Европа вводит санкции, Минск грозит назло маме уши отморозить

Попытки же Запада достучаться до Лукашенко через Путина — глухой номер…

Санкции против белорусских чиновников, которые 2 октября ввел в действие Евросоюз, носят сугубо символический характер. Объединенная Европа приняла их в первую очередь для очистки совести. Тем не менее, Минск отреагировал резко, с угрозами ответных мер вплоть до разрыва дипломатических отношений.

«Дальнейшая раскрутка ЕС «санкционного маховика» может привести к еще более серьезным последствиям, например, выходу Беларуси из совместных программ и проектов, пересмотру уровня и модальности дипломатического присутствия вплоть до решения о целесообразности сохранения дипломатических отношений», — говорится в заявлении белорусского МИДа.

В документе много возмущенного пафоса, но старательно обходится то, из-за чего загорелся сыр-бор: сфальсифицированные выборы, звериная жестокость при разгонах демонстраций, длиннющий список политзаключенных. Вроде как мы такие белые и пушистые, а вот эти чертовы европейцы с их «продемократическим тоталитаризмом» (во как завернуто!) гнобят почем зря.

 

Западу жалко терять наработки в отношениях с Минском

Между тем пока санкции ЕС коснутся лишь четырех десятков представителей белорусского режима. В прежние времена черный список Брюсселя бывал и подлиннее. Хотя, конечно, еще не вечер. Впрочем, и эти санкции Европа ныне приняла со скрипом. Долго упрямился маленький Кипр.

Правда, уже успели ввести свой автономный пакет персональных санкций против примерно 130 белорусских должностных лиц страны Балтии. С ними, а также с Польшей и Украиной, у Минска отдельная заруба. Лукашенко и его пропаганда с особой страстью обвиняют этих соседей в подрывной деятельности против синеокой республики. В частности, мол, в Украине готовят боевиков, со стороны Литвы лязгают танковые гусеницы, а поляки хотят оттяпать Гродненскую область.

Задетые нелепыми обвинениями соседи, естественно, горят желанием дать сдачи. Ну и вообще им было бы куда сподручнее граничить с демократической Беларусью. Отсюда особая ангажированность в белорусский вопрос.

А вот старая Европа не столь решительна. Брюссель за последние годы серьезно вложился в прагматичный диалог с режимом. После Крыма было решено, что это меньшее зло, нежели агрессивная Москва.

Запад «много инвестировал» в отношения с Беларусью до выборов 9 августа, это «жалко было терять», отметил польский политолог, сотрудник Центра восточных исследований (Варшава) Камиль Клысиньски, выступая на днях через скайп на VІ конференции памяти генерала Киприана Кондратовича, организованной в Минске аналитическим проектом Belarus Security Blog.

По словам политолога, Запад, не признавая Лукашенко легитимным лидером, «попадает в сложную диалектику». В частности, возникает вопрос, что делать с послами, признавать ли новым президентом главную соперницу Лукашенко на минувших выборах Светлану Тихановскую. «Если мы признаем ее президентом Беларуси, то значит мы признаем легальность выборов», — отметил Клысиньски.

Так что Европа хотя и принимает ее на высоком уровне, идти дальше не решается и вряд ли пока решится. Лишь Литва в резолюции сейма от 10 сентября назвала Тихановскую и созданный по ее инициативе Координационный совет единственными законными представителями белорусского народа.

 

Москва преследует в Беларуси свой интерес

При этом Брюссель решил пока не включать в черный список Лукашенко. Для того, мол, чтобы держать приоткрытой дверь для диалога.

Понятно, что если конфронтация будет нарастать, то могут вписать в блэклист и вождя режима. Да и сейчас, когда визового бана нет, объявленного нелегитимным правителя никто в Европу приглашать не додумается.

