Амнистии не будет. Перевозчиков обяжут заплатить многомиллионные штрафы

Белорусские перевозчики все еще надеются, что чиновники пойдут им навстречу...

Белорусские перевозчики, которым выставили «неподъемные штрафы» за пользование платными дорогами, все еще надеются, что чиновники пойдут им навстречу и проведут полную или частичную амнистию. Тем временем в Министерстве транспорта сообщают, что эту идею не поддержали в правительстве. А оператор BelToll настаивает на том, что нарушители сами виноваты в своих проблемах.

Напомним, что компании получили огромные штрафы за первые месяцы работы новой системы. Суммы, по словам перевозчиков, доходят до 80 тысяч евро.


Фото fanipol.com

Перевозчики создают общественную организацию, чтобы отстаивать свои права

Перевозчика Сергея Дорленко, к примеру, обязали заплатить 120 млн. рублей. Он считает, что во всем виноват сбой программного обеспечения. Предприниматель пополнил баланс на самосвал с четырьмя и более осями, а через месяц его остановила транспортная инспекция. Тогда он и узнал, что бортовое устройство сбилось на две оси.

«Мой самосвал проезжал примерно 10 км по платной дороге, перевозил песок из карьера в районе Логойска. И вот за день фиксировалось по 5-6 нарушений», — говорит Дорленко.

В итоге было составлено 74 акта. Нарушения зафиксированы в первый месяц работы системы. После этого вопросов к предпринимателю не было. Он отправлял претензию в BelToll, но там ему ответили, что водитель обязан каждый раз перед выездом проверять правильное количество осей, с которыми транспортное средство будет передвигаться по платной дороге.

Предприниматель Сергей Штода отмечает, что 70% нарушений произошло из-за сбоя бортовых устройств. По его подсчетам, пострадало около 5 тысяч организаций и предпринимателей. В основном штрафы составляют 10-20 тысяч евро. Пострадавшие объединились и готовы создать общественную организацию, чтобы отстаивать свои права.

BelToll: сбоев в работе системы не было

Менеджер по маркетингу, связям с общественностью и корпоративным связям «Капш Телематик Сервисиз» Сергей Бурый считает, что данная инициативная группа не отражает общую тенденцию среди белорусских перевозчиков.

«Система, за которую мы отвечаем, работает корректно, — говорит он. — Сбоев, связанных с тем, чтобы корректно взимать плату за проезд, не было».

По его словам, компания провела проверку по заявлениям Сергея Штоды и других перевозчиков, которые активно выступали в прессе.

«Эти люди вносили деньги на устройство либо не вовремя, либо вовсе не вносили и продолжали ездить, игнорируя руководство пользователя, в котором точно сообщено, что два сигнала бортового устройства — знак заехать и пополнить баланс, — отмечает представитель оператора. — У них была надежда на авось. Но все они нарушители и должны заплатить по своим обязательствам. Других вариантов у них нет. Системой зафиксированы нарушения, и мы готовы продемонстрировать это перевозчикам при личном обращении».

Что касается недостаточной информированности перевозчиков, на которую те жаловались, «Капш Телематик Сервисиз» настаивает, что столько разъяснительной работы, как в Беларуси, не было ни в одной другой европейской стране, где работают подобные системы. При въезде в страну стоят большие знаки, информация активно размещалась в интернете и СМИ, на средствах наружной рекламы, в самих пунктах обслуживания, на специально организованных встречах с перевозчиками.

«Для нескольких сотен перевозчиков информационная работа оказалась недостаточной, они не хотят платить, — говорит Сергей Бурый. — Те, кто говорят, что водителю сложно разобраться, должны понять, что нужно самому учиться и учить сотрудников. По-другому не будет. За дороги надо платить».

Белорусским и иностранным перевозчикам за месяц до запуска системы предлагали в тестовом режиме понаблюдать, как она будет работать. Однако тогда бортовые устройства получили немногие. Большинство заключили договор и установили оборудование на машины в последний момент.


Бортовые устройства

Несмотря на скандал со «штрафами», по словам представителей оператора, система работает стабильно. Процент транзакций, из которых позже генерируются нарушения, менее 0,1%. Нарушают не только частные, но и государственные предприятия. У некоторых из них сумма платы в увеличенном размере превышает сотни тысяч евро.

Самые распространенные типы нарушений — отсутствие контракта или бортового устройства, неполная оплата. С системой BelToll пытались судиться 69 истцов, но ни один из них не сумел отсудить свои деньги.

«Случаи неисправности бортовых устройств единичны. Они всегда видны в системе, — говорит Сергей Бурый. — И если есть наша вина, то деньги возвращаются».

Что касается «протестующих» предпринимателей, по мнению собеседника, нет оснований прощать им нарушения. «На них приходится в десятки раз больше перевозчиков, которые добросовестно перечисляли деньги. Тогда у них возникнут вопросы, что с ними поступили несправедливо», — замечает он.

Сергей Штода ранее заявлял, что представители BelToll готовы поддержать позицию перевозчиков, которым выставили «неподъемные штрафы», но в компании «Капш Телематик Сервисиз» эту информацию опровергли. Вопрос о начислении и взимании платы в увеличенном размере решают другие ведомства — Минтранс и Минфин.

В правительстве не поддержали идею об амнистии по штрафам

Naviny.by обратились за разъяснениями в Министерство транспорта и коммуникаций. Перевозчики настаивали, что именно это ведомство обещало им провести амнистию по штрафам.

В официальном ответе за подписью первого замминистра Евгения Рогачева отмечено, что Минтранс не вносил в Совет министров предложение об освобождении от платы за проезд по платным дорогам, «так как такие предложения не были поддержаны заинтересованными госорганами».

Кто именно не поддержал инициативу, не уточняется. По информации перевозчиков, категорически против выступило Министерство финансов. Судя по ответу из Минтранса, представители ведомства даже не обсуждали с Минфином, как можно было бы вернуть деньги перевозчикам, ведь по некоторым штрафам суммы уже поступили в бюджет.

«Заместителю министра Авраменко сказали, что хватит быть адвокатом перевозчиков, — говорит Сергей Штода. — После этого наш диалог с Министерством транспорта и коммуникаций оборвался».