Ослабит ли скандал с «боевиками Вагнера» военное сотрудничество Минска и Москвы

Несмотря на противоречия, и Россия, и Беларусь заинтересованы сохранять высокий уровень сотрудничества в оборонной сфере.

После задержания на территории Беларуси 33 бойцов российской частной военной компании, прибывших к нам с непонятными намерениями (по утверждению белорусских силовиков — для дестабилизации ситуации в стране в предвыборный период), некоторые комментаторы предположили, что сейчас военное сотрудничество Минска и Москвы будет скомкано. А то и дойдет до разрыва союзнических отношений.

Фото vayar.mil.by

Но оппоненты такой точки зрения подчеркивают: привязка Беларуси к России в военной сфере настолько сильна, что даже такой скандал не в состоянии серьезно ослабить этот альянс. Ведь в основе оборонного сотрудничества двух стран лежит не только критическая зависимость Минска от российского углеводородного сырья, но также незаменимость тамошнего рынка сбыта для продукции белорусской промышленности и аграрного сектора.

Интерес же Москвы состоит в сохранении контроля, пусть и косвенного, над важнейшим для нее в геополитическом и военно-стратегическом отношении пространством. Оно для России, с одной стороны, форпост при гипотетическом нападении стран НАТО, с другой — плацдарм для организации гипотетического наступления на них.

 

Соглашение разрывать не стали

Тесное переплетение интересов Москвы и Минска в военной сфере хорошо иллюстрируется сюжетом с российскими военными объектами на территории Беларуси.

Многие авторитетные эксперты безапелляционно утверждали, что после ввода в строй необходимого количества новых радиолокационных станций (РЛС) типа «Воронеж» на территории России узлы ее системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН), расположенные в бывших советских республиках, будут ликвидированы.

В этом ряду стоит и 474-й отдельный радиотехнический узел «Барановичи» с РЛС «Волга» (Ганцевичи, Брестская область). Намеками, что его аренда может быть прекращена, Минск шантажировал Москву, выбивая экономические льготы и преференции. Однако когда вроде бы наступил момент посчитаться со скандальным союзником, Россия не стала заявлять о прекращении сотрудничества с Беларусью в области противоракетной обороны. Премьер-министр РФ Михаил Мишустин сообщил лишь о решении расторгнуть договор с Казахстаном об аренде узла СПРН «Балхаш» с РЛС «Дарьял-У».

Фото mil.ru

Между тем 6 июня 2021 года истекает срок действия межправительственных соглашений от 6 января 1995 года о безвозмездной аренде Россией недвижимого имущества и земельных участков, на которых располагаются узел «Барановичи» и 43-й узел связи Военно-морского флота РФ (Вилейка, Минская область). До 6 июня нынешнего года, то есть за год до истечения срока действия упомянутых соглашений, стороны должны были определиться с судьбой этих объектов.

Причем для продления срока действия соглашений от 6 января 1995 года на очередной 25-летний срок нет необходимости оформлять какие-либо дополнительные документы. Было предусмотрено, что соглашения пролонгируются автоматически, если ни одна из сторон до 6 июня 2020 года включительно не заявит об аннулировании договоренностей.

А так никаких официальных заявлений ни от Москвы, ни от Минска не последовало, то есть все основания считать, что и после 2021 года российские военные смогут безвозмездно использовать свои объекты на территории Беларуси.

Читайте также:

Рискнет ли Минск потрепать нервы Москве за «эти две базы» в Беларуси?

Военные объекты России в Беларуси могут стать предметом интеграционного торга

Впрочем, ряд аналитиков полагает, что претензии белорусской стороны на некую компенсацию за использование этих объектов являются обоснованными. Особенно после того, как перестал действовать Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и они не сегодня-завтра вновь могут появиться в Европе. А ведь именно для противостояния оружию этих классов и был создан узел «Барановичи».

