Берлинская стена: триумф и трагедия коммунизма

9 ноября 1989 г. мир узнал о падении Берлинской стены. Это событие стало очередным в цепи «бархатных революций», означавших крушение коммунистических режимов...

9 ноября 1989 г. мир узнал о падении Берлинской стены. Это событие стало очередным в цепи «бархатных революций», означавших крушение коммунистических режимов в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

Возведение Берлинской стены в ночь с 12 на 13 августа 1961 г. силами четырехсот тысяч восточногерманских и советских военнослужащих стало результатом т.н. второго «берлинского кризиса» 1958-196 г. (первый пришелся на 1948-1949 гг.). «Берлинский кризис» — острое военно-политическое противостояние главным образом между СССР и США, связанное со своеобразным статусом и географическим положением Западного Берлина, который формально не принадлежал к Федеративной Республике Германии (ФРГ), но являлся проводником ее политики и располагался на территории Германской Демократической Республики (ГДР). «Берлинский кризис» необходимо рассматривать в контексте «германского вопроса», связанного с существованием двух диаметрально противоположных по общественному устройству и внешней политике ФРГ и ГДР.

27 ноября 1958 г. советское правительство разослало главам западных государств ноту, которая вошла в историю как «ультиматум Хрущева». В этом послании советский лидер потребовал демилитаризации Западного Берлина и превращения его в вольный город. В свою очередь, требовал Никита Хрущев, «Западный Берлин должен был взять на себя обязательство не допускать на своей территории враждебной, подрывной деятельности, направленной против ГДР или любого другого государства». Содержащиеся в советской ноте условия западные державы должны были выполнить в течение шести месяцев, т.е. до конца мая 1959 г. В противном случае СССР угрожал подписать соответствующий договор с ГДР, которая могла бы самостоятельно решить вопрос о статус-кво Западного Берлина.

Западные государства категорически отвергли «ультиматум Хрущева» и обвинили СССР в нарушении Потсдамских соглашений по Западному Берлину. Противоборствующим сторонами не удалось найти компромисс ни на Женевской конференции (май-август 1959 г.), на ни встрече Н.Хрущева и американского президента Дуайта Эйзенхауэра в Кэмп-Дэвиде (сентябрь 1959 г.), ни на Парижской конференции глав четырех государств (май 1960 г.).

Еще больше «берлинский кризис» обострился после неудачной встречи Н.Хрущева и Джона Ф. Кеннеди 3-4 июня 1961 г. Американский лидер отверг план «вольного города» и предложил сохранить статус-кво Западного Берлина. Н.Хрущев категорически отрицал это, и тогда президент США пообещал ему холодную зиму.

Во втором «берлинском кризисе», помимо всего прочего, важную роль играло и то обстоятельство, что экономическое развитие Восточной Германии не шло ни в какое сравнение с Западным Берлином. Этот анклав усилиями Вашингтона, Лондона, Парижа и Бонна был превращен в витрину западного мира. Поэтому жители ГДР всеми правдами и неправдами пытались прорваться в Западный Берлин. К 1961 г. массовый исход рабочей силы на Запад стал настоящей головной болью для правительства ГДР. Н.Хрущев в своих мемуарах вспоминал: «Конечно, потянулись туда люди из ГДР, особенно наиболее квалифицированные. Стала бежать интеллигенция. Ушло много врачей, студентов и просто абитуриентов, окончивших средние школы. В ГДР они получили образование, а в ФРГ — работу. Перебежало немало инженеров. Ворота в Западный Берлин были открыты. Стали уходить и крестьяне».

В головах коммунистических руководителей созрела на первый взгляд сумасшедшая мысль возведения такого защитного сооружении, которое бы предотвратило уход рабочей силы. Н.Хрущев вспоминал: «У меня давно возникла мысль установить какой-то контроль, закрыв выходы и лазейки. Выбрали 13 августа. Такое число считается несчастливым, но я сказал сомневающимся, что для нас это число станет счастливым».

События 13 августа 1961 г., которые по существу заложили новый миропорядок в Европе, были по-разному восприняты мировым сообществом, различными политическими силами. Взаимоисключающие оценки были высказаны, с одной стороны западными державами, а с другой — теми, кто поддерживал СССР и страны «социалистического лагеря».

Западные державы всю ответственность возложили на Советский Союз и восточногерманское правительство. Исторический смысл событий 13 августа 1961 г. в оценке антикоммунистов заключался в банкротстве политики СЕПГ, что поставило ГДР на грань краха. По их мнению, создание режима государственной границы вокруг Западного Берлина проводилось вне правового поля и являлось нарушением Потсдамского соглашения. Западные страны особенно упирали на нарушение прав человека, так как резко подскочило число инцидентов на секторной и государственной границе. Люди, пытавшиеся перебраться через стену, подвергались прицельному огню. По приблизительным подсчетам, за годы существования Стены было убито свыше 600 человек.

Впоследствии Берлинская стена стала главной мишенью критики коммунистических режимов со стороны Запада. Так, Дж. Ф. Кеннеди, выступая в Западном Берлине 26 июня 1963 г. заявил: «Свобода создает немало трудностей, и демократия вовсе не безупречна, но нам никогда не приходилось возводить стену и помешать нашим гражданам уехать». Рональд Рейган, будучи в Западном Берлине 12 июня 1987 г., призвал Михаила Горбачева разрушить Стену.

Другая сторона, в первую очередь в лице СССР и ГДР всю ответственность за эти события возложила на западные государства и персонально на руководителя ФРГ Конрада Аденауэра и Дж. Ф. Кеннеди. В политике США, Великобритании, Франции и ФРГ в «германском» и «берлинском» «вопросах» она видела апофеоз целенаправленного утверждения капитализма, который был призван обслуживать интересы агрессивных и реваншистских кругов. Возведение Берлинской стены приравнивалось к подвигу, который нанес крупное поражение империализму, усилил экономическое положение Восточной Германии и пресек подрывную деятельность деструктивных сил в отношении ГДР.

К концу 1980-х гг. стала очевидна исчерпанность политической и социально-экономической модели ГДР. Неумолимо рос протестный потенциал среди восточных немцев. Он проявился 7 октября 1989 г., в день празднования 40-летия ГДР в Лейпциге, где в этот день по указанию Эриха Хонеккера у церкви Святого Николая была разогнана мирная демонстрация прихожан. В ответ на разгон 9 октября 1989 г. в Лейпциге состоялась грандиозная демонстрация с участием более 70 тыс. человек. В течение месяца массовые выступления прошли во многих восточногерманских городах.

Кульминация «бархатной революции» пришлась на 9 ноября 1989 г., когда толпы ликующих людей с западной и восточной стороны буквально разломали Берлинскую стену. История в третий раз дала шанс Германии, ведь предыдущие два раза оказались несчастливыми для страны: 9 ноября 1918 г. был свергнут кайзер Вильгельм II, и восторжествовала Веймарская республика, 9 ноября 1923 г. Адольф Гитлер начала «пивной путч» и попытался захватить власть в Баварии. И этот шанс германская нация использовала сполна, так разрушение Стены открыло путь к единству и процветанию Германии.