Посол Израиля: в Беларуси — исторические времена, они повлияют на будущее страны

Это первое большое интервью Алекса Гольдмана-Шаймана после его прибытия в Беларусь.

Новый посол Израиля Алекс Гольдман-Шайман прибыл в Беларусь осенью прошлого года. 24 ноября вручил Александру Лукашенко верительные грамоты.

В своем первом после приезда в нашу страну большом интервью, которое он дал БелаПАН, дипломат рассказал о планах на время работы в Беларуси, о перспективных областях для сотрудничества двух стран и объяснил, почему не считает в сложившихся обстоятельствах вручение верительных грамот выражением позиции о политических событиях в стране.

— До назначения сюда послом приходилось ли вам бывать в Беларуси и что вы знали о нашей стране?

— Мой первый визит сюда — это прибытие уже в качестве посла. Но о Беларуси я давно знал из первых уст — мои родители из новосибирского Академгородка, поженились и жили там. А лучший друг отца жил в Минске, и отец каждый год ездил к нему и все время рассказывал, какой красивый город, как здесь тихо и чисто. Так что я много слышал о вашей стране. И перед назначением читал много о Беларуси, о лидерах Израиля, построивших наше государство, которые здесь родились и выросли, о нашем общем культурном наследии.

Мне и моей семье — я здесь с супругой и тремя детьми — здесь комфортно: люди теплые, интересные, добрые. Это большой плюс.

— Вы приехали сюда в очень напряженный для нашей страны период.

— Я приехал в интересный период, можно сказать. Во-первых, мой приезд пришелся на пандемию COVID-19, которая сильно повлияла на все сферы жизни. Работа дипломата во время коронавируса другая. Я в Беларуси уже около 90 дней, но из них 30 дней провел на карантине. И это ненормально, необычно. COVID-19 заставляет работать по-другому. Вместо крупных, многолюдных мероприятий и регулярных встреч со значительным количеством людей мы переходим в электронное пространство и ко встречам в формате тет-а-тет.

А насчет политики — тоже есть изменения. Исторические времена, которые, мне кажется, повлияют на будущее страны. Идут разговоры о Всебелорусском народном собрании, внесении изменений в Конституцию и т.д. Мы это видим как внутреннее дело белорусов. И лично я думаю, что все заинтересованы в том, чтобы ситуация поскорее стабилизировалась и была решена мирным путем, путем диалога.

— Какие вы ставите перед собой основные задачи на время работы в Беларуси?

— Мне кажется, каждый посол основной задачей видит сближение во всех основных сферах между нашими народами и государствами. В первую очередь, это, конечно, экономика, увеличение товарооборота между нашими странами, продвижение соглашения о свободной торговле, расширение сотрудничества.

Среди других важных направлений — туризм, где сейчас из-за COVID-19 значительный спад. Хотелось бы вернуться к цифрам до пандемии, когда существовал большой поток туристов в обе стороны — у нас же безвизовый режим.

Центральной темой моей работы в Беларуси является укрепление памяти Холокоста. До войны на территории Беларуси проживало около 400 тысяч евреев, и большинство из них было уничтожено в период Катастрофы. Нельзя их забывать. Необходимо помнить об уроках Холокоста — о том, к чему могут привести ненависть и антисемитизм.

Развитие нашего общего наследия также относится к ключевым задачам работы посольства. Я еще не успел побывать во всех местах, где жили наши великие люди — президенты и премьер-министры Израиля. Я хотел бы посмотреть, как выглядят эти места, помочь их сохранить и сделать их интересными и привлекательными для израильтян и, может быть, для местной публики тоже.

Еще есть сфера культуры — и мне очень интересно было бы привезти сюда и показать израильскую культуру.

Но, знаете, всё меняется. Ты ставишь перед собой какие-то задачи, а потом что-то, что тебе казалось не таким существенным, получается реализовать, а то, что казалось легко и быстро сделать, в итоге не всегда получается. Нужно много общаться с людьми, много изучать, какие нужды здесь и что может Израиль предложить, чему мы можем у Беларуси научиться и использовать для себя.

Цели нужно ставить, но нужно быть и достаточно гибким для того, чтобы сказать: «Хорошо, это важная цель, но не уверен, что смогу ее реализовать».

