Пролетарии вышли на площадь. Режим Лукашенко поежился

В Минске — революционная атмосфера, но эйфория опасна…

Сегодня несколько тысяч работников МТЗ и других предприятий со своими транспарантами и требованиями беспрепятственно дошли до площади перед Домом правительства. Но к ним так никто и не вышел. Власть боится забастовок, однако готовности к настоящему диалогу (выходы в ряде мест к рабочим испуганных местных начальников не в счет) пока не демонстрирует. Лишь убрали с улиц ОМОН да начали выпускать измученных пленников, которых схватили при разгоне акций протеста после выборов 9 августа да и просто методом рандомного хапуна.

В Минске (и не только в Минске) — революционная атмосфера. Цепи женщин в белом с цветами, сигналящие им автомобили, молодежь с БЧБ (национальными флагами), за которые еще несколько дней назад люди с дубинками хватали и избивали. Многие держат пальцы буквой V — victory, победа.

Но эйфория — обманчивая, опасная вещь. На самом деле выстроенный Александром Лукашенко режим, хотя его легитимность на минувших выборах изрядно пошатнулась, вероятно, имеет еще немалый запас прочности. А его архитектор недавно простодушно признался в интервью Дмитрию Гордону: «Хорошо, вот я не президент – а что делать с утра? Я даже этого не представляю!»

Это к вопросу, поспешит ли Лукашенко откликнуться на популярное ныне требование о его отставке.

 

Снова про «свядомых» и уголовников

На совещании 14 августа официальный лидер делал вид, что ничего особенного в стране не происходит и никаких требований его ухода, новых выборов как бы и не существует в природе. Правда, был вынужден обмолвиться: «Для начала, я пока живой и не за границей, как тут некоторые наши уважаемые свядомыя раскручивают…»

Словом «свядомыя» было продемонстрировано традиционное брезгливое отношение к политическим оппонентам. Уличные выступления последних дней Лукашенко тоже обрисовал в карикатурной пропагандистской манере: «Как мы и говорили, заводаторами этого всего и организаторами являются люди из-за границы. В первых рядах идут люди с криминальным прошлым, притом приличным криминальным прошлым…»

Эта трактовка выглядит особенно неубедительной на фоне того, что сегодня возвращены в Россию (как и прогнозировал автор этих строк) 32 ее гражданина, которых власти и пропаганда, идентифицировав в качестве «боевиков Вагнера», как раз и рисовали подрывными элементами, засланными устроить беспорядки.

И вообще протесты перешли уже в качественно новую, гораздо более опасную для системы фазу. Против вакханалии дубинок, насилия над мирными людьми выступают учителя, врачи, ученые, айтишники, артисты, спортсмены, церковные иерархи и даже часть сотрудников государственных СМИ. Цепи женщин с цветами — это что, тоже выстроились уголовные элементы?

 

Стращать рабочих дубиналом — дело рискованное

А главное — на политическую арену вышли классические пролетарии с предприятий, о которых официальный лидер всегда говорил с придыханием (МАЗ, МТЗ, «Гродно Азот», «Беларуськалий» и др.). Рабочие митингуют по всей стране. Сегодня на МТЗ выдвинуты требования: отставка Лукашенко, проведение честных выборов с участием независимых наблюдателей, освобождение политзаключенных, прекращение гонений на альтернативных кандидатов в президенты, свободный доступ к информации.

Ирония судьбы в том, что правящий 26 лет президент всю дорогу цацкался с гигантами индустрии, давал им кредиты и субсидии, отметал «грабительскую приватизацию». Как марксист он четко понимал силу этого класса и старался ему угодить.

Правда, и на знаменитых заводах заработки нынче, как правило, не ахти. Но люди вышли не за копейку, а за справедливость. Их требования — сугубо политические. Пролетариат проснулся, возмутился и захотел новой власти. Он грозит забастовками уже со следующего понедельника, если требования не будут выполнены.

