Лукашенко пытается расколоть белорусов, Тихановская обостряет игру

Она поставила режиму ультиматум и грозит национальной забастовкой уже с 26 октября…

Александр Лукашенко поехал инспектировать уборку картофеля, но в голове у него все равно уличные протесты. Он попытался противопоставить безропотных аграриев выходящим на протесты «мордоворотам».

«Если бы у нас и в Минске такой народ был, мы были бы самыми богатыми. А то те мордовороты ходят по Минску, а кушать-то хотят. Им заплатят какие-то деньги, они походили-походили, а потом в пять-шесть часов бегут в кафе или ресторан, чтобы их потратить», — заявил Лукашенко 13 октября в Толочинском районе.

 

Разделяй и властвуй

Как видим, идеал белорусского начальства — покорные работяги, которые вкалывают (в большинстве случаев — за жалкие гроши) и молчат в тряпочку. Вождь по-прежнему пытается изобразить картину так, что участники протестов бесятся-де с жиру и вообще проплачены. Правда, насчет мордоворотов получилось не очень убедительно: последней по счету крупной акцией стал марш пенсионеров — некогда базового электората Лукашенко. А пенсии такие, что особо не разжиреешь.

Правитель прибегает к излюбленной тактике: разделяй и властвуй. Это касается не только заявления о проплаченных «мордоворотах», но и сенсационного визита в СИЗО КГБ в минувшую субботу.

Российский ресурс «Открытые медиа» сообщил, что, по данным его источников в белорусском Совбезе, Администрации президента и Совмине, «цель визита Лукашенко в СИЗО КГБ — предложить своим оппонентам сделку. Они призывают своих сторонников прекратить уличные выступления и попытки организовать забастовки. Взамен Лукашенко выпускает оппозиционеров на свободу, где они войдут в состав будущей комиссии по выработке новой Конституции. Когда она будет готова (уже в следующем году) — состоятся и новые выборы».

Правитель пытается втянуть в свою игру более умеренную, как ему кажется, часть своих политических противников. Мол, поддержите «диалог» и «конституционную реформу» по моим правилам — выйдете на волю. А кто заупрямится — долго еще будет гнить на нарах. И те, кто выходит на улицы, будут получать по мозгам еще сильнее.

Последнее было объяснено в минувшее воскресенье на языке дубинок, водометов и светошумовых гранат участникам Марша гордости. Задержали более 700 человек, людям разбивали головы, брутальность действий силовиков снова почти дошла до уровня 9–11 августа, первых дней после выборов. В минувший же понедельник досталось и участникам марша пенсионеров, и тем, кто их приветствовал: при разгоне использовались светошумовые патроны, слезоточивый газ, задержали 186 человек.

 

Разговор в СИЗО, похоже, не задался

Судя по тому, что государственные СМИ ограничились более чем скудными сообщениями о сути разговора Лукашенко с политзаключенными, добавив ремарку, что «подробности встречи участники общим решением оставили конфиденциальными», общение не задалось.

Это косвенно подтверждается информацией, которая просачивается через адвокатов политзаключенных. Член президиума Координационного совета (КС) Максим Знак заявил, что это не были переговоры, а изложение мнений. Также стало известно, что блогер Сергей Тихановский на этой встрече заявил о необоснованности обвинений в свой адрес, о лжи на его счет в госСМИ, спросил, почему его жену Светлану Тихановскую объявили в межгосударственный розыск, почему на встрече нет Марии Колесниковой — члена президиума КС, соратницы Виктора Бабарико.

Наконец, сам Бабарико тоже через адвокатов передал, что субботнюю встречу нельзя назвать диалогом, никаких договоренностей не достигнуто. По его мнению, для диалога нужно, чтобы все его участники были на свободе, имели равный доступ к информационному полю и чтобы сам круг представителей гражданского общества был шире.

Таким образом, пока Лукашенко не удалось навязать второй стороне свою игру. Стоит добавить, что если бы кто-то из знаковых политзаключенных — тот же Бабарико — согласился подыгрывать правителю, то, во-первых, это никак не повлияло бы на протесты, а во-вторых, поставило бы крест на таком политике.

 

Сработает ли ультиматум Тихановской?