Проблема, однако, в том, что Лукашенко не демонстрирует ни малейшего желания к диалогу ни с Европой, ни внутри страны (точнее, пообещал имитационный диалог на сервильном Всебелорусском собрании, что вызывает лишь сарказм у противников режима). Как известно, он даже не снял трубку, когда в августе пыталась дозвониться канцлер Германии Ангела Меркель.

Европейские лидеры пытаются достучаться до Лукашенко через Владимира Путина. В частности, с ним раз за разом ведет телефонные разговоры на белорусскую тему президент Франции Эмманюэль Макрон. Он надеется, что Кремль побудит Лукашенко принять посредничество ОБСЕ для разрешения внутреннего кризиса.

Пока эти надежды призрачны. И в принципе наивно рассчитывать, что Путин подтолкнет белорусского соратника к настоящему диалогу со сторонниками перемен, к демократизации внутриполитической жизни через новую Конституцию.

Да, Кремль теребит Лукашенко, чтобы проводил конституционную реформу, но при этом преследует сугубо свои великодержавные цели. Пользуясь белорусским кризисом, Москва хочет усилить здесь свое влияние, занять командные высоты в экономике, политике, военной сфере.

Как отметил на VІ конференции памяти генерала Кондратовича Юрий Царик, заместитель директора Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск), речь идет о ликвидации стратегической автономии Беларуси от России. Более того, по выражению Царика, «мы наблюдаем дефолт Беларуси как государства».

 

Режим в упоении продолжает ломать дрова

Однако Минск бравирует и сам лезет в драку с довольно осторожным в белорусском вопросе Западом. МИД объявил, что белорусская сторона с сегодняшнего дня вводит в действие ответный санкционный список, который не обнародуется. То есть нежелательных персон из стран ЕС будут тормозить на границе по факту. Пусть мучаются и гадают, кому дадут от ворот поворот.

Выход Беларуси из совместных с ЕС программ и проектов, чем тоже грозит МИД, естественно, ударит прежде всего по самой Беларуси.

Еще раньше Лукашенко лично отдал распоряжение проработать вопрос переброски белорусского экспорта из литовских портов на российские. Независимые эксперты дружно твердят, что это невыгодно экономически и усиливает и так чрезмерную зависимость Беларуси от восточной соседки. Однако высокое начальство, видимо, руководствуется логикой «назло маме уши отморожу».

Хотя сами по себе персональные санкции ЕС — лишь комариный укус, чисто психологический раздражитель, но в целом крах западного вектора внешней политики приведет и к огромным финансово-экономическим потерям. Еще страшнее то, что под удар ставится независимость страны.

При этом уже вскоре Лукашенко, от которого Кремль будет требовать немалых уступок, может почувствовать серьезный дискомфорт и на восточном направлении. И тогда вероятна новая попытка найти общий язык с Брюсселем и Вашингтоном.

«Несмотря на то, что политика балансирования Беларуси фактически закончена и ее отношения с Западом испорчены на годы вперед, Лукашенко все еще заинтересован в том, чтобы окно возможности на этом направлении было приоткрыто, поскольку углубленная интеграция, продвигаемая Россией, ставит под угрозу его власть не в меньшей степени, чем внутриполитический кризис», — считает Денис Мельянцов, координатор программы «Внешняя политика Беларуси» Совета по международным отношениям «Минский диалог».

Можно предвидеть, что если ситуация прижмет, Минск снова попытается торговать с Западом политзаключенными, отменой репрессивных мер против независимых медиа. Так уже было в периоды разрядки в отношениях с ЕС и США после похолоданий, связанных с выборами 2006 и 2010 годов.

Однако теперь шансы на некую нормализацию отношений с Западом при сохранении нынешней власти минимальны. Слишком много наломано дров. Причем режим в некоем упоении продолжает их ломать.

Однако и сменить власть белорусам чертовски непросто. Запад здесь мало чем способен помочь. Россия влияет на белорусскую ситуацию несравненно сильнее, но при этом преследует свой имперский интерес. В итоге судьба Беларуси критически зависит от воли ее сознательных граждан.