Скрепы для режима. Лукашенко строит церковников

В служителях культа он тоже видит государевых людей и не прощает им крамольных речей…

«Дефицит священнослужителей за пятилетку надо ликвидировать. Надо, чтобы у нас были нормальные кадры», — заявил Лукашенко 2 ноября на встрече с митрополитом Минским и Заславским Вениамином, патриаршим экзархом всея Беларуси. Прозвучало так, будто речь идет о подготовке кадров для вертикали в Академии управления при президенте.

В идеале Лукашенко, наверное, и хотел бы видеть священнослужителей основных конфессий этакими вертикальщиками в рясах. Сегодня он еще раз заявил, что церковь — «это опора, один из основных стержней государства, идеологических, если хотите».

А главе Белорусской православной церкви (БПЦ) митрополиту Вениамину было сказано, что «вы наш, государственный человек, как и все другие».

 

Великий грех: иерархи не посчитали противников режима отщепенцами

При этом Конституция определяет светский характер белорусского государства. А статья 8 закона «О свободе совести и религиозных организациях» открытым текстом гласит, что «государство не возлагает на религиозные организации выполнение каких-либо государственных функций».

Но Лукашенко не обращает внимания на такие формальности. Он мыслит, скорее, категориями средневекового властителя и полагает, что церковь должна поддерживать трон (тем более когда такая политическая турбулентность). Поэтому, наверное, он больше благоволит православию, которое традиционно подпирало самодержавные устои, твердило о «симфонии властей» — государственной и церковной.

Но после «выборов» 9 августа эта симфония в Беларуси явно разладилась. И прежний глава БПЦ митрополит Павел, и в еще более четкой форме глава римско-католической церкви в Беларуси митрополит Тадеуш Кондрусевич осудили насилие со стороны властей. Кондрусевич также говорил о нечестном характере выборов.

Это возмутило Лукашенко. На митинге своих сторонников в Гродно 22 августа он заявил: «Меня удивляет позиция наших конфессий. Дорогие мои священнослужители, остепенитесь и займитесь своим делом. В храмы люди должны приходить молиться! Церкви, костелы — не для политики».

Прозвучало также: «Не идите на поводу у отщепенцев». Но в том и закавыка, что иерархи, видимо, не посчитали выступивших за честные выборы отщепенцами, увидели, что этих людей много и нравственная правота на их стороне.

Иерархи не лезли в политику, их выступления были выражением именно нравственной позиции и, как можно предположить, диктовались желанием быть вместе с большинством паствы, разделить ее чувства. А в те дни белорусы были шокированы зверствами в отношении участников протестов.

 

«Ездил в Польшу и получал консультации, как разрушать страну»

Но суровый правитель такой вольности в речах священнослужителей стерпеть не мог. В частности, вероятно, руководству Русской православной церкви был послан сигнал, что митрополита Павла (который, к слову, в нарушение закона возглавлял БПЦ, оставаясь гражданином РФ) не грех бы и заменить.

Так или иначе, но уже 25 августа Священный синод РПЦ перевел попавшего в немилость иерарха служить на Кубань. А на его место назначил епископа Вениамина, уроженца Лунинца и белорусского гражданина. Судя по некоторым признакам, эти кадровые решения принимались в экстренном порядке.

Ну а вопрос с Кондрусевичем белорусские власти решили в своем стиле. 31 августа иерарха просто не впустили в Беларусь из Польши, где он был в служебной поездке.

Причем белорусские власти страшно путались в показаниях по «делу Кондрусевича». Лукашенко пояснил поначалу, что тот якобы попал в общий российско-белорусский список невъездных (что неубедительно, поскольку он касается только иностранцев), а вдобавок, возможно, имеет второе гражданство. Потом Госпогранкомитет сообщил, что у Кондрусевича недействительный паспорт.

Сегодня же Лукашенко безапелляционно заявил, что этот иерарх «ездил в Польшу и получал консультации, как разрушать страну».

Интересно, откуда белорусское начальство может знать о конфиденциальном общении Кондрусевича за границей? И там уши КГБ? Вам это не напоминает ставший объектом множества мемов перехват телефонного разговора Майка и Ника?

 

Вопрос с Кондрусевичем вряд ли скоро решится

Эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич считает, что Лукашенко просто «не мог простить» митрополиту Кондрусевичу его острых высказываний в связи с политической ситуацией. «Лукашенко вычищает всю крамолу изо всех сфер», — подчеркнул аналитик в комментарии для Naviny.by.

По мнению эксперта, «Лукашенко в какой-то мере действительно поверил, что Запад организовал цветную революцию в Беларуси». На этом убеждении основано неожиданное решение закрыть границы. Отсюда же — «антипольская, антикатолическая волна», жертвой которой стал и Кондрусевич.

Директор Белорусского института стратегических исследований (BISS) Петр Рудковский в комментарии для Naviny.by спрогнозировал, что в ближайшие месяцы вопрос с Кондрусевичем вряд ли решится.