Между тем протесты длятся уже третий месяц, дискутируется вопрос об их эффективности. Кое-кто критикует Тихановскую и ее штаб за нерешительность, отсутствие внятной стратегии. В этой ситуации команда Тихановской решила сыграть на обострение. 13 октября экс-кандидат в президенты выдвинула властям ультиматум: «Лукашенко должен объявить об уходе. Насилие на улицах должно остановиться полностью. Все политзаключенные должны быть освобождены».

Если до 25 октября эти требования не будут выполнены, то «вся страна мирно выйдет на улицы с Народным Ультиматумом», а днем позже «начнется национальная забастовка всех предприятий, блокировка всех дорог, обвал продаж в государственных магазинах», говорится в заявлении.

Политический обозреватель Виталий Цыганков считает, что таким образом Тихановская и ее команда отвечают на висящий в воздухе вопрос сторонников перемен: «Что дальше?» Она показывает, что настроена решительно и у нее есть план.

В какой-то мере она таким образом поставила на карту свою политическую репутацию, свой авторитет, заявил обозреватель в комментарии для Naviny.by. Но если национальная забастовка не получится, это нельзя будет назвать только ее личным провалом — в таком случае окажется, что к столь решительным действиям пока не готово само общество, подчеркнул Цыганков.

«Это игра на повышение ставок. Тихановская пытается взять инициативу в свои руки», — отметил в комментарии для Naviny.by эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

Он не склонен переоценивать влияние ультиматума на сюжет белорусских протестов, которые, по мнению аналитика, «никем не управляются и не контролируются».

По словам собеседника, на ситуацию больше влияют иные факторы, «иногда совершенно неожиданные, непредсказуемые». Например, «визит Лукашенко в СИЗО КГБ — вроде бы шаг к некоему примирению, а в реальности он, напротив, вызвал обострение ситуации».

В целом сейчас со стороны властей «зажимание гаек идет последовательно, все сильнее и сильнее, и в обратную сторону они уже не откручиваются. Можно предположить, что эта тенденция продолжится», отметил Карбалевич.

 

Лукашенко не может совладать с ситуацией, но предпочитает давить

В середине августа страна была близка к национальной забастовке, на крупных предприятиях проходили бурные митинги, самого Лукашенко подвергли остракизму на Минском заводе колесных тягачей. Но тогда властям удалось запугать рабочих, нейтрализовать лидеров забастовочного движения.

Сегодня стало известно, что глава стачкома Минского тракторного завода член президиума КС Сергей Дылевский, опасаясь за свою безопасность, уехал в Польшу, где уже находится его семья. Несколькими днями ранее его вынудили уволиться с МАЗа — как утверждает сам Дылевский, в ином случае угрожали уволить его родителей (администрация предприятия это отрицает). Также он сообщал о давлении со стороны КГБ.

История Дылевского наглядно показывает, как жестко и методично власти и спецслужбы работают по заводилам стачечного движения. Так что аналитики не берутся прогнозировать, получится ли в этот раз замутить национальную забастовку.

Очевидно, однако, что политический кризис в Беларуси обостряется. Попытки Лукашенко расколоть своих оппонентов, задавить уличную активность и подменить политическую повестку дня пока безуспешны. Сторонники перемен не согласны снимать ключевые требования: чтобы нынешний правитель ушел, чтобы прекратилось насилие, чтобы были освобождены политзаключенные и проведены новые, честные выборы.

Лукашенко же исповедует только метод силы. Однако на него самого давят суровые обстоятельства, заставляющие лавировать. Запад усиливает санкции. Кремль нажимает со своей стороны. Экономика тоже берет за горло. Да и протесты, вопреки утверждениям пропаганды, не сдуваются.

Режим в патовой ситуации. Закручивая гайки, можно и резьбу сорвать. А паллиативы в виде псевдодиалога и видимости конституционной реформы не решают вопроса о назревших переменах, не устраивают значительную часть общества.

К серьезным же уступкам вождь режима не готов. Ну, может, выпустят вскоре нескольких политзаключенных. А вообще, зная натуру Лукашенко, можно предвидеть, что в выборе между уступками и подавлением он продолжит делать основную ставку на подавление.