 

«Воронеж» развязал Москве руки

Обращаясь к истории вопроса, напомню, что в 1976–1977 годах из-за быстрого совершенствования средств ракетного нападения стран НАТО и Китая был подготовлен эскизный проект развития и совершенствования СПРН СССР.

В 1982 году, когда возникла перспектива появления вблизи границ СССР баллистических ракет средней дальности «Першинг-2» и на вооружение НАТО были приняты баллистические ракеты морского базирования «Трайдент», этот документ был переработан.

В соответствии с его новой версией предполагалось создать сплошное двухдиапазонное радиолокационное поле по всему периметру границ Советского Союза для обнаружения ракетного нападения. В промежутках между радиолокационными узлами метрового диапазона с РЛС типа «Днепр» и «Дарьял» (они были введены в строй первыми) планировалось построить узлы дециметрового диапазона на базе РЛС «Волга», позволяющие более точно определять положение атакующих ракет и космических объектов. Головную станцию этой серии предполагалось расположить на территории Беларуси, создав узел СПРН «Барановичи».

Но после распада СССР перед военно-политическим руководством России встал вопрос не столько о строительстве новых объектов СПРН, сколько о нормальном функционировании и даже самом существовании узлов системы за пределами России.

В российском Минобороны была разработана концепция создания межгосударственной СПРН на основе подписанного к тому времени соглашения со странами СНГ.

Однако Латвия и Украина отказались от создания у себя новых объектов СПРН. А в 1995 году РЛС в Латвии была взорвана американской компанией Controlled Demolition.

Затем из состава СПРН пришлось исключить и узел под Севастополем. После перехода под управление украинских военных данные оттуда стали поступать несвоевременно, да и достоверность их вызывала у Москвы сильные сомнения. Аналогичная участь постигла и РЛС в Мукачево (Украина).

Затем из-за финансовых разногласий выбыл узел «Габала» в Азербайджане.

Однако все эти пертурбации не коснулись планов советской эпохи создать узел СПРН на территории Беларуси. К 2002 году строительство объекта удалось завершить, и он заступил на опытно-боевое дежурство.

Но по мере того как в России рос объем средств, выделяемых на оборону, пошел процесс создания нового поколения РЛС на современной элементной базе — контейнерных станций типа «Воронеж», призванных заменить станции советских проектов.

На сегодняшний день ввод в строй целой серии РЛС «Воронеж» позволил не только закрыть бреши в российской СПРН, образовавшиеся после распада СССР, но и практически полностью ликвидировать зависимость от объектов, находящихся за пределами России. Что позволило отказаться от дальнейшего использования ряда из них.

 

Чем ценна «Волга»

Как представляется, иная судьба ожидает РЛС «Волга», которая по сравнению с радарами в Азербайджане, Украине и Казахстане не только значительно моложе, но более совершенна в техническом отношении. Станция предназначена для обнаружения целей — баллистических ракет и космических объектов — в высоких слоях атмосферы и ближнем космосе, их идентификации, отслеживания траектории, расчета точек старта и падения.

Сегодня РЛС «Волга» выступает в роли передовой позиции российской системы ПРО А-135 «Амур», предназначенной для обороны Москвы, Московской области и прилегающих регионов центральной России от ракетного нападения.

Есть также достаточно оснований полагать, что эта станция будет включена и в состав новой российской ПРО А-235, испытание ракеты-перехватчика для которой состоялось 15 апреля.

Но принимая решение о сохранении узла СПРН «Барановичи», военно-политическое руководство России руководствовалось не только соображениями военной целесообразности. По мнению ведущих российских военных аналитиков, уход Москвы с позиций в бывших союзных республиках означает их уступку НАТО и США.

Минску же продление срока эксплуатации российских военных объектов на белорусской территории дает возможность и впредь требовать от союзника соблюдения своих экономических интересов.

Впрочем, с течением времени Москва все менее охотно идет на уступки. Между тем такая сделка чревата для Беларуси превращением в мишень для упреждающего ядерного удара в случае войны между Россией и НАТО.