— Давайте вернемся к теме политики. Такие важные партнеры Израиля как ЕС и США не признают итогов президентских выборов в Беларуси, которые прошли в августе 2020 года. Какова официальная позиция Израиля по данному вопросу?

— Решение о вручении верительных грамот принимается в соответствии с необходимостью поддержания на должном уровне дипломатических каналов для ведения переговоров, налаживания связей, включая особенный интерес, который есть у Государства Израиль к положению еврейской общины в стране.

Акт участия в церемонии вручения верительных грамот в Беларуси не выражает позицию в отношении политических обстоятельств в стране, а является своеобразным пропуском и средством для поддержания контактов с официальными структурами страны для продвижения разных целей и интересов, в том числе, конечно, заботы о еврейской общине Беларуси и об израильтянах, которые здесь находятся.

— А что касается позиции по прошедшим выборам?

— Мы это видим как внутренний вопрос.

— Если перейти к теме экономики, то какие сферы привлекательны для израильских инвесторов в Беларуси? И как на развитии экономических отношений может отразиться политический кризис, который происходит сейчас в нашей стране?

— Есть отрасли, которые находятся в Израиле на довольно высоком уровне, и которые мы можем предложить для сотрудничества нашим партнерам в Беларуси. Это здравоохранение и медицина (в том числе успешный опыт Израиля по борьбе с COVID-19), IT-сектор, сельское хозяйство. С другой стороны, есть интерес к тому, чего в Израиле нет. Например, для нас представляет интерес сотрудничество в сфере лесной промышленности, деревообработки. В Израиле нет таких лесов, как в Беларуси, но есть интерес к дереву. У нас также были довольно серьезные лесные пожары в последние годы, и мы надеемся поучиться у белорусов борьбе с ними.

Существуют и другие сферы, сотрудничество в которых представляет интерес для Израиля — это и охрана окружающей среды, и сфера образования.

Но есть немало разных барьеров на пути налаживания экономических отношений. Часть из них — это недостаток информации о том, чем каждая из сторон может быть интересна другой, что мы можем друг другу предложить. Мне кажется, что задача посольства и посла, а также торгово-промышленной палаты и межправкомиссии, которая раз в год встречается, — это на первом этапе рассказать, что у нас есть, что нас интересует и как продвигаться вперед. На втором этапе следует работать над ликвидацией барьеров, мешающих сотрудничеству, — это и COVID-19, и бюрократические препоны.

— ЕС ввел санкции, в том числе экономические, в отношении Беларуси. Есть какой-то план по развитию экономических отношений, если ситуация с санкциями будет ухудшаться?

— Мы пока работает над тем, чтобы было больше информации, чтобы снять другие барьеры, которые существуют, и в наших силах их преодолеть.

В 2020 году на несколько процентов повысился товарооборот между нашими странами, но потенциал двустороннего сотрудничества гораздо выше того, что мы видим сегодня.

Я записал для себя, что Израиль покупает в Беларуси. Это, в основном, продукты питания, а также лён, дерево, продукция металлолитейного производства, драгоценные камни. Сюда мы экспортируем приборы, применяемые в медицине, цветы, финики, плиты из пластмасс и так далее.

— Вы упомянули интерес к сотрудничеству в IT-сфере. Но в нынешнем году работники IT-сферы в Беларуси немало пострадали от репрессий со стороны властей. Сейчас многие IT-компании переносят свой бизнес из Беларуси в другие страны, проводят релокацию сотрудников. Как это может отразиться на белорусско-израильских проектах и в целом на сотрудничестве двух стран в этой сфере?

— Это правда, что в Беларуси высокий уровень IT, и у Израиля есть интерес к сотрудничеству в этой сфере. Наверное, вы знаете историю Viber — израильской инициативы, которая разработана в том числе в Беларуси, и в итоге была продана японской компании за 900 миллионов долларов. Так что да, интерес к сотрудничеству есть, и есть удачный опыт.

Насчет того, что люди выезжают или не выезжают — смотрите, это частный бизнес, и израильские компании будут решать сами, как именно вести сотрудничество. С другой стороны, если вернуться к теме COVID-19, я вижу, что в Израиле увеличилось число компаний, которые занимаются IT, просто люди работают из дома. Надеюсь, что в Беларуси, где много способных и образованных людей, также может возрасти количество IT-компаний, и сотрудничество продолжится.

