Как «до выборов» больше не будет. Белорусский режим вляпался в новую реальность

Самый большой вес в белорусском вопросе сегодня имеет Москва. И Кремль наверняка разыграет эту карту.

Происходящие в стране события в целом не повлияют на ее международные отношения, утверждает руководитель учрежденного президентом Белорусского института стратегических исследований (БИСИ). Так ли это? Ведь речь идет о глубоком внутриполитическом кризисе, которым обеспокоены все крупные мировые игроки.

11 сентября на видеоконференции «Белорусско-китайские отношения в условиях современной геополитической турбулентности» директор БИСИ Олег Макаров высказал мнение, что «та турбулентность, которая сейчас происходит в Беларуси, — это временная ситуация, которая никак не отражается ни на географическом положении, ни на транзитных возможностях, ни на экспорте Беларуси, ни на ее отношениях со своими основными партнерами».

Единственное, с чем здесь можно согласиться безоговорочно, относится к географии. Действительно, как бы то ни было, наша страна куда-нибудь поближе к Швейцарии не переместится.

 

Запад и Украина

К основным внешнеполитическим партнерам Беларуси относятся Россия, Китай, Украина, а также Запад, под которым подразумеваются Европейский союз и Соединенные Штаты. И уже совершенно очевидно, что в обозримом будущем на возврат к прежним отношениям с Украиной и Западом едва ли можно надеяться.

Наверняка не будут оставлены без ответа многочисленные безосновательные обвинения в адрес Киева (якобы Украина причастна к дестабилизации обстановки в Беларуси), инцидент с украинским послом Игорем Кизимом (он утверждает, что на границе был произведен досмотр его личных вещей, что трактуется как нарушение Венских конвенций о дипломатических и консульских сношениях, Госпогранкомитет Беларуси это отрицает. — Ред.). Это, разумеется, не означает разрыв всех экономических контактов, но о расширении их, судя по всему, можно надолго забыть. В частности, Украина приостановила подготовку к третьему Форуму регионов двух стран, намеченному на 8−9 октября в Гродно.

Евросоюз и США пока тоже не собираются вводить против Минска прямые торговые санкции. Однако косвенные потери в результате их отказа от сотрудничества в финансовой сфере могут оказаться существенными.

Например, Международный валютный фонд уже отказался предоставить Беларуси 900 млн долларов для преодоления последствий пандемии коронавируса, хотя семь европейских государств получили на эти цели 6,1 млрд долларов.

МВФ требовал гарантий, что деньги пойдут по назначению. Возможно, Минск и не собирался в этом плане хитрить, но утратить доверие гораздо легче, чем вновь обрести.

А аналитики международного рейтингового агентства S&P Global Ratings изменили свой прогноз кредитного рейтинга Беларуси со «стабильного» на «негативный» и пришли к выводу, что с учетом текущей политической ситуации привлечение Беларусью новых кредитных линий от международных финансовых институтов выглядит невозможным.

Более того, сами белорусские власти могут снова выстрелить себе в ногу. 28 августа Лукашенко пообещал ответить на введение соседними странами ЕС ограничений: «Вот мы им сейчас покажем, что такое санкции. Если они еще в Китай и Россию через нас (поляки и литовцы) барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику, или Черное море торговать с Россией и прочее. А по санкционной продукции (на ту продукцию, на которую Россия ввела эмбарго) — пусть даже не мечтают».

Можно, конечно, попытаться перекрыть транзит из Европы в Россию и Китай. Но это однозначно повысит стоимость товаров, что, без сомнения, не сильно обрадует тамошних потребителей.

Кстати, в пылу заочной полемики фактически были признаны на самом высоком уровне поставки в Россию с помощью Беларуси запрещенной западной продукции — так называемой санкционки…

 

Россия

Намерение Кремля сделать еще один шаг к вожделенному возрождению империи за счет формального или фактического поглощения Беларуси является секретом Полишинеля.

14 сентября в Сочи состоялась встреча Александра Лукашенко и Владимира Путина. За закрытыми дверями они провели более четырех часов. Из протокольной части встречи стало понятно, что Кремль готов поддерживать Лукашенко, исходя из своих прагматичных интересов, а не потому что уверовал в его безоговорчную победу на выборах.

Можно предположить, что в условиях острейшего внутриполитического кризиса белорусское руководство будет вынуждено пытаться обеспечить собственное выживание за счет десуверенизации страны. Новая реальность в отношениях Лукашенко с Кремлем — это будет отнюдь не статус-кво.

 

Китай

Из всех внешних игроков, пожалуй, только КНР искренне заинтересована в стабильности нынешнего белорусского режима. Индустриальный парк «Великий камень» представляет собой важный канал реализации геоэкономической стратегии Китая в Европе. Усиление же в Беларуси что западного, что российского влияния поставит реализацию этого проекта под угрозу.

Несмотря на то, что, казалось бы, Москва и Пекин — стратегические союзники, до сих пор в России ничего похожего китайцы создавать не пытались. Вероятно, есть некие достаточно серьезные препятствия. Тогда Китаю вряд ли понравится переход «Великого камня» под российский контроль.

В свете этого не исключено, что официальный Минск рассчитывает отбиться от назревающего аншлюса, сыграв на российско-китайских противоречиях. Однако при всем доминировании Китая в глобальном плане вес Москвы в «белорусском вопросе» несравненно больше.

В общем, обстоятельства складываются так, что возвращение Беларуси на международной арене к состоянию «как до выборов 9 августа» выглядит несбыточной мечтой.