Россия ошиблась, введя запрет на импорт западного продовольствия

Экспертно-аналитические центры по консалтингу при органах государственной власти России пришли к выводу, что продовольственные контрмеры не дали результата.

Выбор продовольствия в качестве основного оружия в санкционной войне России и Запада оказался спорным, в том числе из-за того, что запрещенная продукция все равно поступает на российский рынок через другие страны ЕАЭС, включая Беларусь.

К такому заключению пришли экспертно-аналитические центры по консалтингу при органах государственной власти России.

В августе 2014 года Россия в ответ на экономические санкции запретила ввоз продовольствия из стран ЕС, Норвегии, США, Канады и Австралии. Предполагалось, что потеряв российский рынок, страны, попавшие под эмбарго, не смогут найти другие рынки и понесут потери.

Однако негативное влияние контрсанкций на экономику этих стран было ограниченным. Общий экспорт в 2015 году по сравнению с 2013 годом в денежном выражении снизился всего на 7%. При этом основной причиной падения экспорта стало снижение цен.

«Эмбарго вряд ли смогло нанести серьезный урон экономике этих стран: продовольственные потоки быстро переориентировались с российского рынка на рынки других стран. Сделать им это было не сложно с учетом небольшого удельного веса России в их экспорте и наличия широкой экспортной сети в других странах»,говорится в «Оперативном мониторинге экономической ситуации в России», подготовленном экспертами Института экономической политики им. Гайдара, Российской академии народного хозяйства и государственной службы и Всероссийской академии внешней торговли Минэкономразвития.

При этом, отмечают эксперты, полностью ограничить процесс поступления продовольствия из стран, находящихся под эмбарго, невозможно. Этому способствует отказ других членов ЕАЭС принять аналогичное российскому решение.

Кроме того, говорится в мониторинге, даже в условиях снижения курса российского рубля, роста внутренней цены на импортные продукты и необходимости поиска окольных путей поставки продовольствия в Россию по-прежнему представляли экономический интерес.

«Продукция из стран, попавших под эмбарго, все-таки поступает на рынок ЕАЭС, а оттуда — в Россию», — констатируют эксперты.

Как это происходит, они демонстрируют на примере овощей и фруктов. Так, среди стран ЕАЭС самый крупный потребитель этих продуктов — Россия. Однако после объявления эмбарго поток поставок в ЕАЭС овощей и фруктов из ЕС не только не сократился, но, наоборот, ощутимо вырос.

«Можно допустить, что увеличение роста поставок в ЕАЭС могло произойти из-за увеличения спроса в этих государствах (исключая Россию). Однако этот дополнительный спрос не мог потребовать увеличения поставок из ЕС в 2-6 раз», — полагают эксперты.

Так, по данным Белстата, потребление овощей в 2015 году в Беларуси выросло всего на 300 г/чел, а потребление фруктов снизилось на 4,5 кг/чел. В 2013 году около 700 тысяч тонн яблок в Россию поступило из Польши. В 2015 году примерно такое же количество поступило из Беларуси. Похожая картина наблюдается в Казахстане.

«Таким образом, добавленное количество овощей и фруктов, поступающее из ЕС в ЕАЭС, могло быть потреблено только в России», — говорится в мониторинге.

Его авторы приходят к заключению, что выбор продовольствия в качестве основного оружия в санкционной войне оказался спорным. В том числе из-за того, что часть продовольствия все равно поступает на российский рынок через ЕАЭС, поскольку эмбарго введено только в России.