Ирак недоволен "Лукойлом". Или Россией?



На фоне разразившегося скандала между официальным Багдадом и российским нефтяным гигантом "Лукойлом", трепетная дружба лидеров Беларуси и Ирака, выражающаяся в бесчисленных заверениях о поддержке позиций и ритмичном обмене всевозможными делегациями, стала выглядеть еще чуть-чуть сомнительнее. Обложеный санкциями и наводненный инспекторами ООН Ирак не побоялся ради собственных интересов пойти на риск ухудшения отношений с влиятельной Россией. Пробросить маленькую, но доверчивую Беларусь будет гораздо проще, тем более, что Беларусь, в отличие от "Лукойла", в суд не пойдет. Друзья ведь по судам не ходят.





В опубликованном ниже материале корреспондентов газеты "Известия" излагается суть нынешенго конфликтьа между Ираком и "Лукойлом".





Объявление Министерства нефти Ирака об одностороннем расторжении контракта по разработке нефтяного месторождения Западная Курна-2 вызвало резко негативную реакцию со стороны крупнейшего участника проекта — "Лукойла". С учетом разработки этого месторождения компания планировала на четверть нарастить свою существующую добычу нефти и в течение 23 лет получить не менее $65-70 млрд. Иракская сторона утверждает, что выражает недовольство не отношениями с Россией в целом, а подходом к сотрудничеству именно этой нефтяной компании. "Лукойл" своих позиций в Ираке сдавать не намерен и надеется на решение проблемы на уровне министерств. Если переговоры не дадут результата, точку в конфликте поставит женевский суд.





Соглашение о разделе продукции (СРП) по месторождению Западная Курна-2 было подписано в 1997 году. Доли в проекте распределяются следующим образом: "Лукойлу" принадлежит 68,5%, по 3,25% владеют "Зарубежнефть" и "Машиноимпорт". Как рассказали в "Лукойле", в случае реализации этого проекта добыча компании увеличилась бы на 22,5 млн. тонн. Для сравнения: в следующем году "Лукойл" собирается произвести 80,2 млн. тонн. Пропорционально доле своего участия компании должны были вложить в разработку $6 млрд., зато за время действия проекта (СРП рассчитано на 23 года с возможностью продления еще на 5 лет) он мог принести $65-70 млрд.





В воскресенье каждая из сторон продолжала обмениваться уколами. "Мы глубоко уверены, что Россия — это еще не "Лукойл", — заявил посол Ирака в Москве Аббас Халаф Кунфуд. Предлагаемые компанией объяснения невыполнения контракта, с его точки зрения, несостоятельны. "Лукойл" с 1997 года утверждает, что исполнять этот контракт в режиме санкций невозможно, отметил посол. Однако когда контракт подписывался, режим уже действовал, и в документе нет пункта о том, что его реализация начнется только в постсанкционный период. "Мы долго нянчились с "Лукойлом" и ждали, пока руководство компанией начнет действовать. Мы пытались договориться, но теперь вынуждены пойти на крайние меры", -- сказал иракский посол.





"Мы не говорим, что мы есть Россия, но мы российская компания, следовательно, должны подчиняться требованиям международных санкций Совета безопасности ООН", — парируют в "Лукойле". В нефтяной компании, напротив, утверждают, что в контракте есть пункт, предусматривающий отступление от программы разработки, если оно вызвано обстоятельствами форс-мажора, к которым как раз и относят санкции ООН против Ирака. "Даже если бы мы начали разработку месторождения, как бы компания, в которой государство имеет пакет акций, смогла вывозить из страны нефть в нарушение всех санкций?"





Впрочем, в "Лукойле" не теряют надежды. "Мы надеемся, что Министерство иностранных дел России, правительство подключатся к решению этой проблемы, потому что контракт был подписан на основе международного права и есть пути для его расторжения, которые необходимо сегодня обеим сторонам пройти. Надеюсь, они не будут пройдены", — говорит президент "Лукойла" Вагит Алекперов. Письмо о разрыве контракта в "Лукойле" рассматривают как уведомление. В течение трех месяцев стороны должны вновь обсудить разногласия по контракту. А в "Лукойле" подчеркивают, что одна из сторон может выйти из соглашения только по решению Арбитражного суда в Женеве. Причем на время разбирательства соглашение должно оставаться в силе.





Мария ИГНАТОВА, Геннадий ЧАРОДЕЕВ, "Известия"