Белорусских рокеров обвиняют в измене

Попытку диалога между музыкантами из «черного списка» и властями на просторах интернет-пространства клеймят как «предательство»...

Попытку диалога между музыкантами из «черного списка» и властями на просторах интернет-пространства клеймят как «предательство». Мол, известные рок-группы променяли Бангалор на БТ и будут теперь разъезжать по стране с концертами «За Беларусь!».

Белорусских рокеров обвиняют в измене

Да, такая мы страна. У нас на радио 75% белорусской поп-музыки, а рокеры вынуждены общаться с чиновниками. И вопрос не в совместимости рок-музыки и ее протестного духа с леопольдовским «давайте жить дружно», а в том, что культурой у нас занимаются идеологи.

Накануне руководитель главного идеологического управления Администрации президента Олег Пролесковский пригласил на встречу лидеров групп «Крама» Игоря Варашкевича, «Нейро Дюбель» Александра Куллинковича, «N.R.M.» Лявона Вольского и «Палац» Олега Хоменко. В ходе встречи главный идеолог страны якобы пообещал рок-музыкантам отменить пресловутые «черные списки» и помочь не только с ротацией, но и с концертами, например, на белорусском телевидении.

История началась еще в 2004 году, когда после выступления на акции оппозиции у белорусских рок-коллективов возникли проблемы с ротацией на отечественных телеканалах и радио, а также с организацией концертов. Тогда же группы опубликовали обращение к властям, которое те обошли вниманием. И вдруг музыканты получают приглашение: приходите сегодня в администрацию, поговорить надо.

Александр Куллинкович рассказал, что беседа шла о творчестве и развитии культуры. С предложением Пролесковского «Ребята, не лезьте в политику», музыканты, по словам Куллинковича, согласились. Он подчеркнул, что рокеры «пошли на диалог»: «Поймите, музыкантам надоело воевать, причем я не знаю, с кем мы воюем. Мы все любим Родину, а наше отношение к власти — это отношение к власти граждан, а не музыкантов. Я очень сильно хочу выражать свою гражданскую позицию на свободных выборах, а не на концертной площадке».

Куллинкович подчеркнул, что не особенно верит в то, что теперь ситуация с рок-музыкой в одночасье изменится: «Последние иллюзии разбились сегодня из-за тех потоков грязи, которые на нас сейчас выливаются за то, что мы совершили поступок».

Как признался «Белорусским новостям» Лявон Вольский, ему было «интересно просто прийти в здание администрации, где никогда не был и больше не пойдешь». «Ничего сакраментального не произошло: нас не просили не выступать на митингах, а мы не обещали этого не делать», — говорит музыкант. Он подчеркнул, что еще не знает, станет ли сотрудничать с белорусским телевидением и на каких условиях.

Вольский удивлен неадекватностью реакции на беседу рокеров в Администрации президента, говорит, что по причине отсутствия серьезных событий, застоя в умах, люди не стремятся понять, «раздувают неизвестно что».

Музыкант рассказал, что встреча прошла по инициативе третьей стороны: заинтересованные лица лоббировали вопрос снятия «черных списков» и добились приема у чиновников, уговорив музыкантов в необходимости прийти.

О своей поддержке музыкантов уже заявила Молодежь БНФ. Правда, инициативу власти снять запрет на выступления рокеров они называют результатом своей информационной работы.

Молодежный активист Франак Вячорка убежден, что не бывает «внезапной либерализации». «Пролесковский, может быть, как раз подписывал этот «черный список», ему невозможно верить», — считает Вячорка. Он также подчеркнул, что знает музыкантов и не может представить, что они больше не будут выступать на акциях оппозиции: «Это люди, для которых национальные демократические ценности не просто гражданская позиция, это святое».

С музыкантами, вроде, все понятно. Их пригласили поговорить, они пришли и поговорили.

Другой вопрос, что именно было нужно этому чиновнику, который пригласил музыкантов, и обещал то, что обычно власть предоставляет в обмен: если вы с нами, то мы вас поддержим.

Зачем властям не просто признавать существование созданных ими «черных списков», но даже идти на то, чтобы отменить их? Месяцы, которые якобы потребуются для оповещения чиновничьего аппарата, конечно, названы с запасом: поживем — увидим, кому и что будет позволено.

Не было ли целью этого чиновника рассорить музыкантов между собой или с и без того разобщенной оппозицией? Или очернить их? Неужели можно поверить в то, что люди, которые несколько десятилетий сочиняли и играли свою музыку под флагом, который считали своим, и не стеснялись громко заявлять о своей гражданской позиции, после одной встречи с чиновником перекуют мечи на орала.

Рок-н-ролл — это музыка. Есть политика, есть экономика, есть рок-н-ролл. Музыки должно быть много и разной, чтобы ее слушали и политики, и экономисты вне зависимости от их идеологических установок. А настоящая музыка отличается искренностью, она о том, во что верят и чем живут музыканты, их друзья и соотечественники. Такую песню «не задушишь, не убьешь», она и на Бангалоре, и на БТ найдет своего слушателя.

Дозвониться до Олега Пролесковского «Белорусским новостям» пока не удалось.