— Во время протестов в августе в числе задержанных оказался и гражданин Израиля Александр Фруман, которые приехал в Минск с супругой в поисках сведений о своих предках. В интервью радиостанции «Эхо Москвы» он рассказал об избиениях и пытках со стороны силовиков, что милиционеры позволяли антисемитские высказывания в его адрес. Известно ли посольству об этом случае и что было предпринято? И есть ли у вас информация о других гражданах Израиля, которые могли пострадать в результате этих событий в Беларуси?

— Забота об израильских гражданах является одним из основных приоритетов посольства. В августе меня здесь еще не было, но произошло несколько инцидентов с израильскими гражданами, которые были задержаны. Нам было досадно слышать о том, как с ними обращались. К тому же, мы своевременно не получали информацию об их задержании.


Читайте по теме:


Обычная дипломатическая практика — при задержании иностранного гражданина информацию об этом быстро передают в посольство. В августе, как я понимаю, не во всех случаях это соблюдалось, поэтому для нас было тяжело оперативно оказывать помощь нашим гражданам.

Вопрос о своевременном предоставлении информации о задержании израильских граждан поднимался как в августе, так и в середине ноября, когда проходили консультации между консульскими департаментами МИД Беларуси и Израиля. Надеюсь, наши коллеги поняли израильскую точку зрения, и в дальнейшем мы будем оперативно получать информацию, что позволит более эффективно оказывать содействие нашим гражданам.

— С момента вашего прибытия в Беларусь были какие-то инциденты с гражданами Израиля?

— Я могу сказать, что не было арестов. Мы находимся в тесном контакте как с МИД, так и с еврейской общиной, и постоянно следим за происходящим.

— Если опять вернуться к вопросу о позиции Израиля по ситуации в Беларуси, то я бы хотела затронуть пример России. В Беларуси были довольно высоки пророссийские настроения. По данным последнего независимого соцопроса, за два месяца число сторонников союза с Россией в Беларуси упало с 51,5% до менее 40%. Как считают аналитики, это произошло из-за того, что Кремль поддерживает Лукашенко. Нет ли у вас опасений, что позиция Израиля, который официально не осудил насилие со стороны белорусских властей в отношении своего народа, тоже может вызвать негативные настроения белорусов в адрес Израиля?

— Я надеюсь, что благодаря пояснениям, данным мной в этом интервью, белорусская публика будет лучше знакома с израильской политикой и хорошо поймет мотивы нашей сегодняшней позиции. Я намерен продолжать диалог со всеми частями белорусского общества.

— В интервью БелаПАН в 2018 году ваш предшественник Алон Шогам говорил, что Израиль — страна с самым большим разбросом посольств в мире, поэтому каждый бюджетный период рассматривается вопрос о целесообразности работы диппредставительства в той или иной стране. При этом посольство в Беларуси он назвал одним из самых важных для Израиля. Можно ли говорить, что вопрос о закрытии посольства в Минске не будет более подниматься, как это было несколько лет назад?

— Не знаю, являемся ли мы страной с самым большим количеством посольств. У нас около 100 дипломатических представительств по всему миру — это консульства и посольства. Мы — маленькая страна, находящаяся в неспокойном регионе. Есть постоянная угроза от Ирана, а также поддерживаемых им террористических организаций — «Хезболлы» и «Хамаса». Кроме того, рынок у нас не такой уж и большой, все-таки маленькая страна, и мы стремимся расширять экономическое сотрудничество с помощью представительств в разных странах.

К нашему счастью, несмотря на экономический кризис, в этом году не сократили количество посольств. Наоборот, в 2021 году будет увеличено количество посольств в связи с тем, что Израиль заключил мирные договора с четырьмя странами региона — Марокко, ОАЭ, Суданом и Бахрейном. И, конечно же, для нас важно открыть представительства в этих странах.

В связи с тем, что Израиль считает Беларусь важным партнером, не думаю, что здесь будут какие-то изменения. Честно говоря, если бы существовала информация о возможности скорого закрытия посольства, то я бы и не приезжал сюда со всей семьей. Во всяком случае, я буду продолжать делать всё, чтобы посольство и дальше активно работало, продвигало отношения и служило интересам нашей страны.

