Методолог Мацкевич: «Чернобыльский шлях» нужно сохранить, отвязав от протестов

Три десятка лет истории проведения «Чернобыльского шляха», приуроченного к годовщине катастрофы на Чернобыльской АЭС, делают его культурным достоянием Беларуси, заявил методолог Владимир Мацкевич, выступая 26 апреля в Минске на дискуссии, посвященной проблеме проведения этой акции.

Дискуссию организовала Белорусская антиядерная кампания (БАЯК), в которой участвуют Белорусская партия «Зеленые» и общественное объединение «Экодом».

По словам Мацкевича, «Чернобыльский шлях», возникший незадолго до обретения Беларусью независимости, и память о техногенной трагедии «точно так же, как и вся эпопея Куропат со вскрытием репрессий, способствовали бурному росту самосознания белорусов» и стали полноценным социокультурным явлением.

«В первые годы шлях имел политическую окраску, но не просто протестную, а с позитивным движением к независимости, — подчеркнул он. — Была цель. Эта цель трансформировалась в протестные настроения, а затем шлях постепенно превращался в ритуальное шествие без цели. Конечно, организаторы и активные участники предлагали какие-то цели, озвучивали свою миссию, но это очень мало затрагивало участников. И, тем не менее, люди приходили. 26 апреля становилось ожидаемым массовым событием. Чем дальше, тем больше люди приходили с совершенно разными представлениями о том, что это такое. И вот эта разноголосица, плюрализм представлений с одной стороны изолировали организаторов. Обязанностью организаторов было подать заявку, согласовать с горисполкомом, милицией маршрут мероприятия, то есть чисто бюрократическая функция. А вот участники шли каждый со своим представлением».

Мацкевич обратил внимание на то, что последние пять лет самыми «активными, содержательными и креативными» участниками «Чернобыльского шляха» были не политические партии или общественные лидеры, а анархисты и экологи, заранее готовившие некие перформансы.

Все это, по словам методолога, напоминает карнавал, но не с веселым оттенком, как в Бразилии, а христианские карнавалы в Западной Европе, которые зачастую возникали на основе какого-то достаточно трагического события, связанного со смертями, казнями, репрессиями, а потом превращались в народную традицию.

«Культурный аспект «Чернобыльского шляха» заключается в том, что возникла одна из не очень многих, но очень важных, если не важнейших, традиций независимой Беларуси, — убежден он. — «Чернобыльский шлях» в этом качестве и должен существовать. Привязывать его к протестам, с моей точки зрения, неправильно. <…> Почему успешными были «тунеядские» протесты? Почему сейчас самым политизированным, самым активным городом является Брест? Потому что там болит, там горит. Там есть люди, которые готовы с этим работать».

«Но привязывать протесты к календарным праздникам… Ну не делаются революции по случаю праздников прошлых революций! Нельзя делать революции 1 мая, 4 июля, 14 июля в день взятия Бастилии и так далее. По этим поводам можно делать культурные акции, перформансы. <…> «Чернобыльский шлях» — это мемориальное мероприятие, объединяющее людей самых разных взглядов. А выпячивание какого-нибудь одного идеологического лозунга резко снижает привлекательность этого мероприятия», — убежден Мацкевич.

По его мнению, если признать «Чернобыльский шлях» традицией, культурной ценностью, то работа с ним, как с нематериальным наследием, «требует профессиональной подготовки, очень внимательного отношения к тому, как это делается».

«К сожалению, людей, которые профессионально в этом работают, в Беларуси нет, поэтому нужно привлекать специалистов, в первую очередь организацию ICOMOS», — сказал методолог.

«Возродить традицию — дело непростое, но «Чернобыльский шлях» заслуживает того, чтобы эта традиция независимой Беларуси продолжалась. Но тогда ее надо отвязать от протестов», — подчеркнул Мацкевич.