«Не хватает финансирования и культуры менторства». Forbes написал о ПВТ и «Великом камне»

Представители Forbes из Эстонии и Финляндии посетили Беларусь в начале весны. Спустя два месяца издание опубликовало статью о своих впечатлениях.

«Беларусь? Это вообще где — и зачем ты туда собрался?», — спрашивали меня американские друзья, когда я говорил, что планирую провести несколько дней в Минске, передает dev.by со ссылкой на forbes.com.

Если у них было хоть малейшее представление о том, где находится Беларусь, то они спрашивали, зачем кому-то может понадобиться ехать в такое холодное место зимой, тем более в этот мрачный осколок Советского Союза, — «замкнутое общество, которое возглавляет диктатор».

Однако стереотипы не совсем точно отражают реальность.

Фото: dev.by. Автор статьи о Беларуси Том Пост, редакционный директор Forbes Finland

Погода в Минске действительно неприветлива, но люди — дружелюбные и открытые. Здесь есть как архитектура сталинского ампира (большую часть города сравняли с землей нацисты), так и миловидные площади, правительственные здания и торговые центры.

И да, Беларусь — это автократия. Александр Лукашенко — действующий и бессменный президент страны. Он принимает все решения и не терпит политической оппозиции. Но несмотря на это, он начал активно стимулировать частный сектор экономики — без удушающего контроля.

«Единственное, о чем мы просим государство, — это не мешать», — отмечает Иван Шумский, сооснователь и гендиректор Regula, компании-производителя экспертных продуктов для проверки подлинности документов, денежных знаков и ценных бумаг.

Лукашенко также содействует развитию предпринимательства. В 2005 году он сформировал особую экономическую зону под названием Парк высоких технологий. На сегодняшний день около 200 компаний-резидентов, 80 процентов из которых составляют ИТ-концерны, приносят стране 1,06 млрд долларов. Эти компании освобождены от уплаты налога на прибыль и НДС, 32,5 тысячи их сотрудников в среднем зарабатывают 1 623 евро в месяц, подоходный налог для них снижен на 30 процентов, а налог на прибыль по дивидендам составляет 5 процентов. Основаня часть производимого здесь ПО идет на экспорт в Европу и США. Беларусь — вполне ориентированная на внешние рынки страна.

Недавно Лукашенко подписал еще один декрет, который легализует смарт-контракты, криптовалюты и ICO. В ПВТ ожидают массовую подачу новых заявок и возможный рост количества резидентов к концу года до 300. А благодаря ICO у компаний появится новый источник финансирования.

Достаточно ли этих инициатив, чтобы принципиально изменить экономику Беларуси? Вряд ли. Доля ИТ-сектора в ВВП страны составляет лишь 5 процентов и 3,25 процента от общего объема экспорта. Заместитель директора ПВТ Александр Мартинкевич с гордостью говорит о преуспевших резидентах Парка: EPAM Systems — производитель ПО и первая компания с белорусскими корнями, представленная на Нью-Йоркской фондовой бирже; Viber Media — приложение для VoIP-звонков и обмена мгновенными сообщениями, приобретенное японским сайтом электронной коммерции Rakuten; MSQRD — социальное приложение, которое купила Facebook; AIMatter — нейросеть для работы с фотографиями, теперь принадлежащая Google. Но большинство стартапов небольшие.

И все же их работа впечатляет — например, такие компании как Juno, которая со своей уникальной стратегией решила потеснить сервисы по поиску такси Uber и Lyft в Нью-Йорке, и Synesis, которая разрабатывает прорывную платформу для распознавания лиц и незаурядные игры. Но главным двигателем экономики страны являются низкотехнологичные компании по производству продуктов питания, напитков, табака, угля, нефтепродуктов, химикатов, металлов, пластмассы и резины.

Действительно выдающимся примером предпринимательства стал Индустриальный парк «Великий камень».

Мало кто из белорусов — и иностранцев, тем более — слышал об этом гиганте, многомиллиардном совместном проекте Беларуси и Китая, который владеет его 68 процентами. На площади в 91,5 квадратных километра создана крупнейшая свободная экономическая зона страны; ее резиденты — компании в области электроники, химии, биомедицины, новых материалов и машиностроения — освобождены от налогов на прибыль и недвижимость, земельного налога, а также таможенных пошлин на ввозимое для проектов оборудование.

В ходе первого этапа проложены автомобильные и железные дороги, созданы электростанции; повсюду видны строительные краны и новые здания. К 2020 году в Парк придут 100 крупных компаний из Китая, Беларуси, Германии, России, Австралии, США и других стран, которые будут производить товары и услуги на миллиарды долларов. Возможный резидент — изготовитель волоконных лазеров и усилителей IPG Photonics со штаб-квартирой в Оксфорде, штат Массачусетс. Цель Парка — не просто продолжить пояс Шелкового пути Китая до Германии, но и трансформировать промышленное производство с помощью новейших технологий.

«Великий камень» — это воплощение замысла одного из самых недооцененных предпринимателей, которых я когда-либо встречал. Первый заместитель генерального директора Кирилл Коротеев обладает не только решимостью, но и новаторским видением — именно он в 2010 году убеждал в необходимости создания Парка Александра Лукашенко.

Сумеет ли Беларусь стать процветающей предпринимательской экосистемой? Кое-что для этого у нее есть: прочная система образования, мощная информационно технологическая основа и отчаянные энтузиасты, которые не боятся поставить на карту все и проиграть.

Возможно, ей не хватает источников финансирования и культуры менторства. Но вместо этого у Беларуси есть что-то, что я видел в каждом предпринимателе, официанте, оперном певце, в нашем гиде по Национальной библиотеке Юрии — ее душа.




Оставьте комментарий (0)
  • Главное, у Беларуси - есть душа, а всякие жулики с востока и запада для нашего развития не нужны.