Минск умудрился опустить отношения с Киевом ниже плинтуса

В отношениях между странами наступил самый серьезный политический кризис за всю историю их независимости.

Действия официального Минска в связи с реакцией мирового сообщества на события в Беларуси могут привести к еще более глубокой внешнеполитической изоляции страны, чем в 2011 году. В частности, в отношениях Беларуси и Украины наступил самый серьезный политический кризис за всю историю их независимости.

Фото pixabay.com

17 августа МИД Украины впервые отозвал посла из Минска «для консультаций», а десять дней спустя глава украинского внешнеполитического ведомства Дмитрий Кулеба официально сообщил о приостановке всех контактов с нашей страной.

По его словам, Киев «следит за развитием ситуации», и возобновит взаимодействие «только когда убедится в том, что эти контакты не будут нести репутационных, моральных, этических потерь для Украины».

 

Конфликт далеко не первый

Разногласия в политической сфере возникали между нашими государствами и ранее.

Например, в Киеве крайне негативно воспринималась тянувшаяся более полутора десятилетий эпопея с ратификацией договора о государственной границе. Он был подписан в 1997 году и тогда же ратифицирован Верховной Радой. А вот Национальное собрание Беларуси сделало это только в 2010-м, причем обмен ратификационными грамотами из-за отказов белорусской стороны состоялся еще лишь через три года.

У белорусского руководства были свои претензии. Так, Виктор Ющенко после своего избрания стал поднимать тему защиты прав человека в Беларуси. В 2005 году он подписал украинско-американское заявление «Повестка нового века для украинско-американского стратегического партнерства». В документе в числе прочего подтверждалась приверженность «совместной работе <…> по поддержке продвижения свободы в таких странах, как Беларусь и Куба», что Александр Лукашенко назвал «фактическим вмешательством во внутренние дела суверенного государства».

В 2011-м разгорелся скандал в связи с проводившимися в Украине мероприятиями, посвященными 25-летию аварии на Чернобыльской АЭС, на которые наряду с рядом мировых лидеров, включая председателя Европейской комиссии Жозе Мануэла Баррозу, был приглашен и Лукашенко. Однако в промежутке между приглашением и событием в Беларуси прошли президентские выборы, завершившиеся брутальным разгоном протестовавших.

Так как Евросоюз такие действия резко осудил, то Баррозу заявил об отказе от участия в случае присутствия белорусского лидера. Киев попытался развести мероприятия во времени, но Лукашенко эту предложение отверг, объяснив свое отсутствие не в самых дипломатических выражениях: «Вопрос нужно задать Януковичу, почему белорусский президент не присутствует на их мероприятиях. К сожалению, вшивости хватает и у нынешнего руководства Украины».

Тем не менее, эти конфликты серьезных последствий, по большому счету, не имели. В частности, уже после отставки Ющенко Лукашенко благодарил его за поддержку Беларуси на Западе.

 

Власть дороже многовекторности

Что же изменилось сейчас? Судя по всему, триггером послужила реакция Минска на оценку сложившейся в нашей стране ситуации после выборов, данную украинским президентом Владимиром Зеленским. В интервью каналу Euronews он заявил, что на месте белорусского коллеги для подтверждения продекларированной тем победы он провел бы повторные выборы.

С формальной точки зрения это высказывание не является даже советом. Тем не менее, в заявлении белорусского МИД оно было названо «настоятельным призывом» и расценено как вмешательство во внутренние дела Беларуси.

Кстати, то, что сам Лукашенко перед прошлогодними украинскими выборами неоднократно вполне однозначно высказывался в пользу тогдашнего президента Петра Порошенко, вмешательством во внутренние дела Украины, надо полагать, не считается…

Украина была также подвергнута критике за якобы отсутствие самостоятельности в принятии решений. Что особенно впечатляет на фоне апелляции белорусских властей к России с просьбой оказать «братскую помощь» и уже проявленной «союзником» подобной готовности.

Настоящая же причина таких заявлений заключается в том, что на сей раз режим впервые ощутил реальную опасность. В таком случае не до политеса и лавирования…

Очевидно, что нейтралитет Беларуси в российско-украинском противостоянии, пусть не слишком последовательный, для Киева чрезвычайно важен. Потенциальная возможность появления на белорусской территории российских вооруженных сил под любым предлогом несет для Украины огромную угрозу.

Тем самым Киев оказался перед необходимостью сложного выбора между поддержкой демократических ценностей и опасениями агрессии Москвы с северного направления, которая сможет осуществиться в результате как фактической аннексии Беларуси, так и прихода здесь к власти пророссийского политика.

Соответственно, Киев весьма осторожно солидаризировался с решением конференции глав МИД ЕС, не признавшей результаты белорусских выборов и инициировавшей санкции против белорусских чиновников, а от присоединения к ним поначалу воздержался.

Но когда белорусские власти наглядно продемонстрировали свое стремление уйти под российскую «крышу», у Украины необходимость сдерживаться исчезает.

В итоге, как представляется, у внешней политики Беларуси (если, разумеется, таковая вообще сможет иметь место) на неопределенный срок останется единственный вектор — восточный. Причем нацелен он будет отнюдь не на Китай, которому в таких обстоятельствах едва ли удастся играть значимую роль.