Надежда Микулич поет песни, вскапывает грядки и ловит рыбу



Недачник дачника не разумеет, и с этим, кажется, ничего не сделаешь. Недачники полагают, что на загородных сотках можно лишь зря убивать время и зарабатывать радикулит, чем нормальный профессионал ни за какие коврижки заниматься не станет. Дачники, как правило, считают, что отсутствие сельскохозяйственных подвигов — признак неисправимой лени, достойный всяческого порицания.





Чтобы примирить обе позиции, нужна творческая личность. Мы нашли ее в лице солистки белорусской эстрады Надежды Микулич. Звание заслуженной артистки Беларуси, три магнитоальбома, на которых не повторяется ни одна песня, почти ежедневные концерты перед самыми разными аудиториями — кажется, вполне достаточные свидетельства профессионализма. Но продюсеры, работающие с певицей, знают: в сезон сбора урожая Надежда может попросить подкорректировать график выступлений, чтобы не дать пропасть помидорам или яблокам на даче.





— Надежда, вы тоже считаете, что на дачу не ездят только лентяи?





— Ну что вы! Тогда большинство моих коллег — лентяи. Включая меня. Я считаю своим долгом приобщиться к сельскому хозяйству в сезон заготовок, а так у нас в семье главный агроном — муж. Борис сейчас руководит детским цирковым коллективом, а летом у детей каникулы. Так что время есть. Для артистов это редкость. Коллеги мои рассказы о даче слушают с удивлением: и как я успеваю, и зачем мне это надо?





— А зачем, действительно?





— Мы купили дом в деревне, можно сказать, случайно. Просто появились свободные деньги, и мы решили себе таким образом обеспечить спокойную жизнь на пенсии. Я ведь уже пенсионерка, мне пенсия положена раньше, и я думала, что, может, буду не очень востребована на сцене. Но, слава Богу, пока на выступления спрос есть, и на дачу времени не хватает.





— Но ведь не забрасываете же, как многие деловые люди...





— Потому что я там больше отдыхаю, чем работаю. Там же воздух замечательный, лес, грибы. С деревенскими дружим, как ни приедем — обязательно то на свадьбу, то на день рождения позовут. Один выходной отгуляем, потом копаем грядки в ударном темпе. От городских проблем отвлекаешься полностью. К тому же я заядлая рыбачка, как свободная минутка — за удочку и на озеро. Караси там клюют как бешеные.





Вообще заводить дачу только из экономических соображений бессмысленно. Хотя, что скрывать, приятно: картошка своя, маринадов домашних до весны хватает, зелень все лето покупать не надо. Но если бы это было вынужденно — наверное, утомляло бы. И, конечно, когда мне понадобилось быстро заработать денег, чтобы оплатить учебу дочери, я работала на сцене, а не на грядках. Еще дача противопоказана людям необщительным. На земле не обойдешься без консультаций более опытных товарищей, а спрашивать надо с открытым сердцем. Иначе коллектив тебя не поймет и не примет.





— Вы, наверное, выросли на земле?





— Нет. Борис (супруг. — Прим. ред.) в детстве жил в деревне, но на земле работать не научился — все осваивал уже на даче. А мое детство прошло в городе. Правда, летом помогала бабушке полоть грядки. Мне эта работа не особенно нравилась, но бабушка мои труды ценила и платила мне рубль за каждую прополку. А это в ту пору были деньги: десять копеек стоил билет в кино. Так что, наверное, с тех пор у меня и осталось уважение к крестьянскому труду.





Первые наши сельские подвиги можно вспоминать как анекдот. Посадили картошку, а на следующее утро обнаружили — продукты-то в доме кончились. Тут же выкопали и сварили на завтрак. Еще был случай: кто-то посоветовал рядом с каждым кустиком огуречной рассады посадить семечко подсолнуха. Дескать, стебель будет живой опорой, огурец его обовьет, соберете урожай не сгибаясь. Вырос лес из подсолнухов и заглушил все огурцы. Да еще и помидоры рядом с этим безобразием почернели.





И все-таки мы справились — подняли под лопату свои 25 соток. Теперь из мужа получился хороший агроном, он постоянно ставит какие-то эксперименты на участке. Для него уже в земле покопаться — как наркотик. А мое дело — чтобы урожай не пропал.





— Какими из дачных достижений больше всего гордитесь?





— В прошлом году у нас выросли настоящие арбузы. Правда, до красноты созрела всего пара штук, но все равно всем хвастаюсь. А в этом — невероятный урожай помидоров. Рецепт маринада у меня отработанный — на трехлитровую банку стакан сахара, полрюмки соли и 70 граммов уксуса. Просто, но, по-моему, вкусно.





— Дачный опыт помогает находить взаимопонимание с деревенской публикой?





— Да, я очень люблю этого слушателя. Мне кажется, в деревне люди чище душевно. И, конечно, нигде не увидишь такой искренний восторг по поводу приезда артиста, как в сельском клубе. Однажды нам с заслуженной артисткой Беларуси Анной Павловной Рыжковой сказали в деревушке, куда артисты сроду не заглядывали: "Мы с вами как в Кремле побывали!". Я легко общаюсь с моими соседями в деревне, не чувствую никакой дистанции из-за того, что у нас разные профессии, мы живем в разных условиях. В человеке нужно видеть прежде всего человека.





Жалко, что уже несколько лет не выезжала с концертами в деревню. В этом сезоне думаю снова попробовать. Хотя есть опасения: сельские жители не станут платить за билеты. Ведь раньше выступления на селе оплачивал то колхоз, то профсоюз, то государственный бюджет. Тогда народ в клуб шел очень дружно и к такому порядку привык. Но денег на концертное обслуживание села у государства давно нет, у колхозов тоже, за крайне редким исключением. И, может, если сделать билеты не дороже бутылки водки, мы все-таки соберем зал?





Марина КУНОВСКАЯ, АиФ