— Вы уже упоминали о туристическом потенциале Беларуси и Израиля. В 2015 году наши страны подписали соглашение о безвизовом режиме. И затем было довольно много сообщений о том, что белорусов, которые намеревались посетить Израиль по безвизовому режиму, не пускали в страну. Удалось ли найти какое-то решение, чтобы таких ситуаций было как можно меньше?

— Туризм — это важное направление сотрудничества между нашими странами. После того, как начало действовать соглашение о безвизовым режиме, ежегодно количество туристов увеличивалось с обеих сторон. Пик был в 2018—2019 годах — приблизительно 30 тысяч туристов из Беларуси посетили Израиль.

Были некоторые проблемы, связанные с увеличением количества нарушений израильского миграционного законодательства. Например, по безвизовому режиму можно находиться в стране до 90 дней, а кто-то находился дольше, — в результате больше начинают проверять приезжающих из этой страны. В связи с этим было больше случаев отказа во въезде.

Так что наша задача двойная: во-первых, максимально донести информацию до белорусских граждан, какие документы требуются для въезда, сколько дней можно находиться и так далее, а во-вторых, работать с нашими компетентными органами, чтобы не допускать случаев, когда законопослушные граждане получают отказ во въезде.

Эта тема тоже серьезно обсуждалась в ходе консульского диалога, о котором я ранее упоминал. Обе стороны договорились работать над этим. Но давайте сначала избавимся от COVID-19.

— А есть у вас какие-то прогнозы, когда Израиль может открыть границы для туристов?

— У нас надежда, что это будет уже весной в связи с тем, что в Израиле вакцинирование уже началось. Уже более двух миллионов граждан получили первую прививку. Вторая должна быть через три недели. Так что есть ожидания и надежда, что в марте-апреле уже существенная часть населения будет привита и можно будет открыть страну.

— Говоря о своих планах в Беларуси, вы говорили, что хотите укреплять память Холокоста. В связи с этим я хочу спросить, продолжит ли посольство добиваться придания статуса историко-культурной ценности скверу на территории бывшего еврейского кладбища в районе улицы Коллекторной в Минске? В декабре 2019 года этому месту был присвоен статус мемориального парка, но местную еврейскую общину это не устраивает. Что посольство может сделать?

— И посольство, и наши коллеги в израильском МИДе работают для укрепления памяти Холокоста. 27 января во всем мире отмечается Международный день памяти Холокоста. И мы прилагаем большие усилия, чтобы этот день был принят в Беларуси на уровне национального дня. Это важно для того, чтобы увековечить память о черных днях в истории еврейского народа и не допустить их повторения.

Также мы работаем над тем, чтобы сохранять разные места и монументы, связанные с Холокостом. По поводу сквера — мы тесно сотрудничаем с еврейской общиной и содействуем ей в продвижении поставленных целей.

Хотелось бы подчеркнуть, что с момента моего приезда я периодически слышу разные голоса, которые сравнивают трагедию Холокоста с нынешними политическими событиями в стране. Я вижу такое сравнение некорректным, поскольку оно приводит к девальвации термина Катастрофы еврейского народа, и является неуважением к миллионам погибших и их потомкам.

— А по вопросу признания Международного дня Холокоста в Беларуси вы находите какое-то понимаете с белорусской стороны, движение навстречу?

— Это процесс. Есть диалог насчет этого. Надеемся, что сможем продвинуть это решение. Важно, что есть прогресс по сравнению с тем, что было, например, десять лет назад,— тема Холокоста внесена в учебную программу, регулярно проводятся памятные мероприятия, приуроченные к этому дню. Так что, даже если на национальном уровне День Холокоста пока не признан, де-факто белорусская сторона по собственной инициативе его отмечает.

— Вы очень хорошо говорите на русском языке.

— Спасибо. Я скажу спасибо моей учительнице, к которой я ходил в первый класс 39-й школы в Севастополе.

— Многие дипломаты, которые приезжали в Беларусь, впоследствии начинали учить белорусский язык. У вас есть такие планы?

— Мне кажется, что изучение языка страны — это важный ключ к пониманию ее культуры, народа. Так что я бы с удовольствием начал заниматься белорусским языком. Если у вас есть рекомендация хорошего учителя или учительницы, то буду рад.

Я подготовил маленькое поздравление на белорусском.

З Новым годам і Калядамі, чытачы БелаПАН і Naviny.by! Жадаю вам шчасця, здароўя і поспехаў!

 

 

Фото Сергея Сацюка