Решится ли режим Лукашенко на экономические санкции против соседей?

Официальный Минск не спешит воплощать озвученные угрозы в отношении стран ЕС.

Ровно месяц назад в ответ на политические санкции входящих в Евросоюз трех прибалтийских стран официальный Минск пригрозил ответными экономическими санкциями. Однако за словом дело пока не последовало.

 

Реальная угроза или психологическая игра?

В конце августа Литва, Латвия и Эстония ввели визовые санкции в отношении 30 официальных лиц Беларуси, а на днях расширили список еще на 101 фамилию. Поддержать санкции в отношении официального Минска выразила желание и Польша. В свою очередь, Украина обсуждает целесообразность введения санкций в отношении высокопоставленных лиц Беларуси со странами ЕС.

Реагируя на санкционную риторику соседних стран, Александр Лукашенко ровно месяц назад, 28 августа, недвусмысленно дал понять, что официальный Минск в долгу не останется и может ввести ответные санкции, причем даже экономические.

«Вот мы им сейчас покажем, что такое санкции. Если они еще в Китай и Россию через нас (поляки и литовцы) барражировали, сейчас они будут летать или через Балтику или Черное море торговать с Россией», — цитировала Лукашенко его пресс-служба.

С момента того заявления прошел уже месяц, однако пока ни литовским, ни польским грузам Беларусь дорогу не перекрыла. А белорусский МИД заявил лишь об «асимметричных» (визовых) санкциях в отношении официальных лиц прибалтийских государств.

Пойдут ли все-таки белорусские власти на экономические санкции в отношении стран Балтии и иных государств, которые не признают легитимным режим Лукашенко?

Есть мнение, что соседние страны сами сильно пострадают из-за санкций в отношении Беларуси. Близкий к пресс-службе Лукашенко телеграм-канал «Пул первого» предположил даже, что из-за белорусских санкций в отношении прибалтийских стран «европейский бизнес задумывается об обходных путях доставки» своих товаров.

Но прежде чем переживать о европейцах, стоило бы озаботиться судьбой отечественных товаров. Если страны ЕС в ответ на экономические санкции, анонсированные официальным Минском, закроют доступ на свои рынки для белорусских товаров, последствия для Беларуси будут очень чувствительными.

На ответные меры западных соседей Беларуси недавно намекнул заместить министра иностранных дел Польши Мартин Пшидач, отвечая на вопросы БелаПАН во время сентябрьской пресс-конференции.

«Понятно, что если возникнут проблемы с транзитом наших товаров на восток, то будут приняты и ответные меры», — подчеркнул Пшидач.

При этом он добавил, что заявления Лукашенко об экономических санкциях в отношении Польши пока не имели негативных последствий. По мнению замминистра польского МИДа, белорусские власти делают такие заявления, чтобы запугать общество и представить западных соседей врагами.

«Никаких негативных действий, санкций мы не почувствовали. Насколько мы понимаем, Александр Лукашенко играет в психологическую игру с белорусским обществом и говорит вещи, которые не имеют ничего общего с реальностью», — подчеркнул Пшидач.

 

Политика вопреки экономической логике

Стоит отметить, что страны, с которыми у официального Минска сформировались тяжелые отношения после выборов, входят в десятку крупнейших торговых партнеров Беларуси.

Так, в январе—июле этого года Украина являлась вторым по величине торговым партнером Беларуси, Польша — пятым, Литва — шестым.

Независимые эксперты считают, что с перечисленными европейскими странами Беларуси следовало бы выстраивать спокойные политические отношения.

«В последнее время мы слышим много политической риторики, но в действиях Беларуси должен быть экономический смысл. В противном случае политическая риторика может только усугубить проблемы, существующие в белорусской экономике», — отметила в комментарии для БелаПАН научный директор Исследовательского центра ИПМ Ирина Точицкая.

По мнению эксперта, с экономической точки зрения Беларуси не следовало бы отказываться от развития торговых отношений со странами Евросоюза.  

«Мы не должны стремиться отправлять весь наш экспорт в Россию, поскольку это несет достаточно большие географические риски. Время уже показало, что негативные события в российской экономике сразу же транслируются на Беларусь, поэтому географическая диверсификация белорусского экспорта крайне важна», — считает Точицкая.

Кроме этого, полагает экономист, Беларусь не должна стремиться торговать с другими странами только через Россию. «Этот мир очень конкурентный, и Беларусь не может позволить себе увеличивать издержки, выбирая более дорогую логистику вопреки более дешевой через европейские страны», — подчеркивает Точицкая.

Вместе с тем, говорят эксперты, довольно сложно оценивать вероятность дальнейших сценариев развития белорусско-европейских отношений, так как в последнее время официальный Минск делает сугубо политические заявления.

«В действиях белорусского руководства превалируют политические мотивы, а не экономические. Власти сейчас чувствуют, что находятся как будто на фронте, поэтому исходят из политических соображений», — отметил в комментарии для БелаПАН директор Совета по международным отношениям «Минский диалог» Евгений Прейгерман.

По его мнению, в нынешних реалиях официальный Минск с учетом политической логики может начать переориентировать грузопотоки с запада на восток.

Кстати, в минувшую пятницу Александр Лукашенко заявил, что во время недавней встречи с Владимиром Путиным предложил российскому президенту скооперироваться и построить в Ленинградской области «свой причал, скажем так, свой порт».

«Высока вероятность, что белорусские власти будут прилагать усилия, чтобы переориентировать транзит товаров с литовского порта на российский. А вот вероятность того, что Беларусь будет блокировать поставки европейских товаров в Россию, невелика, так как в этом случае могут последовать ответные экономические санкции», — считает Прейгерман.

На будущее белорусско-европейских экономических отношений, полагает он, будет большое влияние оказывать политический фактор.

«Если протесты будут продолжаться и ЕС будет поддерживать участников протестных акций, то белорусские власти станут по-прежнему руководствоваться политическими мотивами, а экономическая целесообразность отойдет на второй план», — прогнозирует Прейгерман.