Премьеру Румасу приходится отвечать за планы с потолка и даже за плохой футбол

Состояние белорусской экономики критически зависит от цены нефти и объема российских дотаций, поэтому все расчеты — гадание на кофейной гуще…

Премьер Сергей Румас побывал 16 октября у президента с проектом программы правительства на два года. Румас получил ценные указания по программе и отеческий выговор за слабую игру Беларуси с Молдовой (по нулям на своем поле): «В футболе ты вчера порадовал страну так, что дальше некуда».

Бремя главы футбольной федерации стало для Румаса совсем несладким. Некоторые зловредные российские ресурсы вообще сочинили байку, что он-де под видом футбольных фанатов взращивает боевиков-националистов. Короче, докажи, что ты не верблюд.

Но это белорусская традиция — чтобы важные функционеры возглавляли спортивные федерации. Расчет на то, что их административный ресурс обеспечит федерации процветание.

Однако печальнее то, что и в отношении экономики убеждения белорусского руководителя примерно те же: административный ресурс, «жесточайший спрос» должен обеспечить процветание страны.

 

Прошлая пятилетка: это фиаско, братан!

Говоря же об экономике, Лукашенко подчеркнул: программа социально-экономического развития страны, принятая в 2016 году и действующая до 2020-го, «непоколебима, она должна быть выполнена».

«В противном случае с чем мы придем к народу?» — риторически спросил президент у премьера.

Между тем опыт предыдущей пятилетки показал, что подобные программы очень даже «колебимы». Проще говоря, ту пятилетку белорусские власти провалили с треском. ВВП за 2011–2015 годы вырос только на 5,9% при плане 62–68%. Страна пережила за это время три обвальные девальвации.

Да, и к вопросу «с чем мы придем к народу»: тогда народ все это проглотил. Хотя к выборам 2015 года средняя зарплата в эквиваленте (392 доллара) была заметно ниже, чем к выборам-2010 (когда было обеспечено пресловутое «всем по 500»), бессменный президент получил официально 83% с гаком. Ну, вот такие у нас типа выборы.

Впрочем, с учетом провала прошлой пятилетки программу на нынешнюю сделали не в пример скромнее — с приростом ВВП всего лишь на 12,1–15%. Но не факт, что и ее удастся выполнить.

Лишь в прошлом году после двух лет падения (на 3,9% в 2015-м и на 2,6% в 2016-м) экономика вышла на скромный плюс — 2,4%. В нынешнем году по итогам января — сентября ВВП, как сообщил сегодня премьер, вырос на 3,7%.

 

Так и будем пыль глотать?

Вроде не так уж плохо, однако есть два «но». Во-первых, рост конъюнктурный, связанный с подорожанием нефти и ряда экспортных товаров. Во-вторых, с начала года он уже заметно замедлился: в первом квартале было 5,1%.

Есть и третье, принципиальное «но». По прогнозам экономистов Евразийского банка развития (того самого, что недавно отжалел очередной транш кредита ЕФСР), в среднесрочной перспективе темпы роста белорусской экономики «будут стремиться к своему потенциальному уровню» в 2%. Примерно так же оценивают потолок нынешней белорусской модели и другие авторитетные экспертные структуры.

Между тем сегодня Лукашенко в очередной раз подчеркнул свою установку старины не рушить: «…Мы люди опытные, нам уже экспериментировать нечего. Вряд ли найдутся вопросы для каких-то экспериментов».

Но дело в том, что без «каких-то экспериментов», а говоря напрямик — реформ, белорусская экономика обречена на отставание даже от среднемировых темпов развития. При том что сам президент на V Всебелорусском народном собрании в июне 2016 года призывал правительство и всю вертикаль власти «перейти от догоняющей стратегии к опережающей».

 

Миф о народном наказе

Да, сегодня в разговоре официального лидера с премьером снова всплыла тема сакральности параметров, утвержденных на V Всебелорусском народном собрании. Это часть официальной мифологии: вот, народ дал наказ, и мы, слуги народа, должны кровь из носу этот наказ выполнить.

