Внешняя политика официального Минска как никогда близка к дефолту

Внутренний кризис все больше усложняет положение белорусской власти на международной арене. Уже не только отдельные направления, но и вся внешняя политика Беларуси погружается в глубокий кризис.

Его суть заключается в быстром разрушении отношений с ЕС, США и Украиной, сложностями с Россией и ростом неопределенности в отношениях с третьими странами. На это накладываются дезорганизация и деморализация дипломатической службы, а также увольнения и политические чистки в МИДе.

Похоже, власти Беларуси последовательно и уверенно движутся к тому, что можно назвать внешнеполитическим дефолтом — неспособностью обеспечить минимальный набор интересов страны на международной арене. Это касается отношений не только с Западом, но и с Россией, а также всеми другими странами.

Не останавливаясь на промежуточных «достижениях», вроде жесткого разгона протестов 9–11 августа, власти не без творческого подхода и с поразительной настойчивостью раз за разом создают новые и новые события такого рода: разгром в целом безобидного Координационного совета, высылка политиков, запрет на въезд гражданам Беларуси, новые уголовные дела, тайная инаугурация, новый виток насилия и многое другое.

 

Сначала наворотили дел во внутренней политике

Рано или поздно такая настойчивость должна была дать свои результаты, и, возможно, вторая половина сентября становится в этом отношении переломной.

Ситуация складывается крайне сложная, внешнеполитический кризис значительно глубже, чем был не только в 2011 (после разгрома Площади-2010), но и в 1996 году (после противоречивого референдума об изменении Конституции и роспуска Верховного Совета).

То, что отношения с ЕС и США будут ухудшаться, стало понятно с июня 2020 года, когда был арестован Виктор Бабарико, один из потенциальных конкурентов Александра Лукашенко, а число политических заключенных превысило два десятка. При определенных обстоятельствах, однако, власти еще могли рассчитывать на быструю деэскалацию напряженности по модели 2017 года, когда после репрессивных действий в марте против участников социальных протестов уже к середине лета отношения с Европой и США в целом нормализовались.

Однако ныне жесткие разгоны протестовавших 9–11 августа и последовавшие за этим беспрецедентные по численности участников акции протеста полностью изменили ситуацию. Традиционный баланс «прагматиков» и «сторонников ценностей» в европейских институтах и национальных правительствах радикально сместился в сторону последних.

19 августа Европейский совет, а через месяц, 17 сентября, Европейский парламент приняли резолюции по Беларуси, в которых, кроме прочего, не признали результаты выборов и новые полномочия Лукашенко. В зависимости от подходов отдельных стран, начиная с инаугурации 23 сентября или с начала ноября Лукашенко де-юре не будет признаваться президентом Беларуси и полномочным представителем белорусского народа.

Уже очевидно, что в этом отношении с позицией стран ЕС солидаризируются США и Канада. Более того, впервые за время своего правления Лукашенко потерпел внешнеполитическое поражение в Украине, что особенно драматично после триумфа 2014 года. 15 сентября Верховная рада приняла постановление, в котором отмечается, что «официально озвученные результаты проведенных в таких условиях выборов президента Республики Беларусь не могут отражать реального волеизъявления белорусских граждан».

Некоторые страны ЕС заняли еще более жесткую позицию по отношению к белорусским властям. В частности, балтийские государства еще в августе ввели в действие свой список индивидуальных санкций против чиновников Беларуси, а 10 сентября Сейм Литвы признал Светлану Тихановскую избранным лидером Беларуси.

 

Отношения с Евросоюзом и США стремительно ухудшаются

Все это можно назвать настоящей катастрофой на стратегически важных направлениях внешней политики официального Минска. Налицо существенные потери от сильного сокращения или прекращения двухсторонних контактов. Заключение новых соглашений о сотрудничестве во всех сферах, от торговли до науки и образования, не представляется возможным.

Такое состояние отношений повлечет значительные потери для Беларуси как страны, но эффект будет заметен только в среднесрочной и долгосрочной перспективе, а такая перспектива не является для действующей власти приоритетом. Но главное краткосрочное последствие — ухудшение переговорных позиций в отношениях с Москвой и падение привлекательности страны для всех других стран, особенно за пределами постсоветского пространства.


Читайте также:


Уже неизбежными представляются санкции ЕС и США в отношении Минска. Главным образом речь идет об индивидуальных санкциях в отношении белорусских чиновников и, возможно, бизнесменов, ныне в предполагаемый список включено несколько десятков фамилий.

Санкции, однако, будут иметь, скорее, символическое значение. Наиболее существенным представляется другое. Европейский парламент призывает «заморозить любые средства, передаваемые белорусскому правительству», «по проектам, которые реализуются под контролем государства», а также прекратить кредитование действующей власти через Европейский инвестиционный банк, Европейский банк реконструкции и развития и другие механизмы.

Этот подход, если он будет последовательно реализовываться США, Великобританией, ЕС и европейскими национальными правительствами, повлечет за собой серьезные прямые финансовые потери для белорусских властей, в том числе и в краткосрочной перспективе. Что особенно значимо в условиях острого экономического кризиса.

