Душители революций. Лукашенко играет на комплексах Москвы

Репрессиями и увертками можно замедлить процесс перемен в Беларуси, но в принципе его уже не остановишь…

Минск пытается влить в уши Москве кодовые слова. Власти не позволили реализовать в Беларуси «украинский сценарий, сценарий цветной революции, организованной извне». Об этом глава белорусской дипломатии Владимир Макей заявил 2 сентября в российской столице на встрече с коллегой Сергеем Лавровым.

Минск подбрасывает Москве тезис про украинский сценарий, чтобы сыграть на ее комплексах. Хотя на самом деле у белорусской революции другой триггер, другой контекст, другая суть. В общем, параллель притянута за уши.

Однако на Кремль такие фразы действуют гипнотически. Кремль не хочет для себя такого же облома, как в Украине. Потому и вписывается за Лукашенко, при том что тот — трудный, скандальный и неблагодарный партнер. Но рулит задача не допустить, чтобы «цветная зараза» перекинулась на Россию.

Сегодня Лавров охотно принял подачу и заявил, что сейчас в Беларуси находятся «порядка двухсот экстремистов, тренированных на украинской территории», где якобы размещены специальные лагеря. Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба уже назвал это заявление бредом.

А ведь до выборов конъюнктура была иной и Минск трубил о российских боевиках, якобы наводнивших синеокую республику. Теперь, когда народ взбунтовался и Лукашенко понадобилось срочно звать на выручку Владимира Путина, источники угроз в трактовке белорусского начальства резко изменили местоположение. Теперь это заговор Запада и примкнувшего к нему Киева. Классика жанра, чистый Оруэлл.

Москве такие версии очень нравятся, она давно сидит по уши в антизападничестве и на ножах с Киевом.

При этом уж кто-кто, а Макей прекрасно знает, что Западу абсолютно не с руки рушить белорусскую стабильность. Но приходится ставить ту пластинку, которая ласкает кремлевский слух.

 

В духе антиутопии Оруэлла

Другие фразы Макея тоже напомнили формулировки из антиутопиии Оруэлла «1984 год». Все с точностью до наоборот.

Он говорит, что белорусскому руководству удалось предотвратить раскол общества. На самом деле власть сама породила и углубляет раскол в белорусском обществе. Не иностранные кукловоды, а фальсификации на выборах 9 августа вывели массу белорусов на улицу. А неслыханные издевательства над задержанными еще больше возмутили народ.

И сейчас неумными действиями власти продолжают накалять противостояние. Например, не пустив в страну главу католиков Тадеуша Кондрусевича, они восстановили против себя многих верующих, при чем не только этой конфессии.

Репрессии против активистов стачечного, студенческого движения, бизнеса, поддержавшего перемены, — все это лишь обостряет отношения между властной пирамидой и значительной частью общества. В оппозицию режиму переходят и те, кто вчера был нейтрален, пассивен.

Эксперты отмечают, что на разжигание противостояния в белорусском обществе работают и взращенные на украинской тематике нарративы (противники режима — русофобы, фашисты и пр.), которые явно привнесены в здешние госСМИ прибывшими на помощь Минску российскими пропагандистами.

 

Власти развязали войну против неподконтрольной им прессы

В то же время власти развязали войну против неподконтрольной им прессы. Не печатаются и не распространяются тиражи неугодных газет. Заблокированы десятки сайтов. При этом формулировки деятелей, инициировавших запрет, изумительны. Тоже все по Оруэллу. Получается, что вред национальным интересам наносят не те, кто творит насилие, а те, кто рассказывает правду о насилии.

Сотрудников СМИ лишают аккредитации, винтят на акциях (по данным БАЖ, в августе журналистов задерживали 151 раз) и судят, хотя они всего лишь исполняли свои профессиональные обязанности.

Сегодня Макей пытался оправдаться: «Одно дело, когда журналист объективно дает информацию, другое дело — когда он ведет целенаправленный стрим, где бичуется лишь власть…». Извините, но объективнее стрима ничего и не придумать. И то, что на протестных акциях бичуется власть, — это объективная реальность. Их участники действительно поголовно вас не любят, господа начальники. И журналисты тут ни при чем.

Но и эту войну с прессой власти проигрывают. Их топорные методы слабо действуют в мире, пронизанном интернетом, социальными сетями. Независимые СМИ гибко перестраиваются, а тупая официальная пропаганда в основном бьет мимо цели.

