Белорусская книга вызвала революцию переводчиков… в Швеции

Рецензия шведского «Журнала о языке» на перевод Дмитрием Плаксом книги Бориса Петровича вызвала бурю возмущения...

Шведский «Журнал о языке» (Språktidningen) в апрельском номере опубликовал материал о первом прямом переводе с белорусского на шведский — книге Бориса Петровича «Фрэскі». Все бы замечательно, но в специализированном журнале для языковедов и переводчиков не говорится о главном: даже не упоминается переводчик — журналист и писатель Дмитрий Плакс. И тут такое началось…

Дмитрий ПлаксКнига вышла в октябре 2008 года в шведском издательстве Ramus. Рецензия «Журнала о языке» вызвала бурю возмущения. Государственный совет Швеции по культуре обратил внимание секции переводчиков Союза писателей на вопиющее нарушение прав. «Как в материале, посвященном первому прямому переводу, может игнорироваться имя переводчика? Разве это компьютерный перевод?» — задавались вопросом коллеги.

Литературные сообщества, профессионалы, читающие и выписывающие журнал, забросали издание гневными письмами и имейлами: как такое возможно! Нельзя забывать о переводчике!

«Журнал о языке» сдался. В интернет-версии журнала имя переводчика вписали. Но, как назло, с ошибкой.

Тут уж разгулялись блогеры — филологи издевались над журналом вовсю. «Плакса, как и других переводчиков, наверное, на самом деле нет»; «грешник просыпается поздно! журнал наконец нашел в себе силы вписать «переводчика зовут Дмитрий Плакс»... Жаль, что для этого понадобилась легкая мейл-бомбардировка и небольшое блог-землетрясение»; «чего ожидать от журнала, который занимается языком!».

«Я сама переводчица и сто лет подписываюсь на этот журнал, но больше не хочу его читать», — это еще одна из самых мягких формулировок.

«Белорусские новости» связались с Дмитрием Плаксом. Оказалось, что он узнал о «революции» из письма протеста, которое ему переслали по электронной почте.

В Швеции до недавнего времени профессия переводчика считалась технической, а никак не творческой. Ситуация стала меняться буквально в последнее время, особенно с переводами художественной литературы. Профессиональные переводчики озаботились своими правами: работа тяжелая, низкооплачиваемая, а даже морального удовлетворения не приносит?

«Когда я писал литературные рецензии для крупнейшего шведского журнала BLM, то фактически одним из первых начал оценивать качество перевода вместе с уровнем самой книги. И это было замечено и читателями, и коллегами», — говорит Плакс.

Восстание вокруг неудачного материала в «Журнале о языке» ведет не широкая общественность, это пример корпоративной солидарности, считает Плакс.

На Первом канале Шведского радио рассказали о книге и сделали интервью с издателем Пером Бергстремом, откуда… вырезали все упоминания имени переводчика. «Но это не вызвало никакой реакции», — отметил Плакс. По его словам, жесткая реакция на публикацию в профессиональном журнале связана с тем, что его читают как раз переводчики. Их возмутил именно тот факт, что в небольшом материале, где акцент сделан на то, что это первый прямой перевод с белорусского на шведский, не упоминается имя того, благодаря чьей работе это стало возможно.

Нет худа без добра. Если до сих пор Дмитрий Плакс читал положительные рецензии о книге Петровича, которую перевел, то теперь с удовольствием получает еще и электронные письма от коллег.

Так, Дмитрий Плакс, сам того не желая, стал знаменем в борьбе коллег-переводчиков за свои права.