Между Минском и Кремлем заискрило. Лукашенко решил выкатить России свой счет

Вероятно, ход событий за кулисами «углубленной интеграции» напрягает белорусского руководителя…

В рамках переговоров по углублению интеграции нужно «показать: старшие братья-россияне, вы посмотрите, какие услуги мы вам оказываем, и это недешево». Такую установку дал подчиненным Александр Лукашенко 14 ноября.

Вообще-то доклад, с которым президент принял председателя Госпогранкомитета Анатолия Лаппо и госсекретаря Совета безопасности Станислава Зася, был посвящен взаимодействию Беларуси и России в пограничных вопросах. Но официальный лидер высказался более широко и весьма эмоционально. В частности, заявил: «…Не надо вякать в средствах массовой информации и даже уже на государственном уровне, что белорусы — гиря на ногах».

Нетрудно догадаться, что адресаты этой раздраженной реплики находятся за восточной границей Беларуси.

 

«Никакие белорусы не нахлебники»

Договор о совместных усилиях в охране внешней границы Союзного государства, срок которого истекает в ноябре, ранее автоматически продлевался каждые пять лет. Но вот сейчас Лукашенко решил заострить больные вопросы, причем связанные не только с границей, но и с другими сферами двусторонних отношений.

Он обратил внимание на то, что въехавшего через Беларусь гражданина третьей страны «могут под Смоленском не пропустить даже с российской визой. Его возвращают назад: давай въезжай через латвийско-российскую границу или же через (странно!) украинско-российскую. Это что такое?»

Попенял белорусский руководитель и на очереди грузового транспорта на белорусско-российской границе, на абсурдное, с его точки зрения, повторное перетряхивание транзитного транспорта, хотя ранее «под Брестом эту машину вывернули наизнанку».

Потом пошли обобщения, вырвалась наружу обида, что «нас постоянно упрекают: “Мы чуть ли не содержим Беларусь. Она рухнет, если мы ее не будем дотировать, содержать”».

Лукашенко велел «посчитать, чего нам стоит защита совместной границы. Напомнить им о системе противовоздушной обороны» и прочих услугах, «чтобы российское общество знало и понимало, что никакие белорусы не нахлебники».

 

Является ли Россия угрозой для Беларуси? Этот вопрос обсуждают участники дебатов, организованных сайтом Naviny.by:

 

Москва скупа по части оружия

Отдельно белорусский главнокомандующий посетовал на то, что за свои деньги пришлось закупать у России истребители Су-30СМ: «Но мы же выполняем и функции защиты на этом направлении Российской Федерации, народа России. Так почему нам не помочь? Почему не поставить современное оружие?»

Это старая боль. Лукашенко давно просил Владимира Путина помочь современными истребителями, поскольку парк белорусской боевой авиации советских марок стремительно ветшал. Но Москва предложила было решить вопрос размещением своей авиабазы.

Вообще Россия неохотно откликается на просьбы Беларуси пособить вооружениями. Минск уже отчаялся получить давно запрошенные зенитно-ракетные системы С-400, оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер» и пр.

Не от хорошей жизни пришлось скооперироваться с китайцами, чтобы создать реактивные системы залпового огня «Полонез» (в какой-то степени это замена «Искандеров»). А недавно Лукашенко предложил украинцам сотрудничать в ракетостроении.

 

«Россия играет на истощение»

Почему же Кремль так прижимист? Или дело не в скупости, а в другом?

«Россия играет на истощение. Ее цель — истощить военный потенциал Беларуси, чтобы потом сказать: давайте мы вас будем защищать», — заявил в комментарии для Naviny.by белорусский военный эксперт Александр Алесин.

К 2015 году российские генералы уже облюбовали было для авиабазы аэродром в Бобруйске, Путин подписал распоряжение провести переговоры о ее размещении. Но Лукашенко встал на дыбы, резко заявил, что никакой базы здесь не нужно.

Об этом сюжете Зась дипломатично напомнил вчера, когда на аэродроме под Барановичами приземлились два первых Су-30СМ из 12 заказанных Беларусью у корпорации «Иркут». Мол, размещение в Беларуси военно-воздушной базы РФ «не решает проблему развития нашей собственной боевой авиации», поэтому «мы стали опираться на собственные возможности».