 

Сверхзадача — перевести стрелки

Встреча Макея и Лаврова подтвердила: план Москвы и Минска состоит в том, чтобы погасить протесты не только репрессиями, но и подменой повестки дня. Хотят перевести фокус с требований отставки Лукашенко, освобождения политзаключенных и проведения новых, честных выборов на дискуссию об изменении Конституции. Эту повестку какое-то время назад начал навязывать сам Лукашенко.

Сегодня в Москве белорусский министр продолжил рекламировать затею с новой Конституцией. Сообщил, что создана рабочая группа, которая готовит поправки в Основной закон, что президенту уже было предложено два его варианта. Конкретно же ни о сроках, ни о содержании поправок Макей не сообщил: «…Я не могу сказать сейчас, что будут соответствующие поправки в Конституцию приняты через год, два или полтора».

Это может означать, что идея сырая и продиктована одним соображением — угомонить протесты, овладеть ситуацией.

Ранее в поддержку белорусской конституционной реформы как выхода из политического кризиса высказались Путин и тот же Лавров. Причем последний тогда подчеркнул: «Я бы считал правильным, чтобы к этой работе были приглашены представители гражданского общества».

Звучит вроде прогрессивно, но сегодня глава российской дипломатии снова выступил с нападками на Координационный совет, созданный по инициативе Светланы Тихановской, главной соперницы Лукашенко на минувших выборах.

Лавров заявил, что никаких контактов с представителями КС не может быть по крайней мере «до тех пор, пока они не сформируют свою структуру в соответствии с законодательством Республики Беларусь». При этом Лавров наверняка знает, что КС уже обвинен в попытках захвата власти, попал под пресс уголовного дела. Кто же их зарегистрирует?

В общем, ни Минск, ни Москва явно не хотят иметь дело с КС. А с кем же тогда власть собирается вести диалог? Ведь подавляющая масса тех, кто выходит на улицы, голосовали как раз за эту соперницу Лукашенко.

 

Намечается псевдодиалог с отфильтрованными персонажами

Очевидно, что властям важно вывести из игры Тихановскую и инициированную ей структуру именно для того, чтобы заглушить таким образом тему фактической победы Тихановской на выборах 9 августа.

С одной стороны, на КС давят власти, в том числе и уголовным делом, с другой — прозвучавшее 1 сентября заявление сторонников Виктора Бабарико о создании партии «Вместе» тоже расшатывает единство сплотившихся под эгидой Тихановской. В итоге перспективы КС ослабляются. При этом и проект «Вместе» не выглядит сильным решением.

Власти явно рассчитывают организовать дискуссию о новой Конституции с тщательно отобранными лояльными персонажами и некоей толикой бутафорской оппозиции (Макей обмолвился, что под это дело может быть создана специальная структура) — и выдать это за диалог со сторонниками перемен.

В итоге же на референдум вынесут тот проект, который нужен властям. Да, и по каким правилам будет проводиться референдум? Если по тем же, что и выборы 9 августа, то это может закончиться новыми фальсификациями и новым взрывом протестов.

 

Кремль взвалил на себя неблагодарную миссию

Сегодня же Лавров анонсировал, что 3 сентября в Минск прилетит российский премьер Михаил Мишустин. Вероятно, он прояснит, в частности, вопрос о рефинансировании белорусского долга (Минск сделал такой запрос).

Кое-что на поддержку штанов Москва, очевидно, даст. Но вообще финансово-экономическая подпитка белорусского режима может стать для России серьезной проблемой. Эксперты дружно прочат белорусской экономике глубокий кризис. Советские методы управления ею не работают, а делать реформы Лукашенко категорически не хочет.

В общем, чтобы режим не упал по экономическим причинам, придется бросать в эту топку уйму ресурсов. Причем заранее можно сказать, что это будет не в коня корм. С этой точки зрения Москве, пожалуй, был бы выгоднее подконтрольный трансфер власти. Условный Бабарико мог бы запустить механизм реформ, способный придать динамику белорусской экономике.

Кремлю, вероятно, хотелось бы подтолкнуть белорусского вождя к какому-то варианту плавного ухода, но, зная натуру Лукашенко, можно предвидеть, что он предпочтет лично рулить до последней возможности. Так что, вписавшись сейчас за него, среагировав на заклинания о цветной революции (ужас-ужас-ужас), Кремль взвалил на себя во всех смыслах неблагодарную миссию.

Репрессиями и увертками можно замедлить процесс перемен в Беларуси, но в принципе его уже не остановишь.