей Россия — одна из немногих стран, куда можно уехать на заработки. Этим людям нужен диктатор, выплачивающий прожиточный минимум за неконкурентоспособные товары и услуги, которые они производят. Из них же правитель производит набор в многочисленные репрессивные органы. Эти люди являются референтными социально-классовыми группами диктатора и основной базой его поддержки.

По мнению ряда белорусских и зарубежных аналитиков, и автора в их числе, сохранение России в качестве системного партнера Беларуси является не только недальновидным, но и противоречащим национальным интересам белорусов.

По оценкам МВФ, если до военной агрессии против Украины (2013 г.) российская экономика была восьмой в мире, то в 2019 г. она отодвинулась уже на одиннадцатое место. К ранее оккупированным территориям в Молдове и Грузии добавились аннексированные и оккупированные земли в Украине, что потребовало резкого увеличения субсидий Москвы.

Известный британский специалист в области военных исследований Лоренс Фридман тоже считает, что захваченные Российской Федерацией в постсоветское время новые территории стали тяжелым экономическим бременем для Москвы. По оценке ученого, Россия сегодня является двенадцатой или даже тринадцатой экономикой в мире, а ее ВВП составляет 60% от ВВП Великобритании или Франции, 40% — Германии, около 8% — США.

Если Лукашенко перекроет потоки нефти и газа из России в ЕС, то европейцы будут вынуждены покупать американский сжиженный природный газ. Это усилит влияние США на ЕС и еще больше ослабит российское влияние в Европе и в мире.

Все сказанное автором в той или иной мере актуально в том случае, если существующий в Беларуси диктаторский режим уцелеет. Ну, а если он рухнет...

Это уже будет другая тема, требующая нового исследования.

 

Постскриптум

Структуру статьи навеял приснившийся автору сон... Сижу в стереотеатре «Беларусь» и смотрю через IMAX 3D очки мультфильм из моего детства «Винни-Пух». Играет на всю катушку граммофон, и без конца крутится одна и та же пластинка — дагестанский суперхит «Не туда не сюда». Под эту песню ошалело мечется по огороженному заборчиком мостику Пятачок. Мостик тот красным суконцем устелен, а на нем — любимое корытце Пятачка. Копытца топочут, мостик шатается, и корытце вот-вот в речку свалится. Пятачку готов помочь и знает как это сделать большой, сильный Винни-Пух... Но не совсем ясно, готов ли сам Пятачочок выбираться из ситуации, в которую сам же себя и загнал.

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».