Тернистый путь к шедевру



Александр ЗАЙЦЕВ



Раздувать мыльные пузыри — большие и красивые — сейчас очень модно. Не беда, что пузырь порадует глаз всего несколько секунд, а затем безвозвратно растворится в миллиардах атомов кислорода и углекислого газа. Зато как играли краски на его боках! Очень привлекательный пузырь уже больше года висит над павильонами киностудии "Беларусьфильм", где вот-вот должны начаться съемки исторической драмы "Анастасия Слуцкая". Заждавшаяся шедевров общественность решила считать "Анастасию Слуцкую" самым громким белорусским кинопроектом последних лет, своеобразным, если хотите, мостиком между славным прошлым отечественного кинематографа к его еще более славному будущему.





Путь в "светлое будущее" тернист, а спор о том, кто должен возглавить назревший прорыв — творцы или чиновники — может затянуться еще на одно десятилетие, и однозначного ответа никто так и не услышит.





Режиссеры обещают при наличии всех необходимых условий снимать шедевры. Чиновники в это слабо верят, так как не без оснований уверены, что на те деньги, которые государство отпускает на кино, шедевр снять невозможно. Поэтому кинопроцесс в стране протекает вяло и практически незаметно для широкой общественности.





Внутри же кинематографического круга, как и в других творческих сферах, идет тихая, практически подковерная борьба за право считать свое видение выхода из непростой ситуации единственно верным. Фактически же белорусский кинематограф застрял между непримиримыми позициями нескольких гран-персон, пытающихся поделить пирог, от которого остались одни лишь крошки.





Некогда заместитель министра культуры Юрий Цветков, курировавший вопросы кинематографии, решил смело дать дорогу молодым талантам, коих Академия искусств ежегодно штампует в количестве, достаточном для пяти киностудий. Это решение стало шлагбаумом для реализации творческих идей кинематографистов старшего поколения, за что те, естественно, на Цветкова сильно обиделись. Но так как заместителя министра поддержали и тогдашний директор "Беларусьфильма" Сергей Лукьянчиков, и председатель Союза кинематографистов Игорь Волчек, творческая киноэлита, за исключением нескольких "послушных", была постепенно вытеснена из перспективных планов киностудии.





За последние восемь лет киностудия "Беларусьфильм" выпустила порядка 30 лент, что, в принципе, для небольшой европейской страны вполне приемлемый показатель. Однако какой из этих трех десятков фильмов громко заявил о себе, не просто получив два-три приза на провинциальных фестивалях, а став событием в кинематографическом мире? Ставка на молодежь себя, по большому счету, не оправдала — "новой волны" не получилось. Несколько бесспорно талантливых фигур, появившихся в те годы (Виктор Аслюк, Рената Грецкова, Игорь Четвериков и некоторые другие), были окрылены видимостью творческой свободы, но в результате стали очередными жертвами безвременья и либо ушли в документалистику и "короткий метр", либо перебиваются на телевидении и в рекламе.





Последние 5-6 лет государство старательно и кропотливо выстраивало на базе киностудии еще один этаж "вертикали". Этим, скорее всего, и была вызвана чехарда с назначениями директоров — за это время дали "порулить" пятерым. Но разваленную после распада СССР инфраструктуру кинопроизводства так никто и не смог собрать воедино, вновь пустив все на самотек в надежде, что чье-то волевое решение — сомнений нет, что принятия такого решения ждали, прежде всего, от президента — враз все поставит на свои места.





Действительно, Александр Лукашенко пытался повлиять: своими указами придал "Беларусьфильму" статус национальной киностудии, предоставил льготное налогообложение (в частности освободив от уплаты налога на прибыль), повысил размеры авторского вознаграждения. Во время недавнего визита Лукашенко на киностудию ее работники, как водится у нас при встрече с главой государства, просили денег — то есть увеличить государственные дотации на кино. Президент хоть и согласился, что выделяемая ныне сумма недостаточна, но при этом прямо заявил, что дополнительные средства придется зарабатывать самим.





То, что капает на счет киностудии от аренды площадей и рабочей силы российскими, немецкими, американскими кинематографистами, назвать дополнительными средствами нельзя. Иностранцы снимают на "Беларусьфильме" лишь потому, что их устраивает белорусский ценник, цифры на котором позволяют худо-бедно содержать студию и выплачивать зарплаты ее техперсоналу, который по праву считается одним из самых квалифицированных на территории бывшего СССР.





Похоже, укоренившаяся еще в советские времена убежденность, что кино — это исключительно искусство, которое не вписывается в классическую схему "товар — деньги — товар", здравствует в умах большинства белорусских кинематографистов и поныне. Считать государственные убытки от кино всегда было проще, чем прогнозировать собственные доходы.





