Минобороны ответило «Говори правду» на предложения по улучшению условий военной службы, «на пальцах» разъяснив некомпетентность их авторов

Министерство обороны Беларуси ответило на предложения сопредседателей кампании «Говори правду» Андрея Дмитриева и Татьяны Короткевич по вопросам прохождения военной службы. Они были переданы 1 ноября первому заместителю министра обороны — начальнику Генерального штаба Вооруженных сил генерал-майору Олегу Белоконеву на приеме граждан 1 ноября, пишет БелаПАН.

Напомним, среди предложений руководителей «Говори правду» были: ввести институт уполномоченного (омбудсмена) по правам военнослужащих; создать общественно-консультативный совет при МО и пригласить в него представителей гражданского общества, правозащитных организаций; создать для развития взаимодействия с общественностью в составе МО департамент гражданско-военного сотрудничества; упростить порядок предоставления увольнений в выходные и праздничные дни солдатам срочной службы, дать им больше свободы для общения с родственниками и друзьями; разгрузить военных психологов от бюрократической работы и максимально увеличить их время работы с личным составом; формировать сержантский состав исключительно из служащих по контракту, прошедших срочную военную службу, организовать для них и прапорщиков получение среднего специального военного образования; пересмотреть подходы к комплектованию подразделений до батальона включительно за счет военнослужащих срочной службы одного периода и подбору кадров для непосредственной работы с личным составом; сократить срочную службу до 9 месяцев и составить насыщенную программу «по развитию навыков и умений для защиты нашей родины».

Как сообщается на сайте МО, в соответствии с законом об обращениях граждан и юридических лиц предложения, переданные представителями «Говори правду», рассмотрены. «В установленный законодательством срок по ним были даны обоснованные ответы, где четко показано, что предложения, подготовленные, как было указано, в результате консультаций с экспертами в области безопасности, свидетельствуют о некомпетентности последних», — констатируют военные.

В Минобороны отмечают, что предложение «в связи с якобы загруженностью военных психологов бюрократической работой свидетельствовало о незнании соответствующими экспертами законодательства …и специфики работы военных психологов». В соответствии с законом от 1 июля 2010 года «Об оказании психологической помощи» на должности военных психологов в Вооруженных силах «назначаются лица, имеющие психологическое образование, их деятельность регламентируется соответствующими нормативными правовыми актами и имеет практическую направленность на работу с личным составом, что исключает загруженность бюрократической работой», — заявляют в Минобороны.

Предложение о создании так называемых опекунских советов, как отмечают в МО, «надо полагать, было заимствовано из опыта Российской империи или Польши времен немецкой оккупации (в самом общем плане под опекой понимается наблюдение за недееспособными гражданами, попечение об их личных и имущественных правах)».

«Если же речь идет о системе взаимодействия с общественными организациями, в том числе с Комитетом солдатских матерей, церковью и родственниками военнослужащих, то соответствующая система давно создана и функционирует в белорусской армии», — говорится в сообщении на сайте МО.

«Предложение выбирать военнослужащим, тем более военнослужащим одного периода службы, своего представителя при командовании воинской части для решения бытовых, правовых и психологических вопросов свидетельствует о незнании консультирующими экспертами элементарных положений общевоинских уставов, которые четко регламентируют решение данных вопросов. Тем более что в подразделениях и воинских частях функционируют общие собрания военнослужащих, собрания сержантов, советы сержантов», — указывают в Министерстве обороны.

Касаясь предложения «Говори правду» о комплектовании подразделений военнослужащими срочной военной службы одного периода, в МО отмечают, что это не оправдалось в новейшей истории. «С конца 70-х годов прошлого века в Советской Армии попытки создания подразделений из военнослужащих одного периода службы не увенчались успехом. Они не привели к снижению правонарушений, но при этом возникло немало проблем в поддержании необходимого уровня боевой готовности конкретных подразделений», — констатируют военные.

Вопрос об изменении законодательства в сторону освобождения от уголовной ответственности за самовольное оставление воинской части в связи с «дедовщиной», как заявляют в военном ведомстве, свидетельствует о том, что предлагавшие это эксперты слабо знают законодательство. С 2005 года в Уголовном кодексе существует норма, в соответствии с которой лицо, имеющее статус военнослужащего, впервые совершившее деяния, предусмотренные статьей 445 (самовольное оставление части или места службы), может быть освобождено от уголовной ответственности, если содеянное явилось следствием стечения тяжелых обстоятельств.

По поводу предложения об изучении вопроса о возможности сокращения срока срочной военной службы Минобороны напоминает, что оно было инициировано военным ведомством еще 10 лет назад. «Данный вопрос был всесторонне проработан именно Министерством обороны на всех уровнях со всеми заинтересованными государственными органами системы обеспечения безопасности. Было установлено, что с учетом поддержания необходимого уровня боевой и мобилизационной готовности воинских частей и подготовки квалифицированных специалистов по военно-учетным специальностям, а главное — в связи с выполнением конкретных задач воинскими формированиями (несением службы, в том числе боевого дежурства), сокращение срока службы не представляется возможным. Тем не менее, для отдельных категорий военнослужащих предусмотрено прохождение срочной военной службы сроком 12 месяцев и 6 месяцев, а служба в резерве организуется без отрыва от основной работы», — говорится в информации на сайте МО.