Салей, Шкляров, Власова — на выход! Бабарико, Тихановскому приготовиться?

Играя судьбами политических узников, Лукашенко пытается пустить пыль в глаза белорусам и зарубежью.

Кто-то скажет: ну, процесс пошел. 19 октября стало известно, что из следственного изолятора выпустили политтехнолога Виталия Шклярова и члена президиума Координационного совета (КС) Лилию Власову. Также подтвердилось известие, что под домашний арест переведен Илья Салей, один из адвокатов члена президиума КС Марии Колесниковой.

А бизнесмену, политологу Юрию Воскресенскому и директору ИТ-компании PandaDoc Дмитрию Рабцевичу мера пресечения была изменена еще 11 октября, назавтра после сенсационной встречи группы политзаключенных с Александром Лукашенко в СИЗО КГБ. Все перечисленные выше «счастливчики» участвовали в этом действе.

Но вообще там было 12 узников. Распространится ли специфический гуманизм вождя режима на остальных? В чем смысл затеянной игры и окажется ли она удачной для Лукашенко?

 

Это не освобождение, а игра кошки с мышкой

Прежде всего стоит подчеркнуть, что это никакое не освобождение. Попавших под замес из-за выборов только выпустили из-за решетки под домашний арест, который накладывает на них довольно жесткие ограничения. Например, нельзя пользоваться связью, видеться с родными, ну и, конечно, выходить из квартиры.

При этом обвинения не сняты, фигурантов дел с густым запахом политического преследования могут выдернуть из домашней постели и вернуть на нары в любой момент. Скорее, это напоминает игру кошки с пойманной мышкой: кошка то отпустит лапу, то снова придавит жертву.

Знаковые фигуры — бывший глава «Белгазпромбанка» Виктор Бабарико, блогер и яростный критик главы режима Сергей Тихановский — по-прежнему в СИЗО. Это если говорить об участниках встречи с Лукашенко. А вообще парятся на нарах и харизматичная соратница Бабарико Мария Колесникова, и уличные заводилы из числа старой оппозиции Николай Статкевич, Павел Северинец, и активисты оппозиционных штабов, и попавшие под раздачу блогеры. В списке белорусских правозащитников — 94 политических заключенных.

И Власова, и Салей остаются политзаключенными, подчеркнул 19 октября КС. Он настаивает на том, что «только освобождение всех политических заключенных и прекращение преследования граждан за их политические убеждения может быть шагом к началу разрешения политического кризиса».

Понятно, что выполнять требования КС, по факту создания которого сразу же было возбуждено уголовное дело, власти не разгонятся. Но для чего-то же Лукашенко ходил в СИЗО КГБ. И выпуск узников, пусть себе и под домашний арест, — наверняка не от прилива сострадания, а по соображениям политической целесообразности. Чего добивается Лукашенко этими шагами?

 

Кнут кнутом, но время показать и пряник

«Конституцию на улице не напишешь» — эту фразу Лукашенко со встречи в СИЗО КГБ государственные СМИ сделали ключевой в своих лапидарных (похоже, вынужденно лапидарных) отчетах. Что лишний раз подтверждает: длящиеся третий месяц после выборов массовые протесты белорусов сидят у вождя в печенках.

«Парадокс в том, что в известном тупике оказались и протест, и Лукашенко», — заявил в комментарии для Naviny.by политический аналитик Юрий Дракохруст.

По разным причинам «победить с налета» у Лукашенко не получилось. Западное крыло внешней политики «отвалилось». Из Москвы, судя по всему, намекают, что белорусскому руководству следует решать вопрос стабилизации в стране, «а он не решается, стабильности нет». В этой ситуации Лукашенко решил действовать не только кнутом, но и пряником, считает собеседник Naviny.by.

При этом «круглый стол в СИЗО вести невозможно, там можно сделать только пристрелку, познакомиться, что это за люди». Но если ты с ними хочешь разговаривать, их нужно освобождать. Лукашенко это понимает, однако делать это ему «страшно не хочется». Выпуская не самых главных фигурантов политических дел, он «сам себя готовит к тому, что надо выпускать Бабарико и Тихановского и как-то с ними играть», считает Дракохруст. При этом он не уверен, что они согласятся и такая игра у Лукашенко получится.

 

ГосСМИ пытаются раздуть роль Воскресенского

Пока из выпущенных фигурантов выделяется медийной активностью Воскресенский. Он еще будучи за решеткой стал давать государственным СМИ комментарии, рисовавшие оппонентов режима в негативном свете. В социальных сетях сделали вывод, что Воскресенского «сломали».

