Ставка на силу. Лукашенко действует по принципу: пусть не любят, лишь бы боялись

Позволив на несколько дней праздник непослушания, власти перешли в контрнаступление…

Сегодня в голосе Александра Лукашенко зазвенел металл. Если пару дней назад он выглядел обескураженно перед кричавшими «уходи!» рабочими Минского завода колесных тягачей, то на заседании Совбеза 19 августа решительно пообещал «вернуть спокойную страну», разобраться с митингующими и отдал вертикали ряд жестких распоряжений. В частности, велел МВД не допускать беспорядков в стране, и особенно в Минске.

Фото president.gov.by

Силовики снова в деле. ОМОН разогнал протестовавших возле проходной Минского тракторного завода. Люди с погонами взяли под контроль мятежный Купаловский театр, вывесивший было национальные бело-красно-белые флаги. Перекрыты подходы к зданию Белтелерадиокомпании.

 

На рабочих давят

Повсюду идет колоссальное давление на рабочих, чтобы не начали бастовать. И хотя на многих предприятиях неспокойно, часть людей не приступила к работе, тотальных забастовок, похоже, нет.

Например, по сведениям БелаПАН, солигорский «Беларуськалий», несмотря на объявленную забастовку, частично работает, так как рабочим угрожали уголовной ответственностью. Как сообщил пресс-атташе стачкома Глеб Сандрос, людей фактически загнали на работу. Согласно официальному сообщению компании, все семь рудников «Беларуськалия» работают в плановом режиме.

По ходу выясняется, что законодательство о забастовках в Беларуси драконовское. Решение нужно принимать на общем собрании, следует предупреждать администрацию за две недели, нельзя выдвигать политические требования и т.п.

То есть бастующие за смену власти автоматом оказываются вне правового поля, что для законопослушных, дисциплинированных белорусов априори некомфортно. Не говоря уж о том, что надо кормить семьи и многим боязно лишиться места.

 

Легитимность можно и навязать

После того как брутальный разгон уличных акций, дикие избиения задержанных после выборов не погасили протест, власти спрятали было людей с дубинками. И несколько дней внешне отстраненно наблюдали за грандиозным праздником непослушания, карнавальным торжеством сторонников перемен на улицах белорусских городов.

Но сегодня Лукашенко предстал в привычном амплуа сурового, непоколебимого вождя: «Хочу еще раз подчеркнуть: если кто-то думает, что тут власть наклонилась и зашаталась — ошибаетесь. И хочу сказать, что власти есть на кого опереться. Поэтому мы не дрогнем».

Что подтолкнуло его к ужесточению риторики и, главное, к решительным действиям?

«Власти увидели слабость протестного движения. Оно не нарастало, не удалось объявить всеобщую забастовку. И логично, что Лукашенко перешел в контрнаступление», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

При этом, подчеркивает собеседник, Лукашенко не стал дожидаться, когда протестное движение выдохнется: «Ждать — не в его стилистике». Если не предпринимать никаких действий, от власти начинают откалываться структуры, люди и даже целые регионы (возьмем развитие ситуации в Гродно). Поэтому Лукашенко «переходит в наступление, делает ставку на силу», говорит аналитик.

Силой Лукашенко пытается не только пресечь уличную активность, но решить и проблему своей внутренней легитимности. Он рассчитывает на то, что «снова загонит оппозицию в гетто, народ — в ярмо и будет править, как правил 26 лет», предполагает эксперт.

Он поясняет: «Легитимность — это согласие общества, что эта власть им управляет. Согласие может быть добровольное, а может быть навязано силой. Люди боятся протестовать — вот это и есть молчаливое согласие. Лукашенко нужно, чтобы люди подчинялись, ему этого достаточно».

Этому наступлению общество может противопоставить лишь новые массовые акции протеста, включая забастовки, отмечает Карбалевич.

 

Новая Конституция: надежды на либерализацию наивны

Вместе с тем руководство страны вынуждено как-то учитывать запрос общества на перемены. Сегодня, как и 17 августа на МЗКТ, Лукашенко завел речь о новом Основном законе: «Перемены всякие должны быть прописаны в Конституции. И эта работа продолжается. Она будет активизирована… И по Конституции мы уже можем вести дискуссии о переизбрании органов власти».

«Это реакция на политический кризис. Но даже теперь Лукашенко говорит об изменении Конституции очень обтекаемо, не называет сроков, и тем более нет никакого содержания», — отметил в комментарии для Naviny.by директор Института политических исследований «Политическая сфера» доктор политических наук Андрей Казакевич.

