За надпись «Не забудем» молодым людям грозит до 10 лет лишения свободы

В Минске начался уголовный процесс против молодых людей, которые нанесли надпись «Не забудем» на плитку возле мемориала Тарайковского.

В суде Фрунзенского района Минска 27 ноября начался уголовный процесс в отношении двух жителей столицы за надпись «Не забудем» на тротуаре у народного мемориала Александра Тарайковского, погибшего в районе станции метро «Пушкинская» во время акции протеста.

25-летняя Мария Бобович и 26-летний Максим Павлющик обвиняются по ч. 2 ст. 339 (Хулиганство. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до шести лет) и ч. 2 ст. 218 (Умышленные уничтожение либо повреждение имущества, совершенные общеопасным способом либо повлекшие причинение ущерба в крупном размере. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до десяти лет) Уголовного кодекса. Оба обвиняемых находятся под стражей.

9 сентября Бобович и Павлющик пытались восстановить мемориал Тарайковскому, который периодически ликвидировался коммунальными службами. Они написали краской на тротуарной плитке каждый по несколько букв из фразы «Не забудем».

Судебное заседание ведет Юлия Близнюк. Обвинение представляет Алина Косьянчик. Бобович защищает адвокат Андрей Мочалов, Павлющика — Александр Филанович.

 

«Говорите громче, вас не слышно»

На суд пришло около сорока человек. Представитель конвоя сразу обратился к родственникам и знакомым обвиняемых с требованием не общаться с ними ни знаками, ни словами.

За масочным режимом в суде строго следят, а вот социальное дистанцирование почему-то игнорируют. Всех присутствующих рассадили на одной половине зала, на второй половине осталась лишь одна участница процесса. Люди пытались сказать о мерах профилактики COVID-19, о том, что лучше сидеть на большем расстоянии друг от друга, но сотрудники суда настояли, чтобы слушатели сидели именно так.

Обвиняемые находились в застекленной клетке, во время процесса оба тоже были в масках. Из-за всего этого слышимость была плохая, речь искажалась. Обвиняемые не слышали вопросов судьи — переспрашивали. Судья также просила обвиняемых говорить громче.

 

Сумма ущерба на уголовку больше не тянет

Гражданским истцом в процессе признано предприятие «Горремавтодор Мингорисполкома». Его представитель Ирма Акопян обратилась к суду с ходатайством об изменении суммы ущерба, которая оценена в размере 211 рублей 20 копеек.

Акопян пояснила, что эта сумма была определена согласно фактически понесенным затратам на восстановление тротуара. Прежняя сумма ущерба в размере 7500 рублей, сказала Акопян, была предварительной и выставлена на основании предположения, что плитку надо будет менять, но это не потребовалось.

Это ходатайство суд принял, а следующее, которое заявили адвокаты обвиняемых, отклонил.

Защита заявила, что поскольку сумма ущерба не превышает 40 базовых величин, то оснований для уголовного преследования по ч. 2 ст. 218 УК нет. В связи с чем адвокаты просили суд изменить их подзащитным меру пресечения и освободить из-под стражи.

Прокурор высказалась против ходатайства. Поясняя отказ в удовлетворении ходатайства, судья заявила, что статья 218, по которой обвиняются Бобович и Павлющик, относится к тяжким.

 

Десять лет за сто долларов?

Родители Марии Бобович — на суде присутствовали и мать, и отец — с прессой отказались общаться. Светлана Павлющик — мама Максима Павлющика — плакала и говорила, что не может смириться с тем, что случилось с ее сыном, не может понять, как за какую-то надпись, за ущерб меньше чем в сто долларов человека могут посадить на десять лет.

Максим Павлющик

На суд также пришла девушка Максима Виктория, в феврале у них должен родиться ребенок. Виктория уверена, что надпись на тротуаре не может быть уголовным преступлением.

По словам девушки, изначально ущерб за надпись был оценен в сумму более 10 тысяч рублей, затем снижен до 7500 рублей: «Теперь признано, что ущерб чуть больше 211 рублей. Это уголовное преступление? Очень много надписей в городе. Но весь народ не может же сидеть».

В перерыве судебного заседания, когда судья удалилась обсуждать (сама с собой?) ходатайство защиты об изменении меры пресечения, Светлана Павлющик и Виктория говорили, что очень надеются, что Максима освободят из-под стражи. «Зачем они его держат? Он не злостный преступник», — сказала Виктория.

Однако суд отказал. Когда судья объявила об этом, Виктории стало плохо, она осела, ее била дрожь. Девушку успокоили близкие.

 

Об эстетических свойствах тротуарной плитки

Несмотря на принятое ходатайство об изменении суммы ущерба, представитель обвинения Алина Косьянчик не отказалась от ранее предъявленной суммы ущерба в размере 7500 рублей.

По заявлению представителя прокуратуры, Бобович и Павлющик, действуя вместе, в ночь на 10 сентября нанесли «циничную надпись, оскорбляющую чувства граждан, демонстрирующую неуважением к нравственным ценностям граждан».

Мария Бобович

Интересно, что в деле фигурирует надпись «Не забубем». Это подтвердил один из адвокатов. То ли на стадии следствия кто-то допустил опечатку, то ли, перенося надпись с плитки на бумагу, какой-то сотрудник милиции букву «д» воспринял как «б», но так дошло до суда.

И именно такая надпись, как заявила гособвинитель, «существенно снизила эстетические свойства тротуарной плитки».

И Бобович, и Павлющик не признали вину по ч. 2 ст. 339, заявив, что повреждение плитки не может быть квалифицировано в рамках уголовного законодательства. Они считают это административным правонарушением.

 

Кто написал заявление в милицию?

На суде 27 ноября был допрошен представитель «Горремавтодора», фамилию которого было невозможно расслышать. В суде выяснилось, что это именно этот человек написал в органы внутренних дел заявление о возбуждении уголовного дела по факту порчи плитки.

Как рассказал свидетель, он увидел надпись длиной около 12 метров и шириной полтора метра, сообщил об этом своему руководству. Далее надпись пытались стереть вплоть до 17 сентября — рабочие терли тротуарную плитку щетками по металлу, применяли мойку высокого давления.

Но надпись не стиралась. Решили, что плитку надо менять. Планировалось положить 137,7 квадратного метра плитки. Именно из этих объемов исходили, когда речь шла о 7500 рублях ущерба, сказал свидетель.

Позже надпись закрасили серой краской. Свидетель сказал, что не давал такого распоряжения и не знает, кто это сделал. В октябре «Горремавтодор» уже начал отмывать краску, которой закрасили надпись.

В итоге плитку не меняли, поэтому и была пересчитана сумма ущерба.

Свидетель настаивает, что сейчас «Горремавтодор» не видит смысла менять плитку: «Прогнозируемое разрушение не началось. Сейчас произошло повреждение плитки краской. Плитка не уничтожена. Разрушения не произошли».

После допроса свидетеля в суде был объявлен перерыв до 1 декабря.

 

 

Фото Ольги Шукайло

 

Читайте также: