Власти переходят на ручное управление экономикой

На фоне ухудшения ситуации в Беларуси власти усиливают контроль над экономикой.

США после возникновения в нашей стране политического кризиса отказались признать Беларусь государством с рыночной экономикой. Наша страна сейчас быстро двигается к противоположной модели экономики — командно-административной.

 

Команды новые, управление старое

В Беларуси в последние годы предпринимались попытки провести либерализацию внутренней экономической политики. Выражалось это, например, в сокращении объемов так называемого директивного кредитования, в рамках которого государство распределяет финансовые ресурсы в экономике.

Кроме этого, отменялись ограничения для бизнеса — предприятиям, в частности, разрешили свободно распоряжаться всей валютной выручкой и покупать твердую валюту на любые цели (хотя еще три года назад эти цели строго определялись государством).

Наконец, власти подготовили программу развития конкуренции. В общем, казалось, что страна постепенно двигается по пути развития рыночных отношений.

Ан нет. Сейчас, на фоне политического кризиса, тренд противоположный — власти решили перейти на тотальный контроль над экономикой. Риторика о ее дальнейшей либерализации больше не звучит, а вместо нее появились заявления, которые указывают на высокую степень вмешательства государства в экономику.

Во время ноябрьского интервью узкому пулу журналистов Александр Лукашенко несколько (!) раз подчеркнул, чем государство должно заниматься в экономической сфере. «Для нас главное — держать экономику», — подчеркнул Лукашенко.

Когда в Беларуси государство начинает «держать» экономику, это приводит к усилению командно-административных методов управления. Вот и сейчас всё идет к этому.

Из курса советской истории известно, что особенность командно-административной системы управления экономикой — директивное (централизованное) планирование, а также применение различных (командных) рычагов управления экономикой, чтобы этот план выполнялся.

Вот как раз на эту административно-командную систему власти теперь и делают ставку.

В скором будущем в Беларуси появится новый документ — целевой план социально-экономического развития, который, по сути, станет механизмом доведения любых директивных показателей до экономики.

В частности, на 2021 год правительство планируют довести директивные задания до министерств и ведомств, а также до местных органов власти по темпам роста зарплат, по увеличению экспорта и инвестиций в основной капитал.

Номинальная зарплата, согласно планам властей, должна будет вырасти более чем на 7%, экспорт — более чем на 5%, инвестиции в основной капитал — до 34 млрд рублей (за январь—сентябрь 2020-го они составили 22,8 млрд рублей).

За рост экспорта в будущем году будут отвечать министерства и концерны, за увеличение зарплат — исполкомы, за финансирование инвестиций — банки. Последние, кстати, должны будут привлечь кругленькую сумму для финансирования внутренних инвестиций.

За счет выполнения перечисленных директивных показателей правительство планирует обеспечить рост ВВП в 2021 году на уровне 1,8%.

 

Концепция «свой-чужой» блокирует развитие экономики

Между тем, у сторонних наблюдателей иное мнение по поводу перспектив экономического роста в Беларуси.

Например, Евразийский банк развития не ожидает даже скромного экономического роста в Беларуси, а прогнозирует стагнацию. Хотя в целом экономики стран ЕАЭС, полагает банк, в 2021 году будут расти на фоне восстановления от пандемии.

«В следующем году экономика Беларуси может столкнуться со стагнацией — снижением ВВП на 0,1%», — отметил в минувший четверг во время онлайн-презентации прогноза старший аналитик центра странового анализа ЕАБР Анатолий Харитончик.

Один из основных факторов, «который будет сдерживать восстановительный процесс белорусской экономики, — последствия напряженной социально-политической ситуации в стране», уточнил он.

Другие эксперты также считают, что перспективы белорусской экономики в будущем году весьма туманны.

«Естественных предпосылок для экономического роста в будущем году не просматривается. Нас ждет стагнация, либо даже спад — политическая ситуация формирует импульсы для этого. Поэтому, чтобы вопреки реальности обеспечивать рост ВВП, государство вновь усиливает директивные методы управления экономикой», — подчеркнул в комментарии для БелаПАН старший аналитик Центра экономических исследований BEROC Дмитрий Крук.

Это напоминает, говорит он, стиль государственного управления 2009—2010 годов, когда последствия мирового экономического кризиса пытались нивелировать за счет директивного стимулирования внутреннего спроса и ВВП.

«Тогда это закончилось валютным кризисом. Сейчас вновь используется старая риторика о необходимости мобилизации ресурсов для недопущения экономического спада. Однако политическая ситуация внутри страны всё еще напряженная, внешняя конъюнктура остается неблагоприятной, и какие задания ни раздавай, а обеспечить рост экспорта и экономики в целом будет нереально», — считает Крук.

Как долго власти будут управлять экономикой директивными методами?

«Это зависит от длительности политического кризиса. Основные экономические проблемы в Беларуси сейчас проистекают от политического кризиса. До его разрешения методы управления экономикой не изменятся», — предположил в комментарии для БелаПАН старший научный сотрудник Центра экономических исследований BEROC Лев Львовский.

Такое ощущение, говорит он, что руководство страны не беспокоится сейчас обо всей экономике, а говорит о ней с позиции концепции «свой-чужой».

«Если частные предприятия не поддерживают государство, не хотят создавать профсоюзы, значит, говорят власти, такие частные предприятия нужно ликвидировать. Поэтому создается впечатление, что сегодняшние действия властей не нацелены на развитие экономики», — считает Львовский.

По его мнению, власти сейчас пытаются перестроить экономику на государственные рельсы.

«Какие могут быть последствия у такого подхода? Мировая практика говорит о том, что страны не добиваются экономического успеха, когда пытаются директивно управлять экономикой. Невозможно управлять сотнями предприятий, сидя в кабинетах министерств и ведомств», — резюмировал Львовский.