По его словам, эти преобразования могут оказаться вовсе не в духе демократизации, установления более плюралистической политической системы, как того хочет значительная часть общества, а напротив — вдруг, например, президентский срок увеличится до семи лет, «чтобы реже проводить вот эти страшные выборы».

Действительно, первый президент Беларуси на протяжении всех 26 лет своего правления не демонстрировал ни малейшей симпатии к демократическим ценностям. И наивно думать, что именно сейчас, столкнувшись с небывалыми вызовами режиму, он вдруг решит откручивать гайки, создавать условия для конкурентной политики, щедро делиться властью с другими ветвями и регионами.


Читайте также:


Да, возможны косметические изменения — например, парламенту дадут право утверждать пару-тройку не самых важных министров. Но не более того. Вероятно также, что в новом Основном законе будет предусмотрен некий механизм транзита власти в управляемом, комфортном для первого президента русле.

В целом же речи Лукашенко о новой Конституции выглядят разговорами в пользу бедных, попыткой сменить фокус политической дискуссии.

 

Что сможет координационный совет?

Сегодня Лукашенко снова обрушился на Координационный совет (КС) для трансфера власти, созданный по инициативе Светланы Тихановской, которую многие в Беларуси считают реальной победительницей выборов. Тем временем КС избрал президиум из семи человек: Светлана Алексиевич, Лилия Власова, Сергей Дылевский, Максим Знак, Ольга Ковалькова, Мария Колесникова, Павел Латушко.

Лукашенко назвал членов КС черной сотней и пообещал обеспечить их не портфелями, а метлами и лопатами. Днем ранее он назвал создание совета попыткой захвата власти.

Каковы перспективы КС в условиях столь жесткого давления? Какая стратегия может быть эффективной для этой структуры?

По словам Карбалевича, для более глубоких выводов следует дождаться первых решений КС. Пока же впечатления эксперта таковы: «Они осторожничают, они как-то странно свою миссию определили: быть посредниками между протестующими и властью. Проблема в том, что у протестующих нет единого центра. Кроме того, ни на какой диалог власть пока не собирается идти. Поэтому их функция повисает в воздухе, а брать на себя другую миссию они, похоже, не готовы».

В свою очередь, Казакевич заявил, что перспектива КС будет зависеть прежде всего от протестной активности. Если она будет продолжаться в прежних масштабах, то «трогать совет может быть очень рискованно». С одной стороны, вероятна «непредсказуемая реакция внутри общества», с другой — «могут среагировать дополнительными мерами воздействия внешние акторы».

По мнению политолога, и Запад, и даже Кремль, вероятно, все же поставили перед Лукашенко «некоторые ограничения на применение силы».

 

Возможен долгий тлеющий конфликт между режимом и обществом

Отмечу, что у Запада нет сильных рычагов воздействия на Лукашенко. Он даже с канцлером ФРГ Ангелой Меркель не хочет разговаривать. Кремль же — это уже четко видно — де-факто выступил на стороне Лукашенко.

«Не вижу недостатка готовности со стороны властей к диалогу. Надеюсь, что такая же готовность будет проявлена и со стороны тех, кто по тем или иным причинам недоволен результатами выборов», — так сегодня прокомментировал белорусскую ситуацию министр иностранных дел России Сергей Лавров. Проще говоря, перевернул все с ног на голову.

Такая дипломатическая поддержка тоже наверняка приободряет Лукашенко. Он снова в одном окопе с заклятым союзником Владимиром Путиным. Терки терками, но когда идет речь об угрозе авторитарным режимам, на первый план выходит солидарность их вождей.


Читайте также:


Как будет развиваться ситуация внутри Беларуси, прояснят ближайшие дни. Народ продолжает выходить на акции. Будет ли новый раунд винтилова? Как отреагирует в таком случае общество? Впишутся ли белорусы массово за КС?

Пока Лукашенко по-прежнему контролирует госаппарат, силовиков. Он настроен отнюдь не на свой уход и даже не на поиски компромисса, а на подавление несогласных, даже если их миллионы. Беларусь рискует окончательно превратиться в полицейское государство.

Но загнать пасту в тюбик у властей уже не получится. Ситуация может перейти в фазу долгого тлеющего конфликта между режимом и значительной частью общества. И в любой момент может рвануть.