Диалог или коллапс. Уйдет ли Лукашенко под давлением рабочих

Бастующим рабочим будет оказана материальная и нематериальная помощь.

Бастуют белорусские шахтеры. На многих крупных предприятиях тоже созданы стачкомы. Если власть не пойдет на диалог, то страну может ждать экономический коллапс.

 

Забастовка шахтеров

Белорусские шахтеры продолжают бессрочную забастовку. Работники «Беларуськалия» добиваются освобождения политических заключенных и участников мирных акций, незамедлительной отставки Лукашенко, проведения честных и прозрачных выборов с открытым подсчетом голосов при участии международных организаций и независимых наблюдателей.

Помимо этого, они требуют проведения независимого расследования фактов применения непропорциональной силы, издевательств и пыток в отношении мирных граждан со стороны силовиков, а также отмены контрактной системы как инструмента давления на рабочих.

На «Беларуськалии» созданы стачечные комитеты. Рабочие не добывают руду и готовятся к полной безаварийной остановке производства.

«Горнодобывающее предприятие невозможно остановить рубильником. Это как в литейке — нельзя выключить печь, потому что застынет металл. Так и у нас. Чтобы остановить забои и шахты, нужно провести ряд мероприятий. Нужно закончить циклы, догнать конвейера, закрепить забой. Для этого нужно время. Надо еще примерно около суток», — рассказал Naviny.by председатель первичной профсоюзной организации ОАО «Беларуськалий» Белорусского независимого профсоюза Юрий Захаров.

Из-за забастовки предприятие и, соответственно, бюджет могут понести существенные потери.

За прошлый год «Беларуськалий» выручил почти 4,8 млрд рублей, следует из отчетности компании, размещенной на Едином портале финансового рынка. На уплату налогов и сборов перечислено 2,2 млрд рублей, на оплату труда — более 520 млн рублей.

Но сейчас шахтеры в последнюю очередь думают о своем кошельке.

«Потери могут быть существенными. Но люди сейчас меньше всего думают о деньгах. С кем я не общался, говорят, что думают про это в последнюю очередь. Если у нас сейчас отберут свободу, то никакие деньги уже не будут нужны. У них есть оружие, а у нас есть идея. А идее пули не страшны. Идею убить невозможно», — сказал Naviny.by пресс-атташе стачечного комитета работников «Беларуськалия» Глеб Сандрос.

 

Колебания рабочих

Другие крупные предприятия, где есть волнения рабочих, пока не останавливаются. На Минском тракторном заводе и Белорусском металлургическом заводе сообщили, что сегодня работают в штатном режиме. Там продолжают производить и отгружать продукцию.

Многие работники поддерживают общенациональную забастовку, но пока боятся присоединяться к ней.

«У нас небольшие зарплаты, а у многих людей нет накоплений, поэтому рабочие могут находиться перед тяжелым выбором. С одной стороны, отстаивать свои права и свободы, с другой стороны, может оказаться, что им нечем будет поддержать свою семью», — отметил в комментарии для Naviny.by cтарший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

 

Забастовочный фонд

Помочь рабочим сделать правильный выбор призван Фонд солидарности, который обещает финансовую поддержку всем бастующим. На счета уже перечислено 800 тысяч долларов.

Один из основателей Фонда солидарности Андрей Стрижак рассказал Naviny.by, что этих денег недостаточно, поэтому они обратились за поддержкой к национальному бизнесу.

На их призыв отозвалось более 50 компаний и индивидуальных предпринимателей. Они возьмут шефство над предприятиями, а стачечные комитеты на местах определят, кому больше всего нужна поддержка. Юристы готовы проконсультировать каждый стачком, который обратится за помощью.

«Раньше на бизнес вешали убыточные колхозы. Сейчас ситуация меняется. Бизнес готов выступать помощником и поддержкой для тех предприятий и работников, которые бастуют», — отметил Андрей Стрижак.

Для координации создан Национальный забастовочный комитет. В организационный комитет помимо Андрея Стрижака и блогера Эдуарда Пальчиса вошли IT-предприниматели Александр Подгорный и Ярослав Лихачевский.

«Сейчас задача — сделать всё, чтобы забастовки продолжались, потому что для власти — это самая болевая точка. Именно туда они сейчас будут бить. Мы делаем всё возможное, чтобы консолидировать возможности бизнеса и людей, чтобы каждый чувствовал себя защищенным. Перед нами длинная дорога, но мы должны друг друга поддержать. Для этого у нас есть всё — воля, время и ресурсы», — отметил сооснователь Фонда солидарности.

Необходимо отметить, что появляющиеся в телеграм-каналах сообщения о том, что бастующим рабочим финансово помогут Евросоюз и США, не соответствуют действительности.

Евросоюз действительно готов помочь — но жертвам непропорционального и недопустимого насилия, примененного в отношении тех, кто участвовал в мирных протестах после президентских выборов.

«После встречи министров иностранных дел ЕС на прошлой неделе мы изучаем возможности развития предложения Литвы о создании фонда ЕС для жертв репрессий. В то время как решение о масштабах и охвате поддержки со стороны ЕС еще не принято, следует уточнить, что ЕС не оказывает финансовой поддержки проведению забастовок в третьих странах», — сообщили Naviny.by в представительстве ЕС в Беларуси.

 

Эффективность забастовки

Забастовка возможна только если большинство рабочих согласно с выдвигаемыми требованиями и при этом знают, что являются частью большинства, отметил Лев Львовский. Тогда, по его словам, забастовка будет иметь большой политический вес.

К тому же, продолжил экономист, забастовки на белорусских заводах имеют дополнительный политический вес, так как исторически ключевая аудитория Лукашенко — это рабочий класс. Соответственно, когда политические требования выдвигают рабочие, то это сильнее бьет по имиджу и рейтингу Лукашенко, чем когда эти требования выдвигают условные айтишники.

Старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC видит два сценария дальнейшего развития забастовочного движения.

Первый предполагает, что Лукашенко поездками на заводы и разговорами с людьми сможет снизить накал протеста и уговорить рабочих вернуться к станкам.

«По умолчанию предполагалось, что у Лукашенко должна быть крепкая связь с рабочими. Но в последние дни мы видим, что этой связи больше нет. Представители власти приезжают на заводы и говорят те же слова, но они больше не действуют. Тут, скорее, дело не в том, что изменился Лукашенко, правительство и власть, а в том, что изменился народ, его довели до точки кипения. Запугивания уже не действуют на народ. Пока у власти не получается уговорить рабочих, а уволить весь завод невозможно», — отметил Лев Львовский.

Второй сценарий предполагает силовой перелом протеста. В теории он возможен, но с точки зрения экономики и будущего страны не является выигрышным.

«Можно заставить людей работать кнутами, можно поставить над ними надсмотрщика, но от этого они работать лучше не станут, а наоборот, даже если их загонят в цеха, то будут работать, спустя рукава. Недовольство людей будет выражаться в очень низкой производительности труда. Рабский труд не очень эффективен», — отметил Лев Львовский.

Альтернативный и наиболее вероятный сценарий предполагает, что «властям не удастся запудрить мозги рабочим, которые буквально на энтузиазме и на коленке создают стачечные комитеты».

«В случае перемен они получат реальную власть, которая идет буквально от народа. А поскольку забастовки ширятся, а власть все не может найти способ, как достучаться до народа, то протест так или иначе будет побеждать», — отметил экономист.

«Лукашенко вроде как не собирается уходить, но также нереально, что протест заглохнет, и он сможет быть президентом с рейтингом поддержки в 10%. Можно прийти на трон на штыках, но на штыках неудобно сидеть. Сейчас власть держится только на поддержке силовиков, но они тоже часть народа, все живут рядом, и видят, что происходит. Если власть не сможет предпринять решительных шагов и пойти на диалог, то таким шагом ввергнет страну в настоящий экономический коллапс», — подчеркнул Лев Львовский.