По выходе из СИЗО этот человек заявил, что Лукашенко поручил ему подготовить свод предложений об изменениях Конституции и составить список лиц, которым можно было бы изменить меру пресечения (ага, все так и поверили, что это решает не вождь, а вчерашний узник).

Несмотря на домашний арест, Воскресенский появляется в эфире белорусских и российских телеканалов. Государственные медиа изо всех сил пытаются подать его как видного оппозиционера, раздуть его роль в команде Бабарико.

Но тот через адвоката передал на волю, что участники встречи с Лукашенко не передавали никому полномочий вести диалог или говорить от их имени. И что Воскресенский — не уполномоченное лицо, что он даже не был членом штаба экс-банкира.

Создание властями в Минске и регионах диалоговых площадок для дискуссий о новой Конституции тоже выглядит имитационным процессом. Там правят бал официозные персонажи, реальная оппозиция предпочитает не вляпываться. Партия БНФ, например, отказалась от приглашений, заявив: «Громко объявленное властями создание “диалоговых площадок” для обсуждения изменений в Конституцию сопровождается дальнейшей эскалацией насилия, что не дает оснований считать эти площадки чем-то большим, чем фикция и имитация диалога».

 

Цель — расколоть протест, создать видимость диалога

Визит Лукашенко в СИЗО КГБ и выпуск оттуда некоторых политзаключенных — «это игра с созданием искусственного центра оппозиции, чтобы расколоть протест, попытаться втянуть этих людей в конституционную реформу и объявить это диалогом», считает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич.

«Пока получается не очень. Один Воскресенский — это персонаж карикатурный. Никто его не воспринимает как представителя оппозиции», — отметил Карбалевич в комментарии для Naviny.by.

По его мнению, чтобы создавать некий имитационный центр конструктивной оппозиции, нужны «достаточно серьезные люди». Бабарико на эту роль подходит, но пока, видимо, не согласился ее играть, «потому что иначе был бы уже на свободе и давал интервью белорусскому телевидению».

«Игра политзаключенными — это любимая игра Лукашенко. Но их освобождение должно идти параллельно с прекращением политических репрессий, потому что освобождать одних и брать новых — смысла немного. А пока власти, судя по всему, прекращать репрессии не собираются, продолжают делать ставку на силовой вариант решения проблемы», — говорит эксперт.

Ныне власти готовы выпускать преимущественно тех, «кого удастся сломать и кто будет готов на телекамеру призвать, условно говоря, прекратить протесты», считает Карбалевич.

 

Сторонников перемен не устроят паллиативы от Лукашенко

Можно предположить, что психологическая обработка участников той встречи в СИЗО КГБ продолжается, причем интенсивно. Когда людям ломятся огромные сроки, соблазн пойти на сделку может быть сильным.

Однако даже если представить себе, что кто-то из заметных политических узников соглашается подыграть Лукашенко в обмен на выход из СИЗО (хотя пока, похоже, они тверды), повлияет ли это на сюжет протестов? Вряд ли. До сих пор они развивались и эволюционировали согласно внутренней логике, в основном путем самоорганизации. Даже Светлана Тихановская со своим штабом на этот процесс, похоже, не слишком влияет.

И все же Лукашенко хотел бы как-то продать обществу, Западу и Москве якобы диалог и якобы конституционную реформу (понятно, что на реальную демократизацию он пойти не готов). Начальник ГУБОПиК МВД Николай Карпенков с его обещанием «гуманно» применять огнестрельное оружие против участников протестов здесь вождю не помощник.

Так что в ближайшее время игра кошки с мышками вполне может продолжиться. Во встрече в СИЗО КГБ участвовали, в частности, бывшие топ-менеджеры «Белгазпромбанка» Кирилл Бадей и Сергей Добролет. К политике они имеют очень косвенное отношение. Чем не кандидаты на смягчение меры пресечения, чтобы продемонстрировать якобы добрую волю властей?

Но кого бы еще ни выпустили под домашний арест, эти маневры властей не способны устроить, примирить с режимом тех белорусов, что выходят на протест. И тех, что опасаются выходить, но голосовали за Тихановскую и уверены, что она победила.

Произошедшие за последние месяцы сдвиги в массовом сознании белорусов слишком серьезны, их убеждение, что стране нужна иная власть, слишком сильно, чтобы эти люди клюнули на игру Лукашенко с судьбами политических узников.