Эксперт полагает, что здесь «патовая ситуация»: власти «оказались заложниками» решения (возможно, эмоционального) не впускать главу белорусских католиков странуи сейчас вынуждены «играть последовательно дальше, чтобы не показывать свою слабость».

Однако в более долгой перспективе власти могут «найти лазейку, чтобы впустить Кондрусевича в страну», если «прижмет ситуация» и будет решено, что пришло время «уладить этот очень серьезный конфликт с католической церковью», сказал Рудковский.

 

Вождь добивается тотальной лояльности

Подоплека же сегодняшней встречи с митрополитом Вениамином, по мнению Карбалевича, в том, что Лукашенко добивается от БПЦ лояльности, хочет мобилизовать православных в поддержку своего режима.

Причем митрополит Вениамин «уже продемонстрировал свою готовность такую поддержку оказывать». В частности, напомнил собеседник Naviny.by, новый глава БПЦ высказался против исполнения в церквях гимна «Магутны божа» (популярного среди части белорусской оппозиции), поскольку это, мол, разъединяет общество.

В свою очередь, Рудковский отметил: «Вне государственного костяка — силовики, вертикаль — у Лукашенко почти нет сегментов в обществе, на которые он может рассчитывать». Поэтому, считает аналитик, Лукашенко, идя на контакт с руководством БПЦ, «хочет удерживать лояльность православных методом кооптации, а не только методом репрессий».

К слову, насчет кооптации: сегодня митрополит Вениамин сообщил, что БПЦ намерена принимать участие в обсуждении поправок в Конституцию и готовится внести свои предложения.

Похоже, что власти втягивают церковь в имитацию широкого общественного диалога об изменении Основного закона. Поход Лукашенко в СИЗО КГБ оказался не слишком удачным. Знаковые оппозиционеры, видимо, не клюнули на предложение подыграть. Так пусть подыграют хоть святые отцы, решили наверху.

Станет ли сейчас белорусский вождь ратовать за большую автономию БПЦ? Такие нотки в его речах звучали несколько лет назад. Аналитики предполагали, что Лукашенко таким образом хочет ослабить влияние Москвы в Беларуси, в большей степени подчинить себе БПЦ.

По мнению Рудковского, тогда это было «частью риторической игры с Кремлем», но теперь позиции Лукашенко слишком слабы, чтобы таким образом дразнить Москву, которая и так подозрительна по части национализма, прозападных трендов.

Карбалевич также считает, что вряд ли сейчас Лукашенко думает о большей автономии БПЦ: «Ему не до жиру, нужно спасти ситуацию, удержаться у власти».

 

Кое-что о любви к инакомыслию

Хотя теперь в стране идет невиданное удушение свободы, Лукашенко использовал встречу с главой БПЦ для заверений, что он — «за разные точки зрения и инакомыслие». В доказательство чего не в первый раз привел такой пример: «Когда собираем совещание, если нет двух-трех точек зрения — откладываем. Зачем собираться тогда?»

Однако здесь налицо подмена понятий. Это из той же оперы, что и заявления, будто главный оппозиционер — младший сын Лукашенко Николай.

Так и здесь: речь идет лишь о том, что разные суждения позволяется высказывать подчиненным. Хозяином положения, принимающим решения, остается Лукашенко. Причем можно предположить, что подчиненные, зная его крутой нрав, сильно фильтруют базар. А уж политическую крамолу из их уст и вовсе невозможно себе представить.

Политического инакомыслия, а тем более политической конкуренции человек, возглавляющий Беларусь 27-й год, не терпит в принципе. Потому и попали под асфальтовый каток репрессий во время минувшей избирательной кампании Сергей Тихановский, Виктор Бабарико и другие.

Потому и был раздавлен Координационный совет, созданный по инициативе Светланы Тихановской, а саму ее вытеснили за границу и всячески дискредитируют, поливают грязью в государственных СМИ. Которые, к слову, играют в одни ворота, хоть содержатся за счет всех налогоплательщиков. Вот вам и вся любовь к инакомыслию.

 

Позиция церквей мало влияет на политический кризис

Сегодня из уст Лукашенко прозвучало, что «церковь, особенно православная, — основная скрепа нашего государства, особенно сейчас, когда мир вообще обезумел и потерял духовность».

На самом деле именно верхушка режима, стремясь любой ценой сохранить свое положение, цинично разрушает духовность, мораль. Суды выносят неправедные решения, омоновцы лжесвидетельствуют. На улицах силовики ведут себя, как оккупационные войска. По сути, режим развязал войну против значительной части собственных граждан.

Конечно, иерархи, побаиваясь гнева крутого правителя, теперь могут и прикусить языки, сделать вид, что этот мирской беспредел (типа дикой охоты людей с дубинками на мирных сограждан у куропатских крестов) их самих и их паствы не касается.

Но у массы белорусов — и верующих, и неверующих (к слову, де-факто Беларусь — не особо религиозная страна) — есть свои глаза, свой разум и свои представления о добре и зле. И для многих таким очевидным злом стала впавшая в средневековье репрессивная система.

Политическая борьба против нее продолжится независимо от того, что станут вещать или о чем предпочтут умалчивать служители в храмах.