Всю партию Су-30СМ по контракту предусмотрено получить до конца 2020 года. За сколько Россия продает их нам, никто сейчас не говорит. Но ранее московская газета «Ведомости» со ссылкой на инсайдера сообщала, что 12 машин обойдутся Минску примерно в 600 млн долларов. Это сравнимо с годовым оборонным бюджетом Беларуси.

Таким образом, Лукашенко предпочел пойти на серьезные траты, но не пускать в страну российскую авиабазу. По мнению ряда экспертов, сказались прежде всего политические соображения белорусского руководителя.

Во-первых, появление тут военной базы страны, которая в представлении Запада является агрессором, ударило бы по распиаренному миролюбивому имиджу Беларуси, осложнило бы ее отношения с Европой и США, которые только стали налаживаться.

Во-вторых, если пустить на свою территорию войска восточной соседки на постоянной основе, то черт его знает, как этим воспользуется Кремль в некой чрезвычайной ситуации. Белорусское руководство хорошо усвоило опыт аннексии Крыма, плацдармом для которой стала российская военно-морская база.

 

Снят ли вопрос российской базы?

Некоторые военные эксперты считают, что белорусские вооруженные силы могли бы обойтись легкими, более экономичными истребителями — МиГ-29, МиГ-35. Ведь Су-30СМ дорог не только сам по себе, но и в эксплуатации.

Однако Алесин допускает, что Москва могла настоять именно на таких машинах, имеющих большую дальность, скорость, бомбовую нагрузку (а в перспективе и способных нести авиационные ракеты «Калибр»). Для российских стратегов важно «наращивание ударных возможностей Беларуси по сопредельным государствам с целью выполнения боевых задач в интересах всей совместной группировки войск Беларуси и России».

Впрочем, закупка Су-30 — не гарантия, что вопрос российской базы снят навсегда. Как отмечает Алесин, усиление активности НАТО в регионе привело к тому, что российские и пророссийские эксперты подняли шум: мол, «Беларусь не сегодня-завтра погибнет без российской военной базы».

«Давление в информационном плане нарастает», — говорит аналитик. Причем поговаривают уже о размещении «механизированной или мотострелковой дивизии со средствами усиления, плюс фронтовая авиация в виде боевых вертолетов и так далее». Не исключен и вариант с переброской бригады «Искандеров», отметил Алесин.

Он считает, что такого рода публикации вполне могут отражать реальные намерения российских военных кругов.

 

Минск намекает, что может испортить праздник?

Хотя сегодняшнее совещание с людьми в погонах было отмечено резкой риторикой Лукашенко, постфактум Зась подчеркнул, что белорусская сторона не собирается выходить из договора с Россией об охране внешней границы Союзного государства. Речь идет о том, чтобы «организовать работу по его актуализации, переработке и усилению существующего договора от 1995 года».

Зачем же было выносить на широкую публику возмущенные тирады официального лидера при обсуждении рабочего, по большому счету, вопроса? Причем тирады, явно выходящие за рамки тематики совещания.

Этот эмоциональный всплеск Лукашенко был контролируемым, заранее подготовленным, предполагает эксперт аналитического центра «Стратегия» (Минск) Валерий Карбалевич. «Главный смысл выступления — повысить ставки [на переговорах с Россией] накануне 8 декабря», — заявил аналитик в комментарии для Naviny.by.

Вместе с тем, такой взрыв эмоций может быть симптомом того, что в диалоге с Москвой по вопросу углубления интеграции «некой явной, внятной стратегии и тактики у белорусской стороны, скорее всего, нет», добавил собеседник. Встречные претензии было бы логичнее выставлять до того, как согласились на экономическую интеграцию, считает Карбалевич.

По замыслу 8 декабря, когда исполнится 20 лет Союзному государству, два президента должны подписать программу углубления интеграции и утвердить как приложение к этому документу 31 дорожную карту. Но пока, хотя премьеры парафировали программу еще 6 сентября, Москва не торопится решать чувствительные для Минска экономические вопросы: цена газа с 2020 года, компенсация за налоговый маневр, кредиты и пр.

Возможно, эта подвешенность нервирует Лукашенко. А может, за кулисами переговоров выясняется, что российская сторона менее щедра, чем рассчитывал Минск? Досадно осознавать, что ты продешевил, попался в ловушку. Между тем Москва явно намерена дожимать, гнать дальше по узкому коридору «углубления интеграции», навязывать политические надстройки, что угрожает белорусскому суверенитету.

И кто знает, последний ли это всплеск эмоций перед 8 декабря. Белорусское руководство как бы намекает, что может и испортить праздник.