Может ли интернет стать фактором перемен в Беларуси?

Спрос на перемены должен сформироваться в реальной жизни…

 

Заметный рост белорусской интернет-аудитории за последние годы, вопреки распространенным ожиданиям, не привел к демократизации страны. Судя по всему, перемены придут в сеть из обновленного общества, а не наоборот.

ИнтернетВ конце прошлого года в рамках проекта компании Gemius в Беларуси было подготовлено исследование белорусской интернет-аудитории. Ее численность достигла 4 млн. 860 тысяч человек. Рост с ноября 2012 по ноябрь 2013 года составил 7,2%.

При этом, вопреки некоторым прогнозам, интернет не стал фактором политических перемен. Твиттер-революции не произошло, коренного перелома в политическом сознании белорусов — тоже. Даже оппозиция не смогла найти своего Навального.

В жизни белорусов нет политики

По данным Gemius, из 20 сайтов, наиболее популярных у белорусских пользователей, только TUT.by и Onliner.by можно назвать новостными ресурсами. Остальные 18 позиций достались поисковикам, развлекательным и другим сайтам, далеким от общественно-политической направленности.

Медиааналитик Павлюк Быковский отмечает, что провал надежд на политизацию белорусов через интернет связан и с тем, что в отечественный сегмент глобальной сети хлынул массовый пользователь.

«Раньше в интернете находились люди, которые были достаточно высокообразованны, присутствовал своего рода имущественный ценз: компьютер и доступ в интернет дорого стоили», — напоминает Быковский.

Теперь же, когда интернет стал массовым явлением, «естественно, что более массовая аудитория меньше интересуется какими-то сложными вещами», считает аналитик.

Однако отстраненность белорусов от политики в сети Быковский объясняет прежде всего «отсутствием политической жизни в офлайне».

Согласен с ним создатель портала TUT.by Юрий Зиссер: «Какой смысл читать о том, чего нет? У нас нет публичной политики, у нас один политик».

При этом, как подчеркивает Быковский, возможность получения альтернативной и даже оппозиционной информации есть, но потребность возникает только тогда, когда получение этого продукта начинает напрямую касаться жизни людей.

Выражаясь экономическим языком, на товар под названием «политическая информация» у белорусов нет спроса. И нет прежде всего потому, что в стране отсутствует политическая конкуренция, а значит обсуждение этих тем никак не влияет на каждодневные нужды человека.

Оппозиционеры попали в сетевой капкан

По мнению Павлюка Быковского, современные политики должны присутствовать в интернете и использовать его как канал коммуникации с электоратом, но «нужно, чтобы было что сказать, кому сказать и зачем сказать».

С вопросом «что?» политики обычно могут разобраться самостоятельно, дойти до адресата самым активным из них помогают социальные сети, а вот при ответе на вопрос «зачем?» включается та же самая ловушка безразличия и отсутствия спроса, в которую попали многие общественно-политические и новостные ресурсы.

«Можно пытаться кого-то о чем-то информировать, но пока эта информация не будет востребована, это будет бесполезно», — считает Быковский.

Юрий Зиссер обращает внимание и на проблему самого оппозиционного месседжа: «Ошибки наших политиков не лежат в плоскости интернета. Им просто нечего сказать людям, поэтому их и не читают. Если они способны говорить только о кровавом режиме, диктатуре, о том, что Лукашенко должен уйти, ну, все это мы слышим 19 лет, это ни к чему не приводит. Людям это надоело».

«Я думаю, наших политиков не спасет ничто, кроме идеи. Правильные идеи себе дорогу пробьют. А тех политиков, которые светятся по 20 лет, их не спасет никто», — убежден собеседник.

Более того, приход оппозиционеров в онлайн значимых успехов им не принес, а вот из «офлайна» многих увел окончательно.

Значимая часть противников власти за отсутствием ресурса для дальнейшей политической борьбы перенесла свою энергию в интернет, направляя ее, однако, во многих случаях против представителей других оппозиционных сил.

Заочно-расслабляющий характер сетевого общения, амбиции и взаимная личная неприязнь превратили иных политиков, активистов и общественных деятелей в типичных сетевых троллей, тратящих уйму времени на выяснение отношений вместо того, чтобы заниматься реальной политической работой.

Средство связи, а не демократизации

«Интернет не стал фактором демократизации общества, — констатирует Юрий Зиссер, призывая, впрочем, и не ждать от глобальной сети слишком многого. — Интернет не является «демократизатором», а является самым обычным средством связи».

«Была наскальная живопись, были папирусы, была бумажная почта, телеграф, телефон, газеты, телевидение, интернет. И каждый раз казалось, что все, теперь-то, когда люди будут все знать, они прозреют. А этого не произошло», — отмечает собеседник.

Он делает вывод, что проблема лежит глубже: «Дело не в информированности, а в ценностях, это все изнутри человека. Само общество должно развиваться. Интернет не может родить новые сущности, он может только передать уже существующие».

Таким образом, интернет в Беларуси может стать фактором перемен только тогда, когда на эти перемены вызреет объективный общественный запрос в реальной жизни.

Когда этот запрос сформируется, и, что куда важнее, каких именно перемен затребует общество, предсказать невозможно. Целебный просветительский эффект всемирной паутины — миф. Люди приходят в сеть с уже готовыми запросами: будь то развлечения, бизнес и простое общение во времена политического штиля или срочное получение последних «сводок с фронта» в часы общественных потрясений.

Сам по себе интернет — всего лишь нейтральный передатчик, ускоритель коммуникации. Сложится в обществе революционная обстановка — да, сеть может стать фактором мобилизации вне зависимости от того, под каким флагом будет эта революция, какие силы окажутся на коне.

Поэтому уповать на всемогущество глобальной сети не стоит. Сторонники перемен должны сосредоточиться на создании объективных предпосылок к этим переменам. Иными словами, пора возвращаться «в реал».