Завели уголовку, могут забрать детей. Как давят на семью Петуновых из Сморгони

Для неподготовленного человека звуки в доме семьи Петуновых из Сморгони кажутся слишком громкими — почти постоянно то кричит, то что-то недовольно говорит 15-летний Ваня, у которого умственные ограничения. Мальчик не может успокоиться уже несколько суток — его маму Ольгу Петунову задержали по подозрению в клевете на сотрудников милиции, а телефон, с которым Ваня не расставался, забрали оперативники.

Ольга и Илья Петуновы

 

«Они проводили обыск и вообще не говорили ничего о том, что планируют задерживать жену»

На прошлой неделе по Сморгони были расклеены листовки, в которых сообщалась информация о некоторых сотрудниках милиции. 25 сентября по подозрению в совершении преступления по ст. 188 Уголовного кодекса (клевета) задержали 47-летнюю Ольгу Петунову, жену известного в городе 57-летнего бизнесмена Ильи Петунова. Ольга — мать двоих детей, один из которых инвалид детства, имеет серьезные умственные нарушения. Женщина перенесла онкологическое заболевание.

Как рассказал Naviny.by Илья Петунов, он, его жена и старший 15-летний сын Иван были дома, когда к ним пришли оперативники с обыском. В документах, которые видел Илья, написано, что у оперативников есть основание считать, что Ольга может быть причастна к появлению объявлений. Женщина, по словам мужа, это отрицает:

«Они проводили обыск и вообще не говорили ничего о том, что планируют задерживать жену, она к этому оказалась совершенно не готова. Когда обыск закончился, ей вручили постановление о задержании. Сказали снять украшения, позволили собрать необходимые вещи. Ольга плакала. Наш старший ребенок, который был дома, имеет третью степень потери здоровья, у него умственные ограничения. У него гиперактивность, обязательно нужно, чтобы рядом был человек, который его контролирует. Оперативники сказали, что если не пойдет сама, наденут наручники и уведут силой».

Пока обыскивали дом, стало известно, что задержали и сына Ильи Петунова от первого брака Тимофея, который тоже живет с ними. Его обвиняют в участии в несанкционированном мероприятии: «Получается, теперь из нашей семьи двое человек задержаны».

 

«Телефон, телефон, они забрали мой телефон»

У Петуновых изъяли всю компьютерную технику, телефоны. Если для обычных людей это не критично, для Ивана лишиться телефона, на котором он смотрит мультфильмы, стало настоящей драмой. Объяснить мальчику, что произошло, невозможно. Он начал нервничать, требовать телефон обратно. Петуновы, рассказал Илья, очень просили вернуть мальчику аппарат, но оперативники навстречу просьбам не пошли.

Иван еще при них начал сильно нервничать — бросаться вещам и без конца повторять «телефон, телефон, они забрали мой телефон». Илья говорит, что Иван так делает, если чем-то недоволен, и в нормальной ситуации можно успеть принять какие-то меры, но в вечер задержания Ольги состояние мальчика только усугублялось.

Когда увезли маму, у Ивана случилась истерика, а у Ильи, который в 2018 году перенес инфаркт миокарда, резко поднялось давление, мужчине было так плохо, что он не знал, что ему делать. Иван (его рост 178 см, около 80 кг вес) стал неуправляем — буквально громил дом, выбрасывал со второго этажа вещи.

Илья позвонил в скорую помощь. Там ему посоветовали вызвать милицию, и он это «сделал от отчаянья по городскому телефону». Но приехала не милиция, а представители инспекции по делам несовершеннолетних. Илья предполагает, что им передали его обращение из милиции.

С представителями органов опеки разговаривала мама Ольги Вера Ивановна. Она тридцать лет заведовала педиатрическим отделением Сморгонской районной больницы. Вера Ивановна и представить не могла, что то, что произошло в семье ее дочери, может случиться в нашей стране с матерью ребенка-инвалида, с женщиной, перенесшей тяжелое онкологическое заболевание.

Она не понимает смысла задержания — зачем лишать нормальной жизни семью, ведь следствие может вестись и тогда, когда женщина находится дома.

«Я живу отдельно от дочки и зятя, и в этот день у меня был младший внук Павел. Поздно вечером дочь пришла ко мне в сопровождении конвоя, как я поняла, она упросила милиционеров заехать ко мне, чтобы предупредить, что случилось, и рассказать, что с Ваней плохо. Я села в машину, и мы с младшим приехали в дом Оли. Я привезла Ване ноутбук. Дом был разгромлен, зять лежал, ему было плохо. Ваня сбрасывал вещи со второго этажа, многое сломал и кричал: Когда отдадите телефон?. Представители органов опеки посоветовал дать ребенку успокоительных капелек. Мы 15 лет поддерживаем ребенка — он принимает медикаменты, нейролептики, в том числе по определенной схеме. Какие капельки? В семье справляются с ребенком, в том числе потому, что не создают подобных ситуаций. Для Вани телефон очень важен, он очень любит с ним заниматься. Когда у него есть телефон, он чувствует себя комфортно», — рассказала Вера Ивановна корреспонденту Naviny.by.

Вера Ивановна уверена, что ее дочь не развешивала никаких объявлений.

Иван, Тимофей и Павел Петуновы в Иерусалиме

По обвинению в клевете помимо Ольги задержаны еще несколько жителей Сморгони, сообщил в эфире телеканала «Беларусь 1» замначальника управления Главного управления собственной безопасности МВД по Гродненской области Сергей Сытый:

«Управлением собственной безопасности по Гомельской области МВД совместно с коллегами из Сморгонского РОВД установлена причастность к данному преступлению четырех граждан, которые водворены в ИВС. По местам жительства данных граждан проведены обыски, изъята множительная и копировальная компьютерная техника. Хочу обратить внимание, что подобные действия влекут привлечение к уголовной ответственности».

