Владимир Подгол. МЕЖДУ СТРОК. Возвращение Тихановской — за и против

Владимир ПОДГОЛ

Владимир ПОДГОЛ

Доцент философии. Последняя запись в трудовой книжке: с февраля 1997 года — руководитель информационно-аналитического центра Президиума Верховного Совета 13-го созыва. Автор «Падручніка па апазыцыйнай барацьбе», книг «Основы политической психологии», «Куля для президента», «Властелин кули», «Чертовы жернова». Автор первой концепции закона США «Акт о демократии в Беларуси». Руководитель ОО «Информационные и социальные инновации». Создатель Музея «Место остановленного времени» (жерновов).

Одна из проблем, которую пытаются в последнее время обсуждать разные знатоки — это необходимость возращения в Беларусь Светланы Тихановской. Главный аргумент, который приводят авторитеты в пользу ее возвращения — это успех революции. Якобы только ее возвращение приведет к победе демократии в Беларуси и свержению диктатуры.

Так ли это?

Представим себе, что Светлана Тихановская вернулась в Беларусь. Представим, что она даже успела поцеловать землю, как сделал это Тадеуш Кондрусевич. Как вы думаете, сколько времени она пробудет на свободе после въезда в Беларусь?

Ведь в отношении Тихановской и других инициаторов Координационного совета возбуждено дело по обвинению в создании экстремисткой организации. В связи с этим по возвращению Тихановской в лучшем случае светит тусклое круглосуточное освещение тюремной камеры.

А ведь могут быть использованы и другие приемы устранения политических противников — от модного нынче «Новичка» до старого проверенного варианта с громкими «исчезновениями».

Тюрьма для Тихановской — это банально, скандально, но может быть экономически очень выгодно для режима. Кандидат в президенты Беларуси, находящийся в тюрьме, это чуть ли не подарок для европейцев. Статкевич шесть лет просидел в тюрьме после президентских выборов в 2010-м, и остальные кандидаты сидели, а за их выпуск из тюрьмы Властелин президентских сроков телеги пряников получил из ЕС. И кредиты, и деньги на реконструкцию дорог, погранпереходов и даже гранты на доплату чиновникам. И ОМОНу перепало, и милиционерам.

Так что Тихановскую в тюрьму посадить — это словно золотовалютный запас удвоить-утроить. Потом выпускать их по очереди по секретному тарифу.

Но при этом сторонники Статкевича и остальных кандидатов почему-то не пошли свергать диктатора.

И каким образом сидящая в тюрьме Тихановская устроит революцию, одному Богу известно. Пример с Колесниковой в этом смысле показателен. Сидит она сидит, интервью дает, а революция не разгорается. И от сидения Бабарико за решеткой революционный дух тоже не увеличивается.

Ни в одном из вариантов возвращения новейшей звезды политической сцены не только Беларуси, а уже и Европы не просматривается революционный порыв граждан, который сметет диктатора. Максимальное, на что был способен массовый протест — это выход на улицы нескольких сотен тысяч граждан. Но даже дойдя до логова диктатора, протестующие повернули назад, не передав ему очень весомого пожелания или требования.

Ну, вернется Тихановская, ну, позволит ей диктатор походить по улицам, выйдет на улицу пусть миллион граждан, дойдут они до Дворца, покричат «Уходи!» и — назад вернутся в центр. Песни попоют, хороводы поводят, и всё. Да еще бумажки за собой уберут.

Скорее, будет по-другому. Армия головорезов в черном и зеленом зачистит активистов еще на выходе из подъездов. Резиновых пуль жалеть не будут и светошумовых гранат тоже.

Возвращаться Тихановской в Беларусь, надеясь на очистительный пожар революции — это все равно, что топить печь долларами и евро для разогрева помещения. Сегодня Тихановская важна и бесценна для Беларуси именно за границей.

Команда Тихановской сейчас стремится довести до мировой общественности факты о всех преступлениях белорусского режима и найти политические и уголовные механизмы наказания преступников.

Коалиция демократически настроенных спортсменов уже достигла огромной победы, отобрав у диктатора любимую игрушку — Олимпийские игры.

Сама Светлана проводит встречи с политическими лидерами стран ЕС и на добротном английском доводит позицию своей команды. Впереди запланированы десятки встреч. И каждая такая встреча — это кирпич в фундамент демократического Дома — Беларусь. Пусть пока виртуального. Пусть до его реального строительства может пройти много времени. Но строительство любого дома начинается с чертежей и поиска финансов на строительство. И тут Тихановской надо пожелать успеха.

Кроме этого, интенсивные встречи с лидерми стран ЕС, которые ведет Тихановская, — это создание капитала доверия, который неизбежно превратится в реальный денежный капитал, в кредиты и современные технологии.

Мы сможем получить своего рода план Маршалла для Беларуси, что позволит менее болезненно для народа провести реформы, превращая нашу страну из полуфеодальной вотчины диктатора в демократическое европейское государство.

И что, надо прервать эту очень эффективную международную деятельность? Работу, которую до сих пор не проделал ни один политический лидер из Беларуси?

Пусть наша «кухарка» никогда не будет управлять государством. Но рецепты его создания, начиная с честных выборов, в ее исполнении бесценны для демократической Беларуси.

И самый первый рецепт — ее команда, несмотря на все угрозы режима, готова к переговорам с его представителями.

А предложение вернуться в логово диктатора, когда судьба ее партнерши Марии Колесниковой вопиет о бессмыслености жертвы, выглядит по меньшей мере странной.

Не хочу делать более радикальных выводов, ибо знаю, что читатели сами разберутся в ситуации и сделают свой выбор.

Когда-то Лукашенко сказал: «Мы немало сделаем для того, чтобы Беларусь являла пример всем в мире: как надо жить, как надо играть в хоккей, в футбол. И как надо побеждать».

Сегодня во всем цивилизованном мире политики признали образцовость демократической общественности Беларуси в том, «как надо побеждать».

Вряд ли стоит демонстрировать образцы политического самоубийства и, соответственно, проигрыша.

 

 

 

Мнения колумнистов могут не совпадать с мнением редакции. Приглашаем читателей предлагать для участия в проекте новых авторов или собственные «Мнения».