Министр обороны Германии стал «министром самообороны»

Депутаты бундестага на повышенных тонах и не стесняясь выражений обсуждали скандал вокруг диссертации министра оброны…

Да, господа, скандал, конечно, пренеприятнейший. 23 февраля министр обороны ФРГ защищал перед депутатами бундестага себя и свое право занимать этот пост. Вы не знакомы? Министр обороны, кандидат юридических наук, барон Карл-Теодор Мариа Николаус Йоханн Якоб Филипп Франц Йозеф Сильвестер фон и цу Гуттенберг — 20% его диссертации о конституциях США и Евросоюза переписано или скопировано из открытых источников без указания на них.

скандальная диссертация цу Гуттенберга

Скандалу без малого неделя: в середине февраля профессор, работавший с кандидатской диссертацией министра, с удивлением обнаружил, что в работе не хватает ссылок сразу на несколько научных трудов других авторов. Дело профессора продолжили СМИ и интернет-сообщество, диссертацию проверили постранично.

Карл-Теодор молод (1971 года рождения) и амбициозен, его протеже — сама канцлер Ангела Меркель, а за спиной — правящая партия Христианско-демократический союз/Христианско-социалистический союз (ХДС/ХСС). Его карьере можно только позавидовать: с 2002 года — депутат бундестага, в ноябре 2008 — феврале 2009 гг. — генеральный секретарь ХСС, с февраля 2009 по 28 октября 2009 г. — министр экономики и технологий, с октября 2009 г. — министр обороны. А с 23 февраля года нынешнего еще и «министр самообороны», как теперь называет цу Гуттенберга оппозиция.

Карл-Теодор цу Гуттенберг происходит из старинного аристократического рода. Его отец — известный дирижер, дед — известный политик. Мать — внучка министра иностранных дел Германии Иоахимa фон Риббентропa, жена — правнучка Отто фон Бисмарка.

Бундестаг давно не видели таких жарких дебатов и переполненных балконов для журналистов и посетителей. Оппозиция с удовольствием вцепилась в возможность пройтись по правящей коалиции и выражений не выбирала, требуя отставки цу Гуттенберга. Политики от разных партий по очереди занимали место у микрофона.

Оппозиционные лидеры были эмоциональны: «Как доктор цу Гуттенберг может быть примером для солдат?! Особенно тех двух университетов, которые курируют внутренние силы?! Вопрос стоит ни больше, ни меньше о системе образования страны и ее привлекательности».

Представители правящей коалиции (ХДС/ХСС и Свободная демократическая партия) возражали: «Нет, он отличный министр и реализует самую амбициозную из возможных программ. У ваших министров всегда была кишка тонка отменить воинскую повинность!»

«Ага! — кричала оппозиция. — Вот именно, амбициозный и заносчивый министр! Как будто можно разделить человека на две части: вот тут чиновник, вот тут нечистоплотный ученый. Честность и правда — неделимые понятия, они не имеют оттенков: или честный, или не честный, или соврал, или нет».

«Канцлер Меркель вам с этого же места объясняла, что брала на работу министра, а не научного сотрудника. Не важен для нее этот кандидатский титул», — возражала другая сторона.

Оппозиция возмущена: «А это что за аргумент?! То есть, когда господин цу Гуттенберг будет ездить по стране пьяный, она скажет, что брала на работу не водителя? Вы ставите вопросы власти выше таких ценностей, как истина».

«Но он же извинился и отказался от кандидатского титула. Ему не нужны иные стандарты, чем для других. Из-за какой-то ссылки вы требуете отправить в ссылку отличного министра?! Он же объяснил, что неосознанно», — пытались заступиться за министра его сторонники.

«Не специально? Вы понимаете, что говорите? — забрасывала оппозиция вопросами оппонентов. — Господин цу Гуттенберг сам юрист, спросите его, как кандидата юридических наук: можно забыть ссылку или две, но списать 20% всего текста?! Да у него вступление начинается со статьи из Википедии, а дальше цитирует слово в слово статью из уважаемой газеты — и все без ссылок!»

«Так, стоп. Это не оппозиция, а враги народа, что за травля! Устроили тут трибунал, — кончалось терпение у депутатов правящей коалиции. — О научной ценности диссертации пусть судят профессора. Мы с вами в бундестаге. Что за сигнал вы посылаете обществу? Цу Гуттенберг блестяще выполняет обязанности министра. Что вас не устраивает в нашем министре? Мы не позволим ему уволиться!»

Оппозиция не устает: «Такая ложь — не пустяк, на который можно было бы закрыть глаза, такую ошибку можно исправить только с помощью машины времени. Еще будучи депутатом, он заказал в научной службе бундестага аналитику и использовал ее в диссертации без ссылки… В отставку цу Гуттенберга! Раньше в благородных семьях знали, что такое дело чести!..» 

Карл-Теодор цу Гуттенберг 

За более чем жаркими прениями барон следит со своего кресла среди министров. Он нервничает, достает и кладет обратно во внутренний карман пиджака свою ручку. Как всегда аккуратно причесан и элегантен. И вот его очередь на 5 минут у микрофона. Цу Гуттенберг кладет левую руку в карман и говорит спокойно, уверенным, тихим голосом:

— Я же извинился, признал свои ошибки, обратился к университету с просьбой проверить диссертацию. Я думал, мне удастся совместить все обязанности: политика, ученого и отца семейства. Но не вышло! Работу в почти 500 страниц я писал семь долгих лет. Здесь говорилось о шести случаях, когда я использовал интеллектуальную собственность бундестага, я знаю только о четырех… 

Карл-Теодор цу Гуттенберг 

Оппозиция не унималась: «Уважаемый кандидат наук в отставке и министр самообороны! Хватит повторять, что вы извинились. Если у вас есть совесть, вы станете министром в отставке. Вы, конечно, не идеальны, но молоды, талантливы и еще вернетесь в правительство. Всем известны случаи, когда своих подчиненных вы увольняли. Если бы речь шла о ком-то другом, вы бы без колебаний и проволочек заставили его распрощаться с должностью. Ваша отставка нужна научному сообществу, нужна обществу!»

Представитель правящей коалиции: «Вот вы и проговорились! Для вас вообще не важно, что он сделал, нашли повод, чтобы раскачивать лодку и топить нашего отличного министра. Вы еще смеете сравнивать его проступки — ну, забыл человек о ссылках! — с Берлускони, который подозревается в связях с несовершеннолетними! Не будет никаких прощаний с должностью! Как можно было сегодня, когда столько событий в мире, ставить дебаты о диссертации министра. Дорогая оппозиция, вы просто работать не хотите!»

Оппозиция парирует: «Откройте газеты: на первой странице в желтой прессе «Цу Гуттенберг не уйдет в отставку». И рядом мелким шрифтом о количестве погибших в Афганистане. Нет, наши солдаты заслуживают другого министра».

Депутаты правящей коалиции находят аргументы в ответ: «Вот именно, солдаты! За 16 месяцев в должности он пять раз был в Афганистане. Вы, конечно, кричали, что он туда летает для журналистов и самопиара. Но я говорил с нашими генералами, они говорят, что поддержка цу Гуттенберга очень важна для наших ребят. Причин для отставки просто нет!»

«Генералы? — переспрашивает оппозиция. — Вот это уже просто хамство! Вы цитируете генералов?! А что они могут сказать про своего начальника? Вы бы еще жену министра спросили. Единожды солгав: мы больше не верим вашему министру, который своей визитной карточкой выбрал именно честность».

Немецкая пресса зубоскалит, что цу Гуттенберг — идеальный кандидат возглавить партию пиратов, что у него только бриолин настоящий. Однако скандал с диссертацией лишь добавил цу Гуттенбергу популярности в Германии. Сегодня ему симпатизируют более 70% населения страны. Мол, подумаешь — списал!

Между тем университет Байройт, в 2006 году принявший диссертации цу Гуттенберга с отличием, отменил это решение, а издательский дом остановил публикацию диссертации.

Балконы для зрителей удивленно следили за перепалкой, бундестаг редко так эмоционален. «Совершенный хаос, — прокомментировал мой сосед. — Что б они так наши проблемы решали, немцы давно бы уже жили в раю!».

Конечно, то, что стороннему зрителю кажется хаосом, на самом деле — борьба за власть: оппозиционные партии просто по полной программе используют ошибку представителя правящей коалиции (хотя и без видимого результата — цу Гуттенберг остался министром).

То ли дело, белорусский парламент, который работает конструктивно, главе государства не противоречит, министров не обсуждает и предпочитает единогласие. У немецких коллег наши депутаты могли бы многому научиться — даже таким элементарным для демократического строя вещам, как свобода слова и право на собственное мнение.

Берлин