Табу на приватизацию, промывка мозгов. Лукашенко важно всех держать под колпаком

Но белорусы сегодня совсем другие, чем 26 лет назад…

Сегодня Александр Лукашенко в очередной раз потоптался по приватизации и велел обратить внимание на «воспитательный процесс» в вузах. Сентенции на этот счет прозвучали при рассмотрении кадровых вопросов. И навеяны они, надо думать, нынешним острейшим внутриполитическим кризисом. Проще говоря, Лукашенко важно держать под колпаком и экономику, и образование, и другие сферы. Более того, сейчас это становится условием его политического выживания.

Назначая Сергея Никифоровича генеральным директором ОАО «БелАЗ», Лукашенко подчеркнул, что государство всегда будет поддерживать это предприятие. Также прозвучало, что в угоду «шарлатанам из-за границы» в Беларуси не будут приватизировать все и вся.

«Нигде, ни в какой стране не было справедливой приватизации. Если мы хотим в этот омут окунуть нашу страну и десять миллионов населения и потом ходить ахать и охать, поняв, что не туда зашли, — это уже без меня и, уверен, без вас», — заявил Лукашенко.

Согласовывая же назначение ректоров в Академию управления при президенте и медицинские вузы, он отметил, что в вузах следует обратить внимание на воспитательный процесс, поскольку «нам очень не хватает патриотизма в наших людях». Ну, а уж в Академию управления «вообще мышь не должна проползти, там должны быть патриотичные и преданные государству и народу люди».

Преданность государствуэто в устах Лукашенко такой эвфемизм. На самом деле его система строится на безусловной лояльности лично вождю. Короче, государство — это я.

 

Казенная система как способ политического выживания

А под «шарлатанами из-за границы» Лукашенко, скорее всего, имеет в виду вытесненных за рубеж политических противников — Светлану Тихановскую, Павла Латушко, Валерия Цепкало и других. Но те, равно как и участники протестов в стране, отнюдь не машут лозунгом приватизации. Их требования — сугубо политические, и прежде всего это отставка Лукашенко, освобождение политзаключенных, новые честные выборы.

Но он подменяет повестку дня, рисует своих противников алчными персонажами, готовыми распродать Родину и обречь простой люд на безработицу, нищету. Примерно так вождь изображал их в интервью представителям российских СМИ 8 сентября: мол, хотят «все предприятия государственные, которые у нас неплохо работают, порезать на куски, инвесторам отдать».

Однако тему приватизации Лукашенко муссирует не только ради дискредитации оппонентов. Казенная экономика — черт с ней, что неэффективная — важна для него в плане политического выживания.

Нынешний политический кризис «лишний раз показал, что главная движущая сила протеста — это люди, которые работают в негосударственных структурах, нарождающийся средний клас, который возник даже вопреки желанию Лукашенко», отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

По его мнению, из нынешних событий Лукашенко извлек тот урок, что «ни в коем случае нельзя уменьшать роль государства в экономике, общественной жизни».

Ведь именно огромная роль государства в экономике и других сферах помогает Лукашенко удержаться у власти вопреки массовым протестам. Политические репрессии в Беларуси осуществляют не только силовые структуры. Неугодных увольняют с госпредприятий, из системы образования, происходит чистка в других госструктурах, отметил эксперт.

Он предполагает, что сейчас будет наложено табу на любые проекты приватизации. Также будут закручены гайки в образовании.

«У нас и до сих пор главной задачей системы образования было обеспечение политической лояльности и только на втором плане было качество образования. Думаю, теперь эта тенденция только усилится», — прогнозирует Карбалевич.

 

Бремя проблем госсектора перекладывается на народ

Сводя идею экономических реформ к приватизации, Лукашенко также искажает позицию своих оппонентов.

Как отметил в комментарии для Naviny.by научный сотрудник Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Дмитрий Крук, приватизация — не единственный, не самый важный и не приоритетный инструмент, чтобы исправить нынешнюю очень тяжелую экономическую ситуацию. По словам эксперта, не совсем понятно, с кем в этом случае полемизирует Лукашенко.

Экономист считает, что для перспектив Беларуси важен принципиальный разговор о роли и месте государства в экономической системе. «При текущем политическом статус-кво экономическая перспектива, мягко говоря, нехорошая. Есть политическая позиция сохранить всё как есть, но как это сделать, я не знаю», — отметил собеседник.

