В Европу можно только верить?



Сергей ПУЛЬША



Ряду высоких представителей белорусской власти в скором времени может быть заказан въезд в Европу (в связи с развитием событий вокруг "досье Пургуридеса"). В то же время активизируется сотрудничество с Западом белорусских демократических партий и негосударственных организаций. На основе пропаганды "европейской идеи" некоторые отечественные политики даже строят свою стратегию — стоит вспомнить Европейскую коалицию "Свободная Беларусь".





То же самое происходит и в сфере третьего сектора. В частности, Александр Милинкевич, председатель незарегистрированной Белорусской ассоциации ресурсных центров, в статье, опубликованной сегодня в "Народной воле", утверждает, что "недавнее социологическое исследование показало: 57% белорусов высказывается за союз с Россией, 68% — за вступление в Евросоюз. И если первая цифра — это результат многолетней государственной пропаганды, то вторая появилась вопреки ей".





Но, как показывают те же соцопросы, притом что большинство населения Евросоюзу симпатизирует, голосовать белорусский народ все равно охотнее будет за экономический союз с Россией.





И вообще: можно ли политикам строить свои стратегические планы на основе социологических исследований? Разные социологические службы выдают разные результаты опросов — в зависимости от методики их проведения. Социологические исследования — всего лишь срез общественного мнения. А интерпретация их результатов, как показывает практика — дело и вовсе творческое. Делая ставку на социологические козыри, белорусские политики (условно приплюсуем сюда и когорту оппонирующих властям демократов из третьего сектора) могут сесть в большую лужу.





Политолог Виталий Силицкий говорит, что результаты социологических опросов могут дать только примерное направление той или иной работы в обществе. Приоритетом все равно должна являться белорусская реальность:





— Опора на социологические опросы — это как в анекдоте: если меня не устраивает реальность, то тем хуже для реальности. На самом деле с реальностью нельзя не считаться. Но при этом политики должны работать для того, чтобы эту реальность изменить.





Что касается европейского выбора для белорусской оппозиции, то это, на мой взгляд, единственный выбор, которая она может сделать. Если оппозиция станет пророссийской, то в сегодняшних условиях она просто рассыплется.





В принципе, в идее "европейского выбора" я ничего плохого не вижу. В конце концов, идея, которая с ходу набирает 35% убежденных сторонников при активном противодействии ей со стороны официальной пропаганды, хоть чего-то стоит. Но нужно учитывать и реальность — избегать распространенных ошибок при учете результатов социологических опросов.





— Например?





— Во-первых, прямолинейной трактовки результатов. К примеру, так раскручивают депутата Фролова: сначала провели соцопрос, где он получил около 17% рейтинга, а потом начали убеждать, что Фролов — это белорусский Путин. И нас убеждают и убеждают в том, что на самом деле является весьма сомнительным. И второе — не надо так сильно противопоставлять экономическую интеграцию с Россией и вступление Беларуси в ЕС.





Во всех опросах эти две вещи почему-то непременно противопоставляются. При этом никто не говорит, что Евросоюз — в большей степени политическое объединение. И тесные экономические отношения с Россией — это единственно возможный вариант даже при гипотетическом вступлении Беларуси в ЕС.





Проевропейский выбор не должен быть антироссийским. В конце концов, если Россия поставляет газ в Польшу и Германию, то почему она не будет его поставлять в европейскую Беларусь?





Другое дело, что общественное сознание склонно верить в мифы — в то, что Россия для Беларуси "старший брат" и т.д. И с учетом этого для политиков логично играть на том, например, что Россия тоже делает выбор в пользу Европы. Но здесь уже проблема в тактике: кто-то выбрал лозунг "Вместе с Россией в Европу", а кто-то призывает идти туда самостоятельно. Но в принципе эту веру в мифы белорусские политики вправе использовать.





— Значит ли это, что оппозиции нужно создать и лелеять миф о "европейском выборе" Беларуси?





— А этот миф уже создан. Большинство белорусов считает, что Европа — это хорошо, это богатство и стабильность. Нужно развеять другой миф, который, впрочем, в некоторой степени является правдой и активно эксплуатируется официальной пропагандой: что нас в Европе никто не ждет. Эту работу можно проводить на уровне международных и европейских структур. Возможности для этого есть.





Кстати говоря, "мифологизированность" сознания белорусов надо учитывать и тем, кто проводит социологические опросы, — в процессе анализа и трактовки их результатов.