Поэтому лояльное руководство киностудии так внимательно относится ко всем пожеланием "сверху", как было с пожеланием президента Лукашенко увидеть отечественный шедевр, для съемок которого президент пообещал выделить 1 миллион долларов. Очевидно, что снять фильм европейского уровня за смешную для такого проекта сумму "Беларусьфильм" не в силах. Это понимали, благословляя запуск ленты Михаила Пташука "В августе 44-го…", уже бывший министр культуры Александр Сосновский и упомянутый ранее Юрий Цветков (кстати, сам по профессии кинорежиссер, одно время возглавлявший киностудию). Но возражать президенту, понятно, не стали. В итоге съемки фактически парализовали жизнь киностудии — президентский миллион закончился очень быстро, и поэтому на помощь будущему шедевру отзывались средства с других проектов (в итоге фильм обошелся в сумму порядка 5 миллионов долларов).





Мы не будем сейчас давать оценку этому фильму, хотя заметим, что лента вызвала колоссальный интерес не только в масштабах СНГ. Вопрос в другом: маркировка "сделано в Беларуси" — дает ли она сама по себе право называть ленту "В августе 44-го…" национальным белорусским кино?





Фильм "В августе 44-го…" основан на военном романе советского писателя Владимира Богомолова "Момент истины", в котором рассказывается об одной операции отряда СМЕРШ (сотрудники СМЕРША занимались поиском и устранением различного рода "подрывных элементов" в рядах Красной армии; СМЕРШ расшифровывается как "СМЕРть Шпионам").





Лучшие картины, снятые на "Беларусьфильме" и получившие мировое признание, были основаны на литературных произведениях белорусских писателей: "Альпийская баллада" — по повести Василя Быкова (режиссер Борис Степанов), "Люди на болоте" — по роману Ивана Мележа (режиссер Виктор Туров), "Возьму твою боль" — по роману Ивана Шамякина (режиссер Михаил Пташук), "Дикая охота короля Стаха" — по роману Владимира Короткевича (режиссер Валерий Рубинчик), "Знак беды" — по роману Василя Быкова (режиссер Михаил Пташук). И хотя не во всех этих фильмах присутствовал ярко выраженный национальный колорит, а их принадлежность к белорусскому кино порой нельзя было определить с первого кадра (как, скажем, фильмов грузинских, казахских, эстонских кинематографистов), но хорошая национальная литературная основа проступала между кадрами, словно старинные фрески через штукатурку.





Сегодня на "Беларусьфильме", опять-таки с косвенной подачи президента, запущены съемки фильма "Анастасия Слуцкая", который еще на стадии идеи окрестили национальным блокбастером. Сценарий фильма основан на короткой записи XVI века в летописи Великого княжества Литовского, рассказывающей о подвиге княжны Анастасии, отстоявшей свой родной город Слуцк от 20-тысячной орды крымского хана Баты-Гирея.





Но, похоже, что первый за последние годы фильм, основанный на богатой белорусской истории, провалился еще до того, как был отснят хотя бы один дубль. Режиссер и один из авторов сценария "Анастасии Слуцкой" Владимир Янковский покинул проект после года подготовительной работы, когда понял, что его идеи на "Беларусьфильме" не найдут понимания.





На костюмированную масштабную историческую драму авторы предполагали затратить около 3,5 млн. долларов (команда Янковского готова была работать за копейки и экономить на чем только возможно), но в августе 2001 года на проект выделили только 1,4 млрд. белорусских рублей, что было эквивалентно 1 млн. долларов. Успех последнего исторического фильма польского режиссера Ежи Гоффмана "Огнем и мечом", окупившего 40-миллионные (в долларах, естественно) затраты всего за две недели проката, показывает, что интерес зрителя к истории своей родины, равно как и проявление патриотизма, имеют определенное стоимостное выражение. И в данном случае игра на чувствах зрителей — это не спекуляция, а тонкий экономический расчет.





К "Анастасии Слуцкой" в том виде, в котором она была задумана изначально, уже проявляли интерес прокатчики из Германии и Польши, но ради экономии средств руководство киностудии приказало сократить сценарий наполовину и отказаться от батальных сцен, которые должны были стать изюминкой проекта. К тому же большая часть натурных съемок будет заменена павильонными. И, скорее всего, в итоге фильм будет снят, как выразился один из членов худсовета киностудии, "в лучших традициях белорусского советского кино".





Справка



Киностудия "Беларусьфильм" основана в 1924 году, с 1928 базировалась в Ленинграде, в 1939 переехала в Минск, до 1946 называлась "Советская Беларусь".