«Госпредприятия сегодня в подавляющем большинстве находятся в крайне тяжелом положении, долговая нагрузка у них чрезмерная. Это кандалы, которые сковывают возможности их деятельности. Сейчас это будет прогрессировать и в ряде случаев переходить критические черты допустимого», — сказал экономист.

Если поставить задачу, что госпредприятия с большими долгами, которые тянут их вниз, должны тем не менее существовать, то придется так или иначе решать проблему с их долгами. Экономические механизмы для этого могут быть разные — прямая реструктуризация долгов, которая ложится на бюджет, стимулирование денежными вливаниями и пр. Но так или иначе это означает «переложить бремя проблем на налогоплательщиков», пояснил собеседник Naviny.by.

Сегодня государство в экономике «любит назначать чемпионов, играть руководящую и направляющую роль. Это не обязательно делать через госсобственность. Государство хочет командовать, кому давать ресурсы, кто сколько будет производить, как будет в отраслевом разрезе выглядеть экономика. Вот это одна из главных, фундаментальных проблем», подчеркнул Крук.

 

С ленинским прищуром: «У нас появились буржуйчики»

Итак, следите за руками. Лукашенко сохраняет огромный неэффективный госсектор якобы ради народного блага. Иначе — это у вождя звучит рефреном — проклятые буржуины все прихватизируют и будут стегать обездоленный народ плеткой. Но на самом деле содержание совкового госсектора власти элегантно перекладывают на плечи того самого народа, о котором якобы так пекутся.

От наличия этого массива едва дышащих госпредприятий, равно как и засилья других госорганизаций, де-факто выигрывает не население, а режим, и в первую очередь его вождь. Потому что в госорганизациях, где сидят надсмотрщики-идеологи, проще навязывать лояльность, заставлять выписывать казенную прессу, гнать людей на досрочное голосование и т.д. Оттуда проще вычищать смутьянов. Что мы и видим в эти недели после выборов.

Можно предположить, что сейчас власти не только законсервируют госсектор, но и еще сильнее зажмут уже сформировавшийся бизнес (не трогая, конечно, своих людей). Мы уже видим, как мстят компаниям, руководители которых хоть как-то выказали солидарность со сторонниками перемен, помогали репрессированным.

Вообще отношение к буржуазии у белорусского вождя сродни ленинскому. Еще в день выборов 9 августа Лукашенко заявил, что «мелкие буржуа» хотят захватить власть в стране: «…И сейчас эти посредники и ипэшники сидят и руки потирают: сейчас распилим, разделим — и мы будем при деле, и власть возьмем. Вот в чем суть».

Эту мысль он развивал и в интервью российским журналистам 8 сентября: «У нас появились буржуйчики, богатые люди, у нас появились айтишники, которых я создал вот этими ручищами, им предоставив условия такие, какие нигде не могут предоставить лучше. Эти категории появились, неплохо живут. И что им захотелось? А им захотелось власти».

 

Держать страну под контролем будет все труднее

Действительно, за 26 лет правления первого президента даже в жестких условиях белорусской модели заметно изменились и структура экономики, и социальная структура общества. И Лукашенко в принципе прав: чем больше людей, которые создают свое благополучие, не рассчитывая на казенную пайку, тем сильнее в обществе потребность в переменах. Предпринимателям, среднему классу, творческой интеллигенции и другим продвинутым категориям населения для нормальной работы, самореализации, полноты жизни нужны права и свободы.

Впрочем, не только им. В эти бурные месяцы на протесты выходят и работяги, и пенсионеры. Причем не за копейку, а именно с политическими требованиями. Видно, что анахроничный жестокий режим достал уже не только «буржуйчиков». Более того, люди с совестью откалываются и от вертикали, силовых структур, не желая отождествлять себя с репрессивной системой.

Консервация экономической модели, репрессии, чистки, выдавливание неугодных из страны призваны спасти власть Лукашенко. Да, так, вероятно, можно на какое-то время сбить протестную волну. Но эти методы никак не снимают причин конфликта между режимом и значительной частью общества. Напротив — обостряют антагонизм.

Общество проснулось, показало высокую степень гражданской и политической зрелости. Белорусы сейчас совсем другие, чем 26 лет назад. Сопротивление человеческого материала нарастает. И держать страну под контролем будет все труднее.