На самом деле это полная бутафория. Начнем с того, что этот орган не отражен в Конституции и был впервые созван осенью 1996 года, когда Лукашенко боролся против непокорного Верховного Совета. И главная цель была в том, чтобы продемонстрировать якобы всенародную поддержку изменений в Конституцию, инициированных президентом.

В общем, речь идет о чисто пиаровских мероприятиях. И сам состав (отобранные по признаку лояльности люди), и формат собрания (трибуна — зал, игра в одни ворота) не приспособлены для серьезной концептуальной дискуссии о стратегии развития страны.

На всебелорусских собраниях просто поднимают руки за написанные чиновниками проекты. Так что никакой сакральности в этих «исторических» решениях нет.

 

Почему это все — лишь гадание на кофейной гуще

Да, чтобы составить программу на пятилетку, люди в разных ведомствах трудились, тыкали пальчиком в калькулятор, но все равно по большому счету это цифры от фонаря. Гадание на кофейной гуще.

И главная закавыка в том, что состояние белорусской экономики критически зависит от цены нефти (да-да, сидим все на той же игле) и объема российских дотаций. Щедрость же Москвы, в свою очередь, зависит не только от самочувствия российской экономики, но и от политических факторов.

Вообще экономические отношения Минска и Москвы строятся не столько на рыночных законах и правовой базе интеграции, сколько на договоренностях по понятиям.

Причем отношения развиваются циклами. Вот в апреле 2017 года после нефтегазовой войны встречаются Лукашенко и Путин, раскуривают фигуральную трубку мира, а их окружение радостно трубит, что все проблемные вопросы разрешены. Но через какое-то время начинается новая катавасия: Россельхознадзор жестоко тормозит наше продовольствие, потом Москва вдруг перестает перечислять деньги по схеме перетаможки нефти, прекращает поставки нефтепродуктов, уличая Минск в их реэкспорте… Короче, опять двадцать пять и полная неясность экономических перспектив.

Теперь вот два президента снова вроде как о чем-то договорились, но далеко не обо всем и далеко не навсегда.

Таким образом, белорусское правительство — в постоянном стрессовом гадании. А по какой цене Москва нам станет продавать газ после 2019 года? Даст ли очередной кредит, а если даст, то в каком объеме? Компенсирует ли потери от налогового маневра в своей нефтянке?

Так что в плане научно обоснованного прогнозирования грош цена взятым с потолка цифрам, которые фигурируют в программах белорусского правительства, будь они хоть трижды освящены волей Всебелорусского собрания.

 

Крокодил не ловится, не растет кокос

Да, и, кстати, установки на 1000 рублей средней зарплаты в решениях Всебелорусского собрания нет. Тогда, до деноминации, вообще все миллионы получали.

Требование же «всем по тысяче» сгенерировал лично Лукашенко. И то, что прежнее правительство упрямилось, не рвалось выполнять волюнтаристскую установку любой ценой, стало одной из артикулированных президентом причин отставки премьера Андрея Кобякова и ряда его министров. Теперь заклинание про священную тысячу вынужден повторять Румас.

Ради справедливости стоит, впрочем, отметить, что в программе на нынешнюю пятилетку записано немало вполне здравых вещей. Типа раскрепощения деловой инициативы, формирования благоприятных условий для ведения бизнеса, финансового оздоровления реального сектора экономики, разделения функций государства как регулятора и собственника и т.д.

Но то, что зависит от самих белорусских властей, не выполняется или выполняется плохо. Раз за разом принимаются документы о раскрепощении бизнеса, а он, зараза, не раскрепощается. В общем, крокодил не ловится, не растет кокос. Не потому ли, что высокое руководство все равно продолжает вмешиваться в экономику железной рукой?

Или вот такая вполне правильная задача, как распределить к 2020 году экспорт поровну по трем векторам — ЕАЭС, ЕС и дальняя дуга. Задача хорошая, надо понемногу отвязываться от российского рынка, но уже почти с полной уверенностью можно говорить, что выполнить ее не удастся. Без реформ туго с конкурентоспособностью.

Между тем капризному покупателю в ЕС (да и в Африке) не скажешь: покупайте наши МАЗы и холодильники, потому что надо выполнить решения V Всебелорусского народного собрания. Чертовы иностранцы нихт ферштейн.