Илья Петунов говорит, что Ольга «не имеет отношения к листовкам, но она имеет активную гражданскую позицию, за что и поплатилась».

Женщина работает главным бухгалтером на семейном предприятии, она руководитель районного центра поддержки предпринимательства. Была зарегистрирована как независимый член избирательной комиссии на выборах президента на участке № 2 Сморгони, но ее не допустили к работе в связи с тем, что она оказалась контактом первого уровня, рассказал Naviny.by муж Ольги.

23 сентября Ольга и Илья Петуновы вместе еще с тремя жителями Сморгони были привлечены к административной ответственности по ст. 23.34 КоАП за участие в несанкционированном мероприятии в Сморгони 6 сентября. Каждому присудили штраф в размере трех базовых величин.

Уже после того, как Ольгу забрали, на ее имя принесли повестку — она должна явиться в суд 30 сентября. Ее обвиняют в участии в несанкционированном мероприятии в Сморгони 13 сентября.

В Сморгони тоже очень активно выходили протестовать против фальсификации выборов и милицейского насилия

 

Прокуратура угрожает, что дети окажутся в СОП

Еще один способ давления на семью — дети, сказал Илья Петунов.

Еще до прошедшего 26 сентября суда Илья Петунов получил предупреждение из прокуратуры за то, что 6 сентября он находился со своим сыном Иваном на несанкционированном массовом мероприятии.

В этом документе Илью особенно возмутило, что в нем написано, будто «поведение участников несанкционированных мероприятий (нецензурная брань, выкрикивание лозунгов) негативно влияет на нравственное воспитание и развитие несовершеннолетнего».

«У нас ни одного пьяного нет на акциях, речи о том, что там кто-то ругается, не идет, — сказал бизнесмен. — Я спрашивал, откуда вообще взяли информацию о нецензурной брани. Мне в прокуратуре сказали, что смотрели видеозапись, которая, как я помню, ведется с расстояния 50 метров. Это всё ложь, одним словом. Да, я в этот день был с ребенком возле площади, держал его под руку. У меня в руках не было ни флага, ни плаката. Я не подвергал никакой опасности Ивана. И еще мне непонятно, почему до решения суда меня называют участником несанкционированного мероприятия».

Илья Петунов отмечает, что прокуратура выписала ему предупреждение «после того, как представители власти заговорили о том, что надо наказывать семьи, которые берут на митинги детей».

Факты участия детей в несанкционированных митингах получат правовую оценку, заявил 9 сентября заместитель премьер-министра Игорь Петришенко, а 24 сентября он сообщил, что 26 родителей, которые были на несанкционированных митингах с детьми, привлечены к административной ответственности.

В этот же день генеральный прокурор Андрей Швед сообщил, что правоохранительные органы оперативно выявляют этих лиц, передают в органы опеки и попечительства, прокурорам сведения о них. Более того, прокуратура инициирует ужесточение ответственности родителей за вовлечение детей в акции протеста.

Прокурор Сморгонского района Андрей Клышевич предупредил Илью Петунова, что в случае дальнейшего противоправного поведения будет инициировано признание его детей «находящимися в социально опасном положении либо нуждающимися в государственной защите».

Илья Петунов мысли не допускает, что его дети могут нуждаться в государственной защите: «Они живут в нормальной семье, в большом доме, у них есть всё необходимое для развития и хорошего детства. Все 15 лет от рождения Ивана семья, включая бабушку, занимается его развитием, а это большая психологическая и физическая нагрузка и ответственность».

Петуновы постоянно вывозят детей оздоравливаться на море — только в прошлом году вместе родителями и братом Иван побывал на Сицилии, в Израиле и Литве. Всей семьей Петуновы часто ездят в Минск на концерты звезд — в Сморгонь-то мировые знаменитости точно не приедут.

И такую семью у местных чиновников поднимется рука признать находящейся в социально опасном положении?

«Я не сплю, у меня стресс, но я законопослушный человек, я плачу немалые налоги. А они взяли типовое письмо, которое рассылают асоциальным людям, вставили мою фамилию и дали мне. Я вижу, что они бьют по самым активным людям, которые не согласны с политикой режима», — сказал Илья.

У Ильи, который живет в Беларуси с 1990 года, российский паспорт, у Ольги белорусский. Семья могла давно уехать, говорит мужчина, «но жизнь ведь здесь». Младший сын ходит в школу, не решились всё бросить.

«Я жил при Советском Союзе, и так больше жить не хочу. Сейчас для меня день сурка — происходит то же, что было, когда заканчивалась история СССР: экономика стагнировала, люди видели в жизни одно, а по телевизору другое. Для меня происходящее в Беларуси — дикость, мы катимся в Северную Корею. Нет никакого диалога общества и власти. Я не могу с этим мириться, я не хочу называть белое черным и наоборот», — заключил Илья Петунов.

 


UPD Пока материал готовился к публикации, Ольгу Петунову освободили из-под стражи. Как рассказала сама Ольга, в изоляторе она объявила голодовку, и свое освобождение связывает в том числе с этим. Но ее процессуальный статус не изменился — женщина по-прежнему является подозреваемой по ст. 188 УК. Тимофея — сына Илья Петунова от первого брака — не освободили.

 

 

Фото предоставлены семьей Петуновых