Прекращение программ и проектов сотрудничества, помощи и кредитования приведет к потере сотен миллионов или даже миллиардов евро. Стоит только вспомнить, что еще весной правительство Беларуси планировало привлечь от ЕБРР для поддержания экономики в условиях пандемии около 1 млрд евро, то есть сумму, вполне сравнимую с размером российского кредита. Кроме этого, и реализация текущих проектов может быть заморожена.

Более того, ведется дискуссия о том, чтобы направить честь средств, предназначенных для белорусского государства, на поддержку гражданского общества, СМИ и частного сектора. То есть на активизацию общественной активности и развития альтернативной властям общественной инфраструктуры.

Как известно, такие программы помощи были существенно сокращены за последние пять-десять лет, и в новых условиях можно ждать их быстрого восстановления.

 

На других направлениях тоже неизбежны стагнация и упадок

В целом властям Беларуси не привыкать к плохим отношениям с Западом, хоть текущий кризис имеет беспрецедентную глубину по сравнению с 2010–2011 или даже 1996 годом. Но кроме этого, непризнание Лукашенко легитимным президентом с высокой вероятностью негативно скажется и на отношениях со всеми другими странами, особенно за пределами постсоветского пространства: Сербия, Турция, Индия, Израиль, Япония, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка (кроме Венесуэлы) и другие.

Под давлением Брюсселя Сербия уже отказалась от участия в совместных учениях «Славянское братство-2020» на территории Беларуси, а Япония рассматривает возможность присоединиться к западным санкциям. Можно ожидать, что это только начало, есть риск, что этот процесс примет лавинообразный характер.

Так или иначе, большинство государств доверяют мнению западных стран, многие вынуждены учитывать его в своей внешней политике. Формально вопрос непризнания может не ставиться, но президент с сомнительной легитимностью в любом случае будет вызывать меньше доверия и желания сотрудничать, а само непризнание со стороны ряда ключевых игроков на международной арене станет маркером неустойчивости и рисков для возможного взаимодействия.

Более того, есть все признаки, что Китай, на который белорусские власти возлагали такие большие надежды, займет выжидательную позицию. Он ограничился такими символическими жестами, как поздравление Лукашенко с победой на выборах и заявление об «уважении выбора, сделанного народом Беларуси», после инаугурации 23 сентября. Не прослеживается желания Пекина оказать реальную политическую или финансовую поддержку и тем более конфликтовать по белорусскому вопросу с Москвой и ЕС.

Таким образом, катастрофа на европейском и североамериканском направлении будет сочетаться с упадком или стагнацией в отношениях с абсолютным большинством других стран, а также невозможностью эффективно искать новых партнеров и заключать новые соглашения.

 

В отношениях с Москвой позиции как никогда слабы

Ну, и последний ключевой момент того, что можно назвать «внешнеполитическим дефолтом» — отношения с Россией.

По большому счету, официальному Минску уже как минимум два года не удается гарантировать свои интересы в переговорах с Москвой. Но после августа 2020 года возможности белорусских властей отстаивать свои позиции достигли безусловного минимума за всю историю отношений.

Ситуация иная, чем во время всех других кризисов отношений Беларуси с Западом: тогда Россия была готова вкладываться в Лукашенко и политически, и финансово.

Сейчас Россия формально признала результаты выборов 9 августа, поддержала власти Беларуси на внешней арене, а также пообещала кредит в 1,5 млрд долларов. Но поддержка эта далеко не безусловная.

Россия настойчиво продвигает проведение уже в следующем году конституционной реформы, которая должна ослабить власть Лукашенко, и проведение затем новых выборов. На встрече Лукашенко и Владимира Путина 14 сентября в Сочи этот момент был четко артикулирован, как и в позднейших заявлениях представителей российского МИДа.

Из обещанного же кредита в 2020 году Беларусь, как предполагается, получит только 1 млрд долларов (500 млн долларов — межгосударственный кредит, еще 500 млн долларов — заем по линии Евразийского фонда стабилизации и развития). Значительная часть этих средств пойдет на рефинансирование долга перед Российской Федерацией, а также покрытие задолженности за российские энергоносители.

В следующем году предполагается выделить еще 500 млн долларов в виде межгоскредита. Выделение этих средств, очевидно, будет увязываться с прогрессом в проведении политической реформы.


Читайте также:


Похоже, что Москва сейчас может получить практически всё, а Минск уже ничего противопоставить Кремлю не может, кроме авторитарного упрямства. Парадокс заключается в том, что Лукашенко слишком слаб в политическом и экономическом плане и не так много может дать.

Заключение любых серьезных интеграционных соглашений с непризнанным президентом или продажа предприятий с его согласия вызовут негативную реакцию значительной части, а скорее всего большинства, белорусского общества. Того же можно ожидать от Запада и некоторых других стран, что повлечет серьезные юридические и политические последствия.

Белорусские власти стоят на пороге не просто очередного кризиса, но погружения в серую зону внешнеполитического дефолта и неспособности обеспечить минимальный набор интересов на международной арене.

Европейское и североамериканское направление внешней политики переживает катастрофу, на российском — власти слишком ослаблены, чтобы серьезно отстаивать даже собственные внутриполитические интересы. В отношениях с другими странами следует ожидать упадка либо стагнации. Если добавить к этому дезорганизацию дипломатической службы в результате увольнений и чисток, картина становится еще более драматичной.

 

 

 


Андрей Казакевич, директор Института политических исследований «Политическая сфера», доктор политических наук