Обвиняемые в убийстве трех человек в декабре 2015 года выступили в Мингорсуде с последним словом

В Минском городском суде 17 января на повторном процессе по делу об убийстве в декабре 2015 года молодой пары в доме на улице Алибегова и мужчины в поселке Колодищи (Минский район) обвиняемые выступили с последним словом.

Подсудимые — рабочие пилорамы Вячеслав Сухарко и Александр Жильников, обвиняемые в убийстве трех человек, разбое, хищении документов, а также бывшая активистка БРСМ, воспитательница детского сада Алина Шульганова. Последняя обвиняется в организации причинения тяжкого телесного повреждения, повлекшего по неосторожности смерть человека, и приготовлении к похищению человека.

Сегодня в клетке зала суда находились только Жильников и Шульганова, поскольку еще в начале повторного рассмотрения дела Сухарко был удален из зала за неадекватное поведение. Его отсутствие среди обвиняемых 17 января у многих вызвало удивление, поскольку законодательством обвиняемому должно предоставляться последнее слово.

Последнее слово Жильникова состояло из набора порой не связанных друг с другом фраз из выступления, подготовленного им к предыдущему судебному заседанию, 15 января. Жильников заявил: «На суде меня ни разу не уличили во лжи, чего нельзя сказать о других фигурантах дела. <…> Я осознал всю тяжесть и давно раскаялся. <…> Сухарко — здоровый, дерзкий, беспринципный, вменяемый; сошел человек с катушек. <…> Я в жизни ко всему всегда относился легко. Не важно, что это было — женщины или деньги, но всего добивался честно, без интриг и уголовщины. Я знаю, что я редкостный раздолбай. <…> Я не снимаю с себя ответственности за малодушие и равнодушность, мне очень стыдно перед людьми и обществом, я не убивал, я не душегуб».

Жильников попросил прощения у родных и близких погибших, а также у своих родственников. «Готов понести наказание», — сказал он.

Шульганова в последнем слове заявила, что полностью не признает вину в организации причинения тяжких телесных повреждений убитой Жильниковым и Сухарко девушки, также полностью не признает вину в приготовлении к похищению убитой девушки. «Никаких действий по приготовлению к похищению я не предпринимала», — сказала Шульганова. Единственное, в чем признает вину подсудимая, это то, что, узнав об убийстве молодой пары на Алибегова, не сообщила об этом в правоохранительные органы. «В этой части я раскаиваюсь, я виновна перед родителями погибших, за это готова понести наказание», — сказала обвиняемая и попросила суд о гуманности.

Приговор будет оглашен 20 января в 15 часов, передает БелаПАН.

15 января гособвинитель Сергей Кротов попросил назначить Сухарко и Жильникову высшую меру наказания — смертную казнь, Шульганову приговорить к 12 годам лишения свободы.

Такое же наказание в отношении двух мужчин гособвинение запрашивало и на первом разбирательстве дела в суде. Шульгановой гособвинение тогда просило назначить 15 лет лишения свободы.

Первый раз Мингорсуд огласил приговор по данному делу 6 марта 2017 года: два пожизненных заключения и 12 лет лишения свободы. 14 июля Верховный суд отправил дело на повторное рассмотрение в суд первой инстанции с новым составом судебной коллегии по уголовным делам. С первым приговором не согласились все стороны процесса. Апелляционные жалобы в ВС направили обвиняемые, их защитники и потерпевшие. Апелляционный протест на мягкость приговора Мингорсуда принесла прокуратура.

Во время слушаний в Верховном суде Сухарко попросил заменить ему пожизненное заключение расстрелом.

Потерпевшие по делу — пять родственников убитых. При первом рассмотрении суд постановил взыскать в качестве материальной компенсации морального вреда с Сухарко и Жильникова в пользу троих потерпевших 40, 40 и 70 тысяч рублей, с троих обвиняемых в пользу двоих потерпевших — 60 и 60 тысяч рублей.