И это — доселе невиданный вызов для нынешней власти. Феноменальный прецедент был еще до эпохи Лукашенко, на закате СССР, когда в апреле 1991 года на площадь Ленина в Минске вышло сто тысяч пролетариев. Но тогда их возмутил скачок цен, сейчас же — нечестные, по убеждению работяг, выборы (и устроенное властью месилово по их итогам).

Тогда руководство БССР угомонило недовольных повышением заработков. За несколько недель волну сбили. При том что разгонять боялись, да и не было тогда этих легионов «космонавтов».

Но и сейчас стращать рабочих дубиналом — дело рискованное. Правда, сегодня руководитель страны все равно постращал — экономическими последствиями забастовок.

Посмотрим, впечатлит ли это рабочих. В их руках сейчас мощный рычаг. Призрак забастовки в масштабах страны — это для властей ужас, летящий на крыльях ночи.

 

Тихановская инициирует координационный совет

Тем временем прогрессивная общественность обсуждает вопрос, а с кем же властям вести диалог, о котором не упоминает только ленивый критик режима. Сегодня на МТЗ сформировали стачком из 23 человек. Но в целом рабочее движение выглядит пока разрозненно, равно как и его требования. В 1991-м быстро возник республиканский стачком, который вел переговоры с правительством и даже добился ежедневного эфира на телевидении.

Сегодня заявила о себе из Литвы Светлана Тихановская, которая, по мнению ее сторонников, и победила де-факто на прошедших выборах. А таких сторонников много. На «Гродно Азоте» сегодня после вопроса, кто голосовал за Тихановскую, подняли руки почти все (а встречались с руководством завода и города три-четыре тысячи сотрудников). Работники новополоцкого «Нафтана» сегодня потребовали признать ее «действующим президентом, законно одержавшей победу в выборах президента Республики Беларусь 2020».

Так вот, Тихановская, убежденная, что «белорусы никогда больше не захотят жить с прежней властью, в его (Лукашенко. — А.К.) победу большинство не верит», инициирует создание координационного совета для обеспечения трансфера власти. В этот совет, сказала Тихановская, могут войти представители гражданского общества, уважаемые и известные белорусы, профессионалы своего дела. Экс-кандидат заявила, что она и ее команда готовы к диалогу с властями.

Но насколько будет раскручена, подхвачена эта идея с координационным советом — вопрос открытый.

Старая же, традиционная оппозиция пока вообще не очень вписывается в неожиданную для нее движуху, которой вроде столько лет ожидала. Правда, лидеры шести структур выступили сегодня с декларацией о выходе из политического кризиса, содержащей резкие требования вроде отставки и ареста высокопоставленных силовиков, а также членов ЦИК во главе с Лидией Ермошиной. Но вопрос в том, какая сила за этим ультиматумом.

 

Власть лишь меняет тактику

К слову, пересчет голосов, к которому призывает Тихановская (и за который выступают на некоторых предприятиях), — идея, по мнению ряда комментаторов, не самая удачная. Во-первых, сами выборы были несправедливые, «по беспределу». Во-вторых, могли быть массовые вбросы бюллетеней на досрочном голосовании. И в-третьих, их могли подменить уже после выборов.

Но главная закавыка — в том, что Лукашенко, судя по всему, ни о каком диалоге и не помышляет. Да, попытка усмирить недовольство резиновыми пулями и садистскими избиениями в автозаках и изоляторах не удалась. Пришлось слегка отступить. Однако это лишь смена тактики, чтобы погасить протестную волну и целиком взять ситуацию в стране под контроль.

Если «по-хорошему» не получится, вероятно новое закручивание гаек вплоть да введения чрезвычайного положения. И в целом система может окончательно превратиться в полицейское государство или, как говорят некоторые политологи, военный режим.

Развитие белорусского политического сюжета в значительной, может быть, решающей мере зависит сейчас от настроя, поведения трудовых коллективов. Когда рабочий класс вышел на площадь, наверху наверняка поежились.