Украинский кризис: интересы внешних игроков

Целостная и стабильная Украина крайне важна для Беларуси как точка опоры в попытках уравновесить влияние России в регионе…

BISS представляет анализ последних событий в Украине и интересов внешних игроков в украинском конфликте, в том числе Беларуси, а также возможные сценарии дальнейшего развития ситуации у наших соседей.


Продолжение. Начало — «Украинский кризис: страна остается унитарной, но контроль утерян»

Оценивая итоги активной фазы украинского конфликта, еще раз напомним мотивы и интересы России, которые побуждают ее вмешиваться в дела Украины.



Как уже отмечали эксперты BISS в апрельском анализе кризиса в Украине, российское руководство ставило себе целью предотвратить переориентацию Украины на Запад путем создания на ее территории очага долгосрочной нестабильности и децентрализации власти.

Нейтральный статус Украины необходим Кремлю по двум причинам: военно-стратегической и политико-экономической.

Для России критически важно не допустить вступления Украины в НАТО, поскольку в перспективе это может привести к катастрофической уязвимости Москвы в случае размещения американского ракетного вооружения на востоке Украины и потере контроля над Черным морем.

Политико-экономический мотив Кремля состоит в желании включить Украину в процесс евразийской интеграции и избежать экономических потерь, связанных с формированием зоны свободной торговли (ЗСТ) между Украиной и Евросоюзом.

Потеря Украины имеет и важный психологический эффект — в Кремле хорошо помнят знаменитую максиму Збигнева Бжезинского, согласно которой Россия никогда не сможет стать великой державой без Украины.

Таким образом, с одной стороны, Россия в краткосрочной перспективе продвинулась в реализации своих целей: ЗСТ с Евросоюзом отсрочена, экономика Украины еще больше подорвана (прогнозируется, что ВВП страны в 2014 году уменьшится на 10%), Москва получила дополнительный рычаг влияния в виде тлеющего конфликта на Донбассе и отторгнутого Крыма; о вступлении Украины в НАТО не может быть и речи. Кроме того, в руках у России остается важнейший козырь — поставки природного газа.

Однако действия Кремля породили и массу угроз, которые в долгосрочной перспективе могут свести на нет предпринятые Россией усилия по обеспечению собственных интересов.

Социологические опросы показывают, что борьба за сердца и души украинцев Москвой проиграна. Отвечая на вопрос, какое направление внешней политики должно быть приоритетным для Украины, отношения с Россией в мае 2014 года выбрала рекордно малая часть респондентов — 16,6%, в то время как отношения со странами ЕС поддержали 52,5%. Для сравнения, в феврале 2011 года эти показатели составляли 40,4% и 35,7%, соответственно.

Вряд ли экономическое давление и все более ожесточенная информационная война заставят украинское население изменить свой геополитический выбор. Поэтому о термине «мягкая сила» в Кремле могут забыть.

Кроме того, аннексия Крыма и участие России в конфликте на Донбассе спровоцировали резкое обострение отношений с Западом, которое может перерасти в длительное противостояние, потенциально весьма болезненное для российской экономики.

Впрочем, ухудшение отношений с Россией и уменьшение приверженцев пророссийского курса среди украинцев не обязательно означает рост сторонников Евросоюза. В связи с довольно неопределенной и запаздывающей политикой ЕС, проевропейские настроения в украинском обществе могут также поколебаться.

Пока Евросоюз не только не готов озвучить перспективу членства Украины в ЕС, но и не спешит оказывать необходимую финансовую помощь стране. Это при том, что жесткие действия России в отношении Украины были непосредственно спровоцированы именно сближением Киева с Евросоюзом, а не смещением с должности Януковича как таковым.

Показательно, что в лагере стран ЕС, противодействующих введению санкций в отношении России, оказались сразу три центральноевропейские страны (Чехия, Словакия, Венгрия), которые сами всего несколько десятилетий назад испытали на себе советскую оккупацию и обращались за помощью к Западной Европе, подчеркивая свою европейскую идентичность.

Основной интерес Евросоюза заключается в скорейшем урегулировании конфликта для восстановления экономических отношений с Россией и безопасности энергетического транзита. Ради сохранения приемлемых отношений с Россией Евросоюз даже пошел на опасный прецедент: допустил вмешательство третьей стороны в процесс двусторонних переговоров об имплементации Соглашения об ассоциации, что фактически поставило под вопрос суверенитет Украины.

США также не готовы активно поддерживать Украину. Вашингтон взял на себя минимальные финансовые обязательства и отказался поставлять Киеву вооружение. Впрочем, оружие само по себе вряд ли поможет Украине при сохранении дисфункциональной армии и нестабильной политической ситуации. К тому же, как отмечалось в первой части обзора, ВСУ не имеют недостатка в вооружениях.

США объективно заинтересованы в вовлечении России в конфликт низкой интенсивности, чтобы нейтрализовать ее внешнеполитическую активность в других регионах мира, но не заинтересованы в расползании нестабильности в регионе.

Коллапс Ирака и увеличение влияния «Исламского государства» сильно отвлекают внимание Вашингтона от Украины, которая в настоящее время рассматривается скорее как проблема Евросоюза. Последний, полагают США, и должен играть главную роль в урегулировании конфликта.

Беларусь заинтересована в скорейшем урегулировании кризиса в Украине по нескольким причинам.

Во-первых, Украина является вторым по значимости торговым партнером Беларуси после России со значительным положительным сальдо (в 2013 году оно составило 2,1 млрд. долларов), а продолжение войны, и как ее следствие — проблемы в экономике, приведут к снижению покупательской способности Украины и падению белорусского экспорта. В январе-августе 2014 года, по сравнению с таким же периодом прошлого года, белорусский экспорт уже снизился более чем на 5%.

Во-вторых, целостная и стабильная Украина крайне важна для Беларуси как точка опоры в попытках уравновесить влияние России в регионе. В условиях ставки Кремля на ускоренную евразийскую интеграцию роль Украины как тактического союзника для Минска только усиливается.

В-третьих, Беларусь приняла на себя роль площадки для переговоров по урегулированию кризиса, поэтому на ней лежит и некоторая степень ответственности за последствия достигнутых договоренностей.

После проведения Саммита ЕС-Украина-Таможенный Союз 26 августа в Минске и заключения соглашения о прекращении огня Беларусь заработала множество политических очков. Следовательно, в случае очередного обострения конфликта Минск понесет репутационные потери. Кроме подорванного имиджа нейтрального посредника, в случае возобновления активных боевых действий в Украине, Беларуси по требованию России еще и придется более четко определиться относительно того, кого она все-таки поддерживает в этом конфликте. А поскольку принять иное решение, кроме поддержки России, Минск не сможет в силу большой экономической зависимости, это будет автоматически означать и резкое ухудшение отношений с Киевом, и утрату надежды на сближение с Западом.

В свете недавнего совещания у президента по вопросу создания производства перспективных образцов вооружения приобретает особую значимость и сотрудничество предприятий белорусского и украинского ВПК. У Беларуси недостаточно потенциала для самостоятельного создания замкнутого цикла производства новых типов вооружений во многих сферах, и украинские наработки и отдельные специалисты были бы весьма кстати.

В частности, белорусскую сторону интересует освоение технологии производства ракет и их компонентов для зенитно-ракетных комплексов (например, для ЗРК «Алебарда» белорусского производства), что позволило бы уменьшить зависимость от других государств.

Кризис в Украине стал мощным катализатором этого процесса: украинские оборонные предприятия теряют свои рынки в России, а ухудшающаяся экономическая ситуация вообще грозит деградацией отрасли и потерей ценных кадров. Об этом как раз и говорил Лукашенко во время посещения 558-го авиаремонтного завода в Барановичах в апреле этого года: «Давайте попробуем с украинцами договориться и вместе поработать, чтобы не пропали интеллектуальные, инженерные центры, конструкторы в Украине. Момент нормальный... этот момент надо использовать не только для себя, но и для внешнего рынка».

Информация о том, что белорусская сторона начала привлекать специалистов украинских военных предприятий, уже начала появляться в публичном доступе.

Белорусский интерес проявляется еще и в использовании украинского кризиса для улучшения демографической ситуации в стране. Принятие и легализация украинских переселенцев — это уникальный шанс для Беларуси несколько компенсировать естественную убыль населения и приблизиться к выполнению цели Национальной программы демографической безопасности на 2011-2015 гг., увеличить сальдо внешней миграции до 60 тысяч человек. В

последние годы официальные отчеты о положительном миграционном сальдо были результатом искажений в миграционной статистике, связанной с недоучетом размера постоянной эмиграции. Привлечение тысяч украинских переселенцев делает возможным достичь реального, а не фиктивного положительного сальдо международной миграции.

Впрочем, белорусским государственным органам еще предстоит провести серьезную работу, чтобы привлечь переселенцев, получивших разрешение на временное проживание, выбрать Беларусь в качестве постоянного места жительства.

Продолжение аналитического отчета о ситуации в Украине читайте завтра, а полный вариант — позже на сайте BISS.