Лукашенко переходит в контратаку, рисует своих оппонентов русофобами

Теперь ему важно заручиться поддержкой Кремля…

Лукашенко не только отвергает диалог с оппонентами, но и переходит в контрнаступление. Он демонстрирует намерение раздавить Координационный совет (КС), который его противники по инициативе Светланы Тихановской создают для диалога о трансфере власти. Лукашенко назвал создание этой структуры попыткой захвата власти со всеми вытекающими последствиями.

«…Я хочу предупредить тех, кто вошел в этот штаб, что мы будем принимать адекватные меры. Но исключительно по Конституции и закону. У нас достаточно этих мер, чтобы остудить некоторые горячие головы», — пригрозил Лукашенко противникам на совещании с членами Совета безопасности 18 августа.

Попутно он мазнул оппонентов дегтем, заявив, что состоящие в оппозиционном совете — «из бывших прикорытников, как они их называют. Там бывшие, обиженные, которые когда-то походили во власти, и откровенно отвязанные нацисты».

На самом деле в составе КС — нобелевский лауреат Светлана Алексиевич, отсидевший в тюрьме правозащитник Алесь Беляцкий, публицист Светлана Калинкина, экономист Дмитрий Крук, кинорежиссер Юрий Хащевацкий и другие люди, которые перед властью никогда не пресмыкались.

Возможно, Лукашенко намекнул на Павла Латушко, бывшего министра культуры и дипломата, уволенного сейчас с должности директора Купаловского театра за то, что осудил насилие властей. Но Латушко и на прежних постах выглядел приличным, внутренне свободным человеком, и ныне, поддержав движение за перемены, показал, что делает гражданский выбор. Мог ведь и дальше тихо сидеть в комфортном кресле.

И экстремизмом взгляды этих людей ни капельки не пахнут. Но ведь главное — мазнуть, пусть отмываются.

 

Протестная энергия может угаснуть

Оппозиция в Беларуси никогда не доходила в борьбе против режима Лукашенко до такого рубежа, как сейчас. Пределом мечтаний было: вот если на площадь выйдет сто тысяч!.. В минувшее воскресенье в Минске вышло не менее двухсот тысяч, по стране — полмиллиона.

Но это никак не поколебало решимости Лукашенко удерживать власть. Отставка, новые выборы? Он четко дал понять: только через его труп. Правда, потом оговорился, что выборы могут пройти после принятия новой конституции. Но это выглядит как попытка уйти от вопросов ребром, выгадать время, дождаться спада протестов.

Факт то, что уступать кресло он не намерен и опирается на пока в целом послушный аппарат (хотя симптомы эрозии наблюдаются), лояльных силовиков. И вот что делать дальше в ситуации «коса на камень» (при том что протест подчеркнуто мирный, никто не собирается в буквальном смысле штурмовать бастионы режима), противникам Лукашенко, кажется, не очень ясно. Диалог — это хорошо, но для танго нужны двое.

Столько лет оппозиционеры старой формации разрабатывали всякие прожекты, заклинали, чтобы народ проснулся, а сейчас, когда, кажется, самое время ковать железо, кузнецы в легком трансе. Сами не ожидали. Политические неофиты — те вообще все строгают на ходу, экспромтом.

Пока работающего единого штаба, не говоря уж о плане, действенной стратегии, у борющихся за смену власти нет. Тихановская за границей. Она, по мнению многих, победила, но юридически это никак не зафиксировано (что затрудняет Западу возможность объявить ее легитимным лидером, к чему призвал эмигрировавший Валерий Цепкало). КС только формируется. И на него, как видим, уже начался капитальный наезд.

Параллельно Белорусский конгресс демократических профсоюзов пытается координировать создание Национального стачечного комитета, объединяющего стачкомы предприятий. Перспективы этого процесса, равно как и взаимодействия между этой структурой и КС, пока неясны.

Между тем политическая мобилизация общества не может быть слишком долгой, есть вероятность, что протестная энергия уйдет в песок. На это и рассчитывает Лукашенко, глухо обещая, что придет время — и он с «ними» (то есть, надо понимать, всеми врагами по отдельности) разберется.

 

Забастовки: борьба нервов и воли

Сильным рычагом давления на власть ее оппонентам представляется национальная забастовка. Да, многие предприятия бурлят, выставляют требования. Кое-где формируются стачкомы. Но и с развитием забастовочного движения картина пока неясная, инфа поступает противоречивая.

Например, Юрий Захаров, председатель первичной организации Белорусского независимого профсоюза горняков «Беларуськалия», сегодня сообщил БелаПАН, что сейчас рабочие не добывают руду и готовятся к полной безопасной безаварийной остановке производства.

В то же время премьер-министр Роман Головченко заявил: все предприятия реального сектора экономики работают в штатном режиме, на некоторых есть группы протестующих. Премьер пригрозил желающим бастовать ответственностью за ущерб, увольнениями.

Несомненно, власти, администрация будут давить (и уже давят) на работяг, у которых нет больших денег на черный день и которые дорожат своим местом. Особое давление, в том числе и при помощи спецслужб, будет оказываться на заводил.

Ближайшие дни станут, очевидно, решающими для судьбы забастовочного движения. Судя по всему, Лукашенко настроен задушить его, как задушил забастовку метрополитеновцев в 1995 году.

Но даже если забастовки приобретут довольно широкий масштаб, вряд ли высшее руководство поспешит капитулировать. У режима есть кое-какая кубышка, чтобы в критический период подкормить госаппарат, силовиков. Тут уж пойдет война нервов и воли.

 

На вооружение взята антизападная риторика

Тем временем Лукашенко взялся рисовать оппозицию махрово антироссийской. Сегодня сделал каскад заявлений на этот счет. Мол, она планирует разрыв всех связей с восточной соседкой, вступление Беларуси в ЕС и НАТО, некий ползучий запрет русского языка.

Непонятно, о каком именно плане оппозиции идет речь. В программе Тихановской такого точно не было. Но очевидно, что это попытка оттолкнуть от движения за смену власти ту часть электората, которая дружелюбна к России. Также — а может, и в первую очередь — это месседж Москве: не вздумайте поддерживать этих отпетых русофобов.

Вдобавок Лукашенко раздувает миф о западной угрозе. Сообщает, что белорусские войска переброшены на западные рубежи и приведены в боевую готовность.

Показательно, что он вмиг повернул мифологию насчет внешней угрозы на 180 градусов. На протяжении всей избирательной кампании рисовал своих противников марионетками неких злых сил за восточной границей. Апофеозом стало пленение невесть как оказавшихся в Беларуси 33 вагнеровцев (или якобы вагнеровцев).

Но теперь вдруг оказалось, что все наоборот: Россия — друг, а Запад — враг (и кукловоды — именно там). На митинге в свою поддержку в минувшее воскресенье Лукашенко стращал собранную публику тем, что «натовские войска лязгают гусеницами у наших ворот».

Все просто: в условиях, когда народ массово вышел против несменяемого правителя, ему срочно понадобилось опереться на Кремль, для которого антизападничество — музыка души.

Нагнетанием страстей насчет западной угрозы также готовится почва под возможное введение чрезвычайного или даже военного положения. В таком случае появилось бы основание зажать гайки так, что никто и не пикнет. Это вариант на самый крайний случай.

 

Кремль выгораживает Лукашенко

Между тем сегодня белорусскую ситуацию обсуждали с Владимиром Путиным германский канцлер Ангела Меркель, французский президент Эмманюэль Макрон, глава Евросовета Шарль Мишель.

Почему они звонят в Кремль? Европа почти никак не может воздействовать на Лукашенко. Санкции ему как мертвому припарка: ходил под ними много лет, походит и еще. Да, могут быть экономические потери на западном направлении, но это мелочь по сравнению с перспективой потерять власть.

Поэтому Европа апеллирует к Путину, понимая, что Россия имеет мощные рычаги влияния на Минск. Какие у Кремля варианты? Первый — банально поддержать Лукашенко (цветная революция в Беларуси — угроза и для Путина). Второй — видя, что утративший народную любовь белорусский вождь вот-вот упадет, аккуратно подтолкнуть, а параллельно присмотреть на его место приемлемую с точки зрения интересов Москвы фигуру. Третий — в критической ситуации (Беларусь может уйти на Запад) попытаться удержать стратегический плацдарм силовым способом. Пока процесс идет по первому треку.

В разговоре с Мишелем Путин, как сообщает его пресс-служба, высказал озабоченность в связи с попытками ряда государств оказать давление на руководство Беларуси. То же и в случае с Меркель: «С российской стороны акцентирована неприемлемость любых попыток вмешательства извне во внутренние дела республики, ведущих к дальнейшей эскалации кризиса». Аналогичный пассаж был адресован и Макрону.

О каком давлении идет речь? Меркель не грозит танковыми колоннами, Макрон не собирается высаживать десант, у Мишеля нет армии. Европейские лидеры настаивают на прекращении насилия и диалоге с обществом.

То есть Путин фактически их отбривает, выгораживает Лукашенко, выступает в унисон с его версией о некоем западном заговоре. Таким образом, похоже, правы те, кто в этом контексте говорит о «солидарности диктаторов». Во всяком случае, пока Кремль очевидно намерен поддерживать Лукашенко. Чтобы потом потребовать в благодарность «углубления интеграции». В Москве считают, что позиции белорусского вождя на сегодня не настолько слабы, чтобы списывать его в утиль.

Его же внутренние оппоненты запаздывают, рискуют упустить исторический момент. Первое заседание совета состоится только в четверг.

Тем временем Латушко призвал Москву и Брюссель стать гарантами безопасности КС. Но Брюссель в принципе слабо влияет на Лукашенко. Москва же, как видим, поддерживает его, а не движение перемен. Так что защитить